«ЗОЛОТОЙ ГОНГ»-2019

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС ЖУРНАЛИСТОВ
«ЗОЛОТОЙ ГОНГ»

Погода в Хабаровске

Облачно, t -2 -12°C, Ветер 3, 6-14м/с. Восход в 8:41, заход в 17:02 Солнечная активность низкая

НАШ ЭКСКЛЮЗИВ

Эксклюзивные материалы, отражающие ключевые события края и страны.

Духовской требовал от правительства особого отношения к Дальнему Востоку

04.09.2020 | Из истории современности

Супруга генерал-губернатора Варвара Федоровна вела дневник, который стал основой книги воспоминаний
Духовской требовал от правительства особого отношения к Дальнему Востоку Второй в истории Дальнего Востока генерал-губернатор Приамурского края, командующий войсками Приамурского военного округа и наказной атаман казачьих войск, член Государственного Совета, генерал-лейтенант Сергей Михайлович Духовской в течение пяти лет продолжил позитивную деятельность первого генерал-губернатора барона А.Н. Корфа и сделал немало полезного для края.

Незаурядная храбрость и смекалка

Сергей Духовской родился 19 (7) октября 1838 года в Санкт-Петербурге в аристократической семье. Получил прекрасное военное образование. Окончил Санкт-Петербургский кадетский корпус, где занимал первые места в списке лучших учеников, был выпущен прапорщиком в лейб-гвардейский Конно-Гренадерский полк.
В 1861-м он был произведен в штабс-капитаны. После окончания Николаевской инженерной академии и Академии Генерального штаба Духовской состоял при Главном штабе Кавказской армии, пройдя путь от порученца до начальника штаба отдельного Кавказского корпуса на кавказско-турецкой границе.
Сергей Духовской 17 лет прослужил на Кавказе. На Кавказско-турецком фронте на заключительном этапе Кавказской войны (1817-1864) проявлял незаурядную храбрость, за что был награжден Георгиевским крестом. Участвовал в боях с горцами, разработке плана войны с Турцией (1877-1878), возглавлял соединённую русско-турецкую комиссию, определившую условия перемирия и демаркационную линию на Кавказском театре военных действий.
В 1877 году был произведен в генерал-майоры. Некоторое время являлся губернатором Эриванской губернии, зарекомендовав себя разумным администратором, искусным политиком. 14 лет возглавлял штаб Московского военного округа, после чего был приглашен на должность заместителя генерал-губернатора Приамурского края.
Но пока шло согласование, решались другие вопросы, умер первый Приамурский генерал-губернатор барон А.Н. Корф.
В марте 1893 года император Александр III назначил С.М. Духовского генерал-губернатором Приамурского края, одновременно командующим войсками и наказным атаманом Приамурских казачьих войск. И здесь, на новом месте, он проявил себя решительным, деятельным и бескомпромиссным администратором.
Еще до отъезда к месту службы в Москве и Петербурге он уже начал решать вопросы, связанные непосредственно с Приамурьем. В течение пяти лет управления краем губернатор энергично содействовал его изучению, процветанию и развитию. Его внимание распространялось на самые разные аспекты жизни вверенного ему региона.

Брал хитростью

Сергей Духовской заботился о развитии местной промышленности, торговли, установлении торговых связей с соседними государствами, ускорении переселения крестьян на Амуре, устройстве грунтовых дорог и улучшении водных путей.
В вопросах переселения казаков и крестьян современники подчеркивали гуманность и терпеливость Сергея Михайловича. Он лично осматривал предназначенные для крестьян места, бывал у переселенцев на новосельях, чтобы ободрить, поддержать, помочь материально, а то и защитить.
Духовской первым приступил к исследованию болот для их осушки. До его приезда Хабаровск был недоступен ни с какой стороны, кроме как с реки. От ближайших селений попасть в город можно было только по воде. Губернатор позаботился о том, чтобы были проведены колесные дороги.
Делал он это с хитростью: отдавался приказ войскам выступить с артиллерией в деревню. И вот закипела работа: солдаты делают в лесах просеки, где надо выравнивают дорогу, где надо мост наладят. И уж если прошла по такой дороге артиллерия, то обывательская телега и подавно.
С. Духовской всячески поддерживал строительство Уссурийской железной дороги, которая вошла в эксплуатацию в 1897 году. По его предложению отдельные станции и железнодорожные поселки  названы именами инженеров-строителей путей сообщения: Кругликово, Розенгартовка, Дормидонтовка, Красицкое, Вяземский и др. При этом выступал против проведения части строящегося Транссиба по китайской территории.
При нём в Хабаровске было открыто первое в Сибири железнодорожное училище (ныне Хабаровский техникум железнодорожного транспорта), призванное обеспечивать специалистами новую дорогу. Сергей Михайлович заложил основы Амурской военной флотилии, провел другие мероприятия, усилившие военные позиции России на Востоке.
По предложению Духовского в 1896-1897 гг. на отпущенные из казны 130 тыс. рублей закуплены корабли «Казак Уссурийский», Атаман», катер «Дозорный» и две баржи. В целях обеспечения охраны границ по рекам Амур и Уссури он постоянно заботился об увеличении численности казачьих войск, добился усиления войска переселенцами из Забайкальского, Донского, Оренбургского, Кубанского и Терского казачьих войск.
Его распоряжение об отводе казачеству 15-верстной береговой полосы верхнего и среднего Амура и Уссури в постоянное владение впоследствии сыграло положительную роль в сельскохозяйственном освоении этих земель. Приложил губернатор немало усилий для устройства помещений для войск, улучшения быта офицеров, учреждения военных собраний и библиотек при них.
В те годы в Хабаровске было учреждено опытное сельскохозяйственное поле, заложены основы для лесопитомника и будущего дендрария. При С. Духовском начали действовать регулярные пароходные рейсы между европейской частью России и Дальним Востоком, оборудован Владивостокский порт.

Забота о населении

Кроме того, Сергей Михайлович заложил основы местного самоуправления: в 1894 году в Хабаровске состоялись первые выборы в городскую думу, создана городская управа. А еще Духовскому мы должны быть признательны за современное название Хабаровска, данное Хабаровке в 1893 году.
Надо сказать, что он покровительственно относился к и местным народам Амура, старался не нарушать их самобытность, поощрял национальные праздники. Духовской считал, что «аборигены по своим природным качествам не заслуживают быть обреченными на вымирание… Наша задача - охранить население, - в особенности инородческое, от эксплуатации со стороны торговцев».
Говоря это, он имел в виду защиту их от спаивания водкой. Сергей Михайлович требовал от правительства особого отношения к Дальнему Востоку.
Так, во «Всеподданнейшем отчете за 1893,1894 и 1895 гг.» в Санкт-Петербург он подчеркивал, что «условия жизни в Приамурском крае нельзя назвать привлекательными. Здесь нет ни благодатного климата, ни роскошной поэтической обстановки, как на Кавказе и в Туркестане, ни житейского раздолья и дешевизны. Напротив, - все сурово и во всем недостаток и трудности».
С. Духовской также немало сделал для роста сети начальных школ и училищ в Приамурском крае. Например, в Хабаровске он способствовал расширению женской гимназии, открытию Иннокентьевского женского училища, учреждению должности инспектора народных училищ края. Всего при нем действовали более 150 школ и училищ.
Благодаря поддержке Сергея Михайловича в крупных казачьих больницах было увеличено количество коек, под Николаевском-на-Амуре открыт лепрозорий.
Заслугой губернатора является и содействие созданию Приамурского отдела Императорского Русского географического общества, естественно-исторического музея и общедоступной библиотеки при нем.
А еще при Духовском оживилась деятельность местной периодической печати: начали выходить газеты «Приамурские ведомости» - первый официальный печатный орган Приамурья, «Камчатские епархиальные ведомости», «Жизнь на восточной окраине» и др. Впервые в крае, как и в Центральной России, с разрешения генерал-губернатора был учрежден и начал свою просветительную работу Комитет народных чтений.

Мало говорил, но много делал

Положительное влияние на общество оказывал нравственный облик генерал-губернатора. Он был воздержан в личной жизни, не терпел грубой лести, решительно пресекал попытки даже замаскированных под «подарок» взяток, был честен и неподкупен.
Военный топограф В. Ванин в журнале «Сибирский наблюдатель» писал: «Внутренние качества Духовского нисколько не соответствовали его видимой сухости. Он не избегал случаев поговорить с частными лицами; с обывателями на пароходе или просто при встречах говорил об общественных делах, о церкви, о школе.
Однако губернатор не умел говорить с народом, и его понимали иногда не так, как он желал. В торжественных случаях Сергей Михайлович считал необходимым обращаться к собравшимся с речами и, когда говорил, казалось, что вот-вот остановится, так волновался, весь делался красный, голос дрожал. Как оратора его нельзя сравнивать с предшественником - бароном Корфом, который имел к тому все природные данные. Но что касается работоспособности - и Духовской, и барон Корф не уступали друг другу. Духовской был сурово требователен».
Кстати, двери квартиры его всегда были открыты настежь для мужика, шел навстречу простым людям.
Кроме того, Сергей Михайлович любил искусство, со своей супругой, умной и образованной княгиней Варварой Федоровной (в девичестве Голицыной), не пропускали ни одного концерта заезжих гастролеров, постановок местной труппы кружка любителей драматического искусства, который работал под покровительством В.Ф. Духовской.
Его внешний облик капитан Амурского общества пароходства и торговли Д.А. Лухманов описывал так:
«С.М. Духовской был невысокого роста, с редеющими седыми, зачесанными назад волосами, седыми «запорожскими» усами, в белом кителе с Георгием в петлице и в широченных синих шароварах с желтыми казачьими лампасами. Генерал говорил с картавостью, что свойственно людям, привыкшим постоянно говорить по-французски, и которой любили тогда подражать гвардейские пижоны. Но картавость Духовского была природной и очень не шла к виду старого казака-запорожца, который он старался себе придать. В узком офицерском кругу Сергея Михайловича звали «Дух».
28 марта 1898 года С. Духовской был назначен Туркестанским генерал-губернатором и командующим войсками Туркестанского военного округа. В 1901-м стал членом Государственного Совета. Награжден орденами Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1864), Св. Станислава 1-й степени (1876), Св. Георгия 4-й степени (1877), Св. Анны 1-й степени (1878), Св. Владимира 2-й степени с мечами (1879), Большого Орла (1889), Св. Александра Невского (1894), бриллиантовым знаком к этому ордену (1896). Умер в Санкт-Петербурге, похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

Муж и жена - одна сатана

В 1900 году в Петербурге вышли в свет воспоминания жены Приамурского генерал-губернатора С.М. Духовского (1893-1898 гг.) Варвары Федоровны. Урожденная княжна Голицына, она была на 16 лет моложе мужа. Сергей Михайлович служил на Кавказе, в Москве, Приамурье, Средней Азии, и Варвара Федоровна всегда была рядом.
Брак Духовских был счастливым, наверное, еще и потому, что оба супруга были заядлыми путешественниками. Они объехали всю Европу (стали одними из первых посетителей Эйфелевой башни в 1889 году), совершили два кругосветных путешествия, побывав в США, Японии, Египте, Турции и других странах.
На протяжении многих лет Варвара Федоровна вела дневник, который стал основой книги воспоминаний. Несколько глав этой книги посвящены Дальнему Востоку («В Восточную Сибирь», «Амурский край», «Первая кругосветка»), в них есть эпизоды, которые имеют отношение к Хабаровску.
В августе 1893 года генерал-губернатор Приамурья с супругой прибыли во Владивосток, а через несколько дней отправились в Хабаровку (Хабаровском столица Приамурья стала называться только в декабре 1893 года). Первые сто верст от Владивостока до села Никольского ехали в поезде по только что открытому первому участку Приморской железной дороги, а дальше…
«В шесть утра нам подали дорожный тарантас, купленный мужем у барона Корфа. Сиденья в нем нет, втащили в него сундуки, покрыли соломой, вот и сиденье готово, насчет его удобства лучше умолчу», - делится Варвара Федоровна.
Между прочим, в таком же тарантасе тремя годами раньше ехал по Сибири Антон Павлович Чехов. Из Томска он писал родным: «Вы можете теперь всем хвастаться, что у нас есть экипаж. В Томске за 130 рублей купил тарантас, но, конечно, без рессор, ибо Сибирь рессор не признает. Сиденья нет, дно ровное, большое, можно вытянуться во весь рост».
В декабре 1893 года Варвара Федоровна руководила подготовкой благотворительной лотереи, которую устраивали в Хабаровске.
«Много частных лиц и почти все магазины присылают мне вещи для выигрышей, - писала она. - Будут также щеголять у нас живностью, а именно лошадь, корова, два теленка, медвежонок, двенадцать поросят и пара кроликов. В атаманском зале несколько длинных столов завалены выигрышами, с утра до вечера их сортируем».
В итоге для лотереи было приготовлено 10000 билетов. Их раскупили за три часа. Лотерея, по воспоминаниям жены Духовского, «дала чистого сбору около 2800 рублей».

Жёны Тифонтая и… французы

«… Здесь теперь много молодоженов благодаря тому, что офицерам позволено жениться до двадцати семи лет без реверса с тем условием, чтобы они ехали служить на Амур. Да, без золочения пилюли мало кого приманишь в здешние благодатные края! - продолжала Варвара Федоровна свои воспоминания о жизни в Хабаровске. - В начале сентября стало очень холодно, так что надо было замазать все окна. Полили беспрерывные дожди. В Никольском большое наводнение; злой тайфун пригнал море на 50 верст на сушу, много домов снесено, и вода поднялась на четыре сажени, люди спасаются на крышах; нам дали знать, что погиб один офицер.
В Раздольном также все потоплено и много китайцев потонуло. Крестьяне совсем разорены; хлеб, дрова - все унесено водой. Станица Полтавка буквально находится под водой; стоящая там сотня казаков вплавь гнала лошадей на гору, после чего казаки взобрались на крышу казарм; вода в комнатах поднялась на четыре аршина, и командир сотни, потеряв всякую надежду на спасение, бросил в воду бутылку с запиской, извещавшей об их погибели. Государь пожертвовал десять тысяч пострадавшим от наводнения.
В Хабаровске усердно даются спектакли и концерты с этой же благою целью. Рамзайцева устроила в военном собрании интересный концерт с участием лучших здешних музыкальных сил; пели m-me Ивановская, жена инженера, сапер Викентьев, Дзярский играл на скрипке, военный инженер Жеребцов на рояле, доктор Романовский на виолончели, полковник Осовский великолепно прочитал стихи.
Одна только m-me C… играла на рояле по нотам и, перевернув нечаянно две страницы разом, замерла, закрыв лицо руками. Концерт этот завершился хором саперных солдат, одетых в богатые малороссийские костюмы, которые пропели стройно несколько хохлацких песен.
15 августа было большое гуляние в городском саду, с двумя хорами музыки и тремя хорами песенников. Вечером вдоль берега ездил по Амуру пароход, буксирующий иллюминованную разноцветными фонарями баржу, на которой играл оркестр.
Китайский праздник прошел также очень оживленно; ночью, при полной луне, китайцы спускали с крутой горы на Амур несколько тысяч плавучих огоньков всех цветов радуги: вся набережная китайской слободки ярко была иллюминована и пускались ракеты. Мимо нашего дома, при сильной перестрелке, прошла оригинальная китайская процессия огненных драконов.
В Хабаровске поймано несколько хунхузов из разбежавшейся разбойничьей шайки, взято также в полицию 900 беспаспортных китайцев. По этому поводу приезжал наш знакомый китайский генерал Джао Мян, поднесший мне в подарок несколько кусков шелковой китайской материи и чудные вазы; мне как раз снился перед этим прибыльный сон, будто у меня выросли усы.
Военное собрание отделано совсем заново, устроено несколько комнат для приезжих. Экономическое общество только что получило большую партию товаров прямо из-за границы, между которыми много модных дамских вещей. Товары были выставлены несколько дней в зале военного собрания; на этой выставке перебывало почти все хабаровское дамское население и я в том числе. По расчету экономического общества за первый год его существования было раскуплено товара на 31 тысячу рублей, а в этом году уже на 107 тысяч.
В магазинах Чурина и Эмери получен большой выбор парижских шляп, и цены сравнительно очень недорогие. У купца Плюснина, старосты собора, случилось большое несчастье: его сын с двумя приказчиками поехал кататься на парусной лодке по Амуру, и налетевший неожиданно ветер перевернул их суденышко, все они погибли, через три дня только найдены их тела.
Тифонтай привел к нам с визитом свою новую жену, привезенную им из Шанхая. Она довольно миловидна, но страшно накрашена, и ноги изуродованы в кулачок, совсем копытца, с трудом может она ходить, да и то лишь с помощью своего мужа. Наряд у жены Тифонтая очень богатый, а на голове убор из изумруда (ее имя в переводе означает изумруд).
У Тифонтая много жен, между ними есть и русская дебелая девка; самую старую жену японку он недавно отправил назад, на родину, в полную отставку. Сначала первой женой у него считалась китаянка, но когда от второй жены, японки, родился сын, она стала первой; от китаянки у него много дочерей, одна из них поступила в нашу женскую гимназию.
Несколько гольдов (христиан) приходили к мужу просить его благословить в соборе молодого гольда из стойбища Джонара и невесту его, взятую из стойбища Агбейбища. Последнее время многие гольды стали принимать христианство.
В Хабаровске часто стали мелькать туристы со всех концов мира. Прибыла французская ученая экспедиция, вслед за ней явился французский военный инженер, который встретился у нас за завтраком со старостой Парижской русской церкви - Сабашниковым.
7 октября было у нас два торжества: день именин и рождения мужа и храмовой праздник нашей домовой церкви, сооруженной мужем во имя мучеников Сергия и Вакха. Обедню служили два священника, один из них совсем молодой, родившийся на Сахалине от ссыльного поляка, женатого на православной; он только что посвящен, волосы у него еще не обросли, и вид он имеет католического патера.
Правительство ассигновало на Амурский округ 12 миллионов для постройки казарм и для усиления Владивостокской крепости, возведенной из третьеклассной во второклассную. Муж назначен председателем этой строительной комиссии, а помощником его - генерал Турбин, приехавший в Хабаровск с дочерью Натальей Николаевной.
Выписала я из Петербурга, по его примеру, концертино и самоучкой скоро выучилась играть на этом мелодичном инструменте. С Мечиславом Иосифовичем успешно занимаюсь итальянским и испанским языком; взялся он также безвозмездно преподавать в женской гимназии английский язык и музыку. В окружном штабе открыты курсы китайского языка, Мечислав Иосифович делает большие успехи.

каторжник-полиглот и собака

В середине октября сделался поворот к зиме, и в конце этого месяца пошла шуга по всей ширине Амура. В середине ноября Амур встал, выпал снег, и началась езда на санях. В городском ночлежном доме в холодные ночи собирается до ста бездомных бедняков.
Новый приют наш, наконец, открыт, помещается в нем теперь восемь девочек и два мальчика: один из них лежит недвижим в креслице, разбитый параличом. Дети сами прибирают комнаты, стирают белье и присматривают на кухне.
При выходе из приюта у них, по крайней мере, будет готовый кусок хлеба, всякий с удовольствием наймет их в прислугу. Попечительница приюта, m-me Куколь-Яснопольская, прикладывает много старания, и порядок у нее прямо образцовый.
В приюте на елке муж спросил одну из девочек, как она назовет полученную в подарок куклу, и та, подумав немного, сказала: «Варей». В такие годы и уже дипломатка! Много было увеселений на праздниках: в кадетском корпусе танцевальный вечер с живыми картинами, в 10-м батальоне солдатский спектакль, а в общественном собрании огромная елка для двух городских училищ, на которой детям давались подарки и обильное угощение с замороженными мандаринами на первом плане.
В середине января, в день китайского нового года, представлялись мужу более сорока китайцев с двумя приезжими китайскими офицерами. Вечером мимо нашего дома проходила большая китайская процессия: несли громадного бумажного дракона, величиной в 15 сажен, освещенного внутри китайскими фонарями, это страшилище извивалось во все стороны и раскрывало огромную пасть.
Как раз перед нашими окнами остановились два китайца, костюмированные зелеными львами, при звуках дикой музыки начали между собой драку. Проносились также паланкины, будто бы с сидящими в них китаянками, а это китайцы, одетые в женские костюмы, несут на плечах паланкины, и устроено так, что ног их не видно.
На Военной Горе в открытом балагане любители-китайцы дают драматические представления; пьесы по большей части исторические, действия происходят три тысячи лет назад. Актеры денег за представление не берут, считая это за бесчестие, и перед этим балаганом стоит несметная толпа китайцев.
В конце января производилась перепись хабаровских жителей, оказалось, что много китайцев живут на лодках, не имея никакого пристанища.
На улице Муравьева-Амурского существует вывеска «Театральный парикмахер», а самого-то здания театрального нет, спектакли изредка даются наезжими труппами в общественном собрании.
Прибыла сюда малороссийская труппа и наняла себе сборный оркестр, состоящий из шести человек. На одном из представлений, на котором присутствовал муж, оркестр должен был сыграть во время антракта: «Songe apres une nuit de bal», а виолончелист внезапно исчез.
Это оказался беглый каторжник, сосланный на Сахалин за убийство и бежавший уже один раз, бросившись в кандалах в реку. Он был пойман вторично в Петербурге, на Невском, разъезжающий в карете, переодетый барыней. Бежал вторично, но уже по направлению к Сибири, и нанялся во Владивостоке кочегаром на пароходе, перевозившем каторжников; по ночам он незаметно отлучался и пел куплеты в местном кабачке.
Убийца этот очень красив, элегантен и говорит на нескольких языках. Владивосток ему скоро надоел, он перебрался в Хабаровск и с фальшивым паспортом унтер-офицера Измайловского полка нанялся музыкантом в хор окружного штаба.
Играл он на малороссийском спектакле в двух шагах от мужа, сзади которого сидел Таскин, бывший сахалинский окружной начальник. Каторжнику показалось, что Таскин его узнал (на воре и шапка горит!) и указывает на него полицмейстеру. В итоге тот и удрал. Ночевал в деревне близ Хабаровска, а утром вернулся обратно в город с крестьянином, у которого нашел пристанище, и пока тот делал покупки на базаре, укатил в его санках, а куда неизвестно. Так и след его простыл!
… Получила я в подарок от одного чиновника, только что вернувшегося с Сахалина, почтовую передовую собаку с кличкой Кай, что по-гиляцки означает пес. Очень большая она, белая с черными пятнами, а глаза светло-голубые, надет на ней оригинальный хомут с надписью на бляхах: «Сахалинская почтовая собака».
Прибежала она сюда из Николаевска в семь суток, сделав 1100 верст; из Александровска (на Сахалине) она везла в Николаевск почтовую нарту в двадцать пудов, впереди одиннадцать собак. Кай этот оказался весьма неблаговоспитанным, и мы поспешили отдать его обратно.
Сгорела дотла Хабаровская почтово-телеграфная контора: несчастие это случилось ночью, и я до утра просидела на окне в буфете, следя за ходом пожара, а муж до пяти часов утра пробыл на самом пожаре. Почту перенесли пока в общественное собрание, и через два часа телеграф уже работал. Убытку этот пожар наделал на двадцать тысяч, не считая самого здания. Сгорели также все почтовые марки, хорошо, кто заблаговременно ими запасся.
Проездом из Канады в Европу прибыл в Хабаровск петербургский военный английский агент полковник Waters; при нем муж делал смотр войскам в зимней амуниции; солдаты облачены в полушубки, а на ногах у них неуклюжие боты, приняла было передового барабанщика за эскимоса».
С 20 апреля 1897 года Духовской с ближайшими чиновниками - М.П. Щербиной, М.И. Шанявским и адъютантом Страдецким - совершил объезд Сахалина, Камчатки и Командорских островов. По Амуру плыли на пароходе «Атаман», затем путешествовали на пароходе «Хабаровск».
Поздней осенью Духовские расстались с Хабаровском. 7 декабря выехали из Владивостока с ледоколом. А там в Питере - «назначение мужа в Туркестан. По правде сказать, я очень счастлива покинуть навсегда Сибирь».
Кстати, книга В.Ф. Духовской «Из моих воспоминаний» (570 страниц) вновь была издана в Москве в 2019 году. Интереснейший, надо сказать, документ своего времени.

Подготовила
Елена ДЕНЧИК.



«Барон Корф первым делом сказал мне: «Вы должны отказаться в Хабаровке от всякой роскоши, квартира у вас будет маленькая, неудобная. Вот когда ваш муж будет генерал-губернатором… Тогда другое дело!». Вернувшись в отель, муж написал Корфу решительный отказ. И так - мы остаемся в Москве! Какое счастье!..»
(из книги воспоминаний В.Ф. Духовской)



Выбор рубрики

Выбор даты
   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




27.10.2020 13:43
В тени эйфории
1F6A9088.jpg 1F6A8901.jpg
 
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика