«АБРАМЦЕВО В СЕРДЦЕ МОЁМ!»

Всероссийский конкурс журналистов «АБРАМЦЕВО В СЕРДЦЕ МОЁМ!»

НАШ ЭКСКЛЮЗИВ

Эксклюзивные материалы, отражающие ключевые события края и страны.

Погода в Хабаровске

Осадки, t +13 +20°C,  Ветер СВ, 2-7 м/с. Восход в 5:55, заход в 20:14 Солнечная активность низкая

Григорий Ходжер - энциклопедия нанайского народа

11.04.2019 | Из истории современности

Григорий и Таисия Ходжер
Григорий Ходжер - энциклопедия нанайского народа В Хабаровске еще один дом стал писательским. На улице Запарина, 90, где Григорий Ходжер прожил более 40 лет, открыли мемориальную доску - члену Союза писателей СССР, лауреату Государственной премии РСФСР им. Горького. Как раз - к 90-летию со дня рождения самого известного национального дальневосточного писателя.

- Его постигла участь всех творческих людей - оставаться живым в своих произведениях, - сказала на открытии начальник управления по делам коренных малочисленных народов Севера министерства природных ресурсов края Елена Балезина. - Будут сменяться десятилетия, но интерес к его прозе не угаснет. Надеюсь, и наши потомки, не знакомые с творчеством Григория Гибивича, проходя мимо этого места, зайдут во Всемирную паутину, найдут его произведения и познакомятся с историей нанайского народа. Узнают о том, как развивался Хабаровский край в те годы.

Действительно, очень многое в жизни нашего талантливого земляка, его семьи, перекликается с историей нашего края. Лучше историков и библиографов об этом рассказывает дочь писателя - Елена ХОДЖЕР.

Пережиток первобытного строя

- Отец часто начинал свои встречи с читателями очень эффектно - он показывал левую кисть, на которой не было мизинца, - вспоминает Елена ХОДЖЕР. - И всегда гордо говори л, что является пережитком первобытного строя. Ведь нанайцы, как и другие коренные малочисленные народы Севера и Дальнего Востока, перешагнули из первобытно-общинного строя в социализм, минуя другие стадии развития общества, - таков был модный лозунг в советское время.
И это абсолютно верно. Григорий был первенцем в молодой семье, и по старым законам молодая жена должна была рожать в тайге, далеко от селения, в маленьком шалаше. Но менялась эпоха: происходило становление нового социалистического строя, борьба со старыми обычаями, и молодой матери разрешили рожать дома. Однако ребенок, появившись на свет, не закричал, и, чтобы спасти новорожденного, мать откусила ему мизинец левой руки. После такого рассказа эффект у публики был всегда ошеломительным - внимание приковывалось к этому удивительному человеку.

- Жизнь моих родителей действительно интересна, полна событий, встреч, творчества, преодолений и побед, - рассказывает Елена ХОДЖЕР. - Они познакомились в Ленинграде - городе, ставшем колыбелью творческой интеллигенции народов Севера и Дальнего Востока.
Прочитав биографии известных писателей, ученых, художников - представителей народов Севера, узнаешь, что большая часть из них училась в Ленинграде: или в Ленинградском институте народов Севера - знаменитом ЛИНСе в 1930-е годы или в Ленинградском государственном университете или Ленинградском педагогическом институте им. Герцена в 1940-50-е годы.
Их педагогами были еще подлинные интеллигенты старой школы, которые смогли заложить в национальной молодежи мощный заряд интеллектуальности, настоящей ленинградской культуры, человеколюбия, честности, раскрыть дремлющие таланты, выпестовать и отшлифовать. Не случайно многие выпускники тех лет стали основоположниками национальной поэзии, прозы, первопроходцами в развитии отраслей науки.

- Сегодня искренне завидуешь поколению, которое безоговорочно верило в свои идеалы, - говорит Елена ХОДЖЕР. - Они были первыми, они прожили яркую жизнь, сумели реализоваться и оставили еще такой заряд и такую платформу, на которой продолжает основываться национальная наука, культура, их имена вошли в сокровищницу национальной истории. Но при этом какая сложная была у них жизнь, сколько испытаний они прошли, претерпели.

Хорошая компания

- Отец приехал в Ленинград «за компанию», - рассказывает Елена ХОДЖЕР. - Если честно, в то время он был очень застенчивым молодым человеком, и пределом его желаний стал Николаевск-на-Амуре и педагогическое училище народов Севера. Хабаровск - огромный город, а о Ленинграде, помня рассказы отца, мог он только мечтать. Но брат друга Михаил Тумали, бойкий и, как сейчас говорят, более продвинутый молодой человек категорически сказал, что если учиться, то только в Ленинграде. И это сыграло решающую роль.
Мама к тому времени окончила педагогическое училище в Ханты-Мансийске, уже отработала в школе, и решение продолжить учебу именно в Ленинграде было для нее осознанным и продуманным.
В училище преподавали ленинградцы, приехавшие в эвакуацию в Сибирь. Таисия Леонтьевна поступила на филологический факультет в так называемый учительский институт, в котором учились три года и затем могли преподавать в школе для среднего звена - в 5-8-х классах.

- Моя мама была красавицей, активисткой, отличницей, секретарем комсомольской организации всего отделения народов Севера, - говорит Елена Ходжер. - На общих парадных и официальных фотографиях она всегда сидит в центре, рядом с ней секретари комсомольской организации всего института.

После окончания вуза Таисия вернулась в Ханты-Мансийск и работала инспектором районо. Но Григорий Ходжер воспротивился тому, что его семья - жена и двое маленьких сыновей - будет так далеко от него. Писал письма в разные инстанции и смог вернуть жену поближе к Ленинграду, в село Белое.

После завершения учебы вся семья приехала в Хабаровск, на Дальний Восток, на родину Григория.

- Уже с высоты собственных лет я понимаю, - говорит Елена, - что мама с ее энергией, целеустремленностью могла сделать яркую карьеру и добиться серьезных высот у себя на родине, в Ханты-Мансийском национальном округе. Но всю свою жизнь она посвятила мужу, его творчеству, детям и внукам.

В Ленинграде же все время Ходжера было занято учебой, активной общественной работой, спортом и… погружением в мировую культуру.

Учеба многим тогда давалась очень нелегко, потому что практически все студенты учились до этого в маленьких сельских школах, в которых порой преподавали не совсем грамотные и знающие люди. Затем Великая Отечественная война, когда многие вообще не учились: или воевали, или выполняли планы по заготовке рыбы, леса и другого необходимого для фронта.

Но студенты успевали посещать театры, в том числе знаменитую Мариинку (тогда театр оперы и балета им. Кирова), все музеи и другие культурные учреждения, которые постепенно восстанавливались и открывались.

Это же был конец 1940-х - начало 1950-х годов. Ленинград постепенно восстанавливался после блокады. Еще нельзя было ходить по многим улицам, так как существовала угроза обрушения. На глазах молодежи происходило величайшее чудо - возрождение великого города.
- Отец пропустил 8-й класс, - вспоминает его дочь. - А на государственных экзаменах необходимо было сдавать математику, физику, химию, которые он никогда не понимал, а заучивал как стихотворение. Сдал хорошо, и даже возникала крамольная мысль: а не пойти ли учиться на физико-математический факультет.

Григорий Гибивич очень откровенно описал свою жизнь в автобиографических книгах «Жизнь моя - биография моих книг», «Я родился на Неве», «Повесть о матери», «Я и рождение моих произведений». Они пронзительные, поучительные, откровенные, в них восхищает сила духа, таланта, упорство, честность.

Григорий Ходжер не стеснялся своей жизни, потому что прошел путь до конца, выполнив свое предначертание. В своих произведениях он описал историю своего маленького народа за почти столетие - начиная с конца XIX века и заканчивая девяностыми годами XX века.

«Амур широкий»

Первая трилогия писателя - «Амур широкий» рассказывает о сломе старого патриархального родового строя, о налаживании добрых взаимоотношений с русскими переселенцами, Гражданской войне и обустройстве новой, социалистической жизни.
Вторая трилогия, «Непроглядные сумерки», состоящая из романов «Вещун», «Тысяча девятьсот тридцать восьмой», «Унесенные войной», написанная в годы перестройки, когда уже можно было говорить о трагических страницах истории страны в 1930-50-х, посвящена сталинским репрессиям и Великой Отечественной войне.

Роман «Быстрая черная икра» - это осуществление мечты написать детектив.

- Отец всю жизнь обожал читать детективы и прочитал их огромное количество, начиная с классиков жанра и заканчивая «дамскими» детективами. И вот горячая тема - браконьерство осетровых пород на Амуре, - говорит Елена Ходжер.
В творчестве Ходжера важное место занимают повести. Во-первых, это самая известная его книга, переведенная на множество иностранных языков и языков народов СССР, «Эморон-озеро» - лирическая повесть о первой учительнице, прототипом которой послужила Капитолина Павловна Худанова (Ходжер).

Самая первая книга - «Чайки собираются над морем» - об освоении Южного Сахалина, о рыболовецких бригадах; повести о Великой Отечественной войне «Какого цвета снег», «Колан», «На свидание к деду» и многие другие.
Книги очерков стоят особняком в творчестве Ходжера: «Амур - река родственников», «Найхинцы». Это книги о земляках, простых тружениках, героях прошедшей войны. Строгая документальность, опора на достоверные факты, собранные во время поездок по родным местам, рассказ о подлинных событиях и реальных людях отличали очерки и статьи писателя.

Вообще-то Ходжер всегда писал для взрослых, и, как утверждали все критики и биографы, детская тема у него не получалась.

- Возможно, они и правы, - говорит Елена Ходжер. - Но когда в семье растут дети, то хочется не только рассказывать и читать для них сказки и книги известных писателей, но и писать для них. Мне в детстве отец читал и Пушкина, и даже «Тысячу и одну ночь». А, когда росли братья, он написал повесть «Правнук Дерсу Узала», а для меня - «Приключения пингвиненка Сю-Си». Я училась в первом классе, и для того чтобы отец прочитал новую страницу приключений, нужно было сильно потрудиться - получить пятерку. В своих воспоминаниях отец описал историю создания этой детской книжки. Сейчас она библиографическая редкость, поскольку тираж был небольшим. Даже у нас в доме она не сохранилась. Пришлось обратиться в Дальневосточную научную библиотеку с просьбой подарить один экземпляр.

«За спичками»

Григорий Ходжер принимал активное участие в общественной и литературной жизни родного края. Регулярно совершал творческие поездки по Амуру, по его выражению, «за спичками» (эти поездки добавляли огонь в «костер творчества»), встречи с читателями, постоянное членство в правлении Союза писателей РСФСР, работа в комиссии по литературе народов Севера при Союзе писателей РСФСР.

Все написанное его рукой было не «высасыванием из пальца» или придумыванием, как бы сделать поинтереснее, - этого бы не позволило образование, полученное в классическом университете.

- Первые курсы отец учился на историческом факультете Ленинградского государственного университета, затем отделение народов Севера в университете было закрыто, и все студенты переведены в Ленинградский педагогический институт им. Герцена, - поясняет Елена Ходжер. - Написанное им тщательно собиралось на протяжении всей жизни, порой в записных книжках, блокнотах, позже на диктофон.

Были постоянные встречи со стариками, носителями традиционной культуры, участниками, очевидцами исторических событий, беседы, записи воспоминаний. Иногда - просто штрихи к биографии, которые давали толчок к творческому домысливанию - ведь все-таки это был не научный труд, а художественная литература.

Но основанная на реальных событиях, фактах, подтвержденных историческими документами, собранными в архивах, научных изданиях. Ходжер постоянно собирал библиотечку научной литературы по истории и этнографии народов Сибири и Дальнего Востока, географии и этнографии народов мира.

- Режим дня во время написания книг соблюдался неукоснительно, - вспоминает Елена Ходжер. - Все детство и юность мы слышали мамины слова: «Тише, папа пишет». Все - закон, табу - шуметь нельзя.
Подъем был ранним - в пять-шесть утра и начинался с обязательной зарядки, эта привычка осталась со времен Ленинграда. Только спорт помог Ходжеру преодолеть страшную болезнь, из-за которой многие студенты не смогли доучиться. Климат и местоположение города зачастую провоцировали туберкулез, особенно у дальневосточников, привыкших к огромному солнечному небу и простору.
После зарядки водные процедуры, а затем на балконе, при любом времени года и погоде - обтирания. Обязательно чашечка крепкого черного кофе - и за стол. Писать.
Работал часов до десяти-один­надцати, затем завтрак, и уже первый читатель - жена идет на свою работу: читать, вычитывать, порой и критиковать, обсуждать только что родившийся текст.
Наконец книга написана, и начинается ее титанический труд по многократному перепечатыванию. Перепечатывались многостраничные произведения несколько раз - для авторской редактуры, для редактора, для издательства, для журнала, для… А книжки были немаленькими, до 1 000 страниц машинописного текста.

- Позже, - вспоминает Елена Ходжер, - когда у мамы стали сильно болеть руки, к перепечатыванию стали привлекать брата Сергея и уже реже меня. Мама была и первым читателем, и самым резким критиком, и музой, и самой большой любовью отца. Она же и главный охранитель, ценитель и летописец творческой жизни.

Таисия Леонтьевна прекрасно понимала, оценивала талант мужа и тщательно собирала, хранила, подписывала практически все документы, фотографии, рукописи. И в том, что часть документального наследия Ходжера была достаточно легко подготовлена и передана в Государственный архив Хабаровского края, заслуга ее. Сегодня в Государственном архиве Хабаровского края имеется личный фонд Г. Г. Ходжера.

Архив писателя

Самое главное в наследии писателя - рукописи. Возможно, будущие исследователи творчества смогут по ним оценить первоначальный замысел и уже окончательный вариант после многочисленных правильных и порой справедливых, а иногда и нет, замечаний и правок редакторов, издателей.

- Нередко отец был вынужден отказываться работать с отдельными редакторами и выбирал других, относящихся с уважением и пониманием к авторской точке зрения, - вспоминает Елена Ходжер. - Подчас требования издателей к объему будущей книги заставляли резать буквально по живому, особенно больно это происходило со второй частью трилогии «Амур широкий» - романом «Белая тишина». Речь шла о Первой мировой и Гражданской войнах - огромный поток событий, фактов, многоголосье героев, и в результате, по воспоминаниям мамы, большую часть текста пришлось убирать.

Второй блок переданных в архив документов составляют тексты произведений, которые были напечатаны в литературно-художественных журналах. Издательское дело того времени использовало такую возможность большей популяризации авторов и их произведений. Сначала произведения печатались в журналах, тираж которых был многомиллионным и на которые подписывались все массовые библиотеки страны и многие читатели.

Конечно же, в архив переданы и многие издания произведений Ходжера. Автор постоянно дарил книги своим родственникам и друзьям: так он делился с ними своей радостью. Но поначалу тиражи были небольшими, авторских экземпляров не хватало на всех, и дома книг не оставалось. Поэтому была придумана такая «фишка», возможно, позаимствованная у кого-нибудь: дарить первый экземпляр нового издания своей жене со всяческими благодарностями. Таким образом, в семье остались практически все изданные книги.

Особенно интересная тема для изучения - дарственные подписи на книгах. У Ходжера была небольшая библиотечка книг с дарственными подписями - около 200. Все они переданы в Дальневосточную государственную научную библиотеку. В первую очередь, это книги хабаровских и дальневосточных писателей, писателей народов СССР - бурятских, якутских, калмыцких, украинских писателей и поэтов.

- Самым известным автором считаю Веру Панову, - говорит Елена Ходжер, - подарившую молодому прозаику свою повесть «Сережа». Отец всегда гордился двухтомником Лу Синя, подаренным ему вдовой китайского писателя. Достойное место в домашней библиотеке занимает сборник рассказов Ефремова, с которым отец переписывался, а в начале 1980-х годов даже принял участие в подготовке экспедиции по Комсомольскому и Солнечному районам.

- Мне кажется, все написанное отцом по праву можно назвать энциклопедией нанайского народа, - говорит Елена Ходжер. - Его романы, повести, очерки, рассказы, статьи поднимают большой пласт в жизни небольшого народа, проживающего по берегам великой и могучей реки Амур.
Григорий Гибивич избран почетным гражданином Нанайского района Хабаровского края, его именем названа школа на малой родине писателя - селе Верхний Нерген Нанайского района. А вот теперь и дом на улице Запарина, 90 в Хабаровске можно смело называть Ходжеровским.

Подготовил
Виктор ИЛИН.



Инициатива установки мемориальной доски Григорию Ходжеру принадлежит Региональной общественной организации «Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края». Она была поддержана Хабаровским региональным отделением Союза писателей России, Хабаровским краевым отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.
Автор эскиза доски - член творческого Союза художников России и председатель Совета старейшин при Ассоциации КМНС Хабаровского края Иван Бельды. Изготовил ее член Союза художников России Николай Холодок.


Григорий Гибивич Ходжер
(1929-2006) - нанайский писатель. Родился в селе Верхний Нерген Хабаровского края. После семилетки поступил учеником жестянщика на Малмыжский консервный завод, потом был назначен секретарем сельсовета села Джуен.
В 1947 году перебрался на Сахалин, где работал в рыболовецкой комсомольско-молодежной бригаде.
С 1949 года учился в Ленинграде, окончил исторический факультет педагогического института им. Герцена и вернулся на Дальний Восток.


Первые рассказы Григория Ходжера «Соперники» и «Письмо от сына» были напечатаны в журнале «Дальний Восток» в 1953 году. На литературном конкурсе VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1957 году за рассказ «Мой знакомый пчеловод» Ходжеру присуждена золотая медаль, а через год в издательстве «Молодая гвардия» вышел в свет его первый сборник рассказов «Первые сдвиги».
В 1958 году в Хабаровске издана повесть о рыбаках «Чайки над морем», позднее переведенная на французский язык.
В 1959-1961 годах в разных издательствах страны в свет выходили сборники рассказов Григория Ходжера, среди которых «Любовь, левират и жбан счастья», «Мой знакомый пчеловод», «Последняя охота», «Старый Нядьга», а также повесть «Эморон-озеро».
Первый роман Григория Гибивича Ходжера «Конец большого дома», где отображены события конца XIX - начала XX века, издан в Хабаровске в 1964 году. Он стал первой книгой трилогии «Амур широкий» (вторая и третья - «Белая тишина» и «Амур широкий»), за которую автор в 1973 году был удостоен Государственной премии имени М. Горького.
Книги Ходжера переведены на многие языки народов СССР и зарубежных стран. Являясь членом правления Союза писателей РСФСР, Григорий Гибивич Ходжер работал в бюро комиссии по литературе народов Севера при Союзе писателей РСФСР. За заслуги в развитии национальной литературы писатель награжден орденом Трудового Красного Знамени и орденом Дружбы народов.



Выбор рубрики

Выбор даты
   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Работаете ли вы по специальности?




14.08.2019 09:50
Большая вода 2019
2019-08-13 15.33.34 (1).JPG 2019-08-10 15.43.00.JPG
 
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика