НАШ ЭКСКЛЮЗИВ

Эксклюзивные материалы, отражающие ключевые события края и страны.

Погода в Хабаровске

Облачно, t -8 -18°C, Ветер 3, 6-14м/с. Восход в 8:51, заход в 17:32 Солнечная активность низкая

«ЗОЛОТОЙ ГОНГ»-2019

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС ЖУРНАЛИСТОВ
«ЗОЛОТОЙ ГОНГ»

Архитектурный заповедник социалистической эпохи

30.10.2020 | Из истории современности

Хабаровский «город солнца» начали возводить в 1940-е. Люди не просто въезжали в квартиры, они помогали их строить. Старожилы вспоминают, как даже женщины таскали на верхние этажи носилки с цементом: кранов не хватало
Архитектурный  заповедник социалистической  эпохи Помните знаменитый фильм «Весна на Заречной улице», где молодая учительница въезжала в новую квартиру? А песню, которую пел Рыбников? Строки, облетевшие всю страну: «На свете много улиц славных, но не сменяю адрес я. В моей судьбе ты стала главной, родная улица моя!». Сколько радости было у людей, которые переезжали из бараков в комфортабельное жилье. Хабаровск не был исключением. Например, кто сегодня знает, что в советские времена был возведен городок по идеальному плану коммунистического города.

Городок имени Кагановича

Многие годы он являлся самостоятельным и самобытным поселением. Термин «Соцгород» появился в практике советского градостроительства еще до войны. Спроектированные по единому плану для обслуживания больших промышленных предприятий вырастали целые поселения сталеваров, тракторостроителей, металлургов.
Хабаровский «город солнца» начали возводить в сороковые. Люди не просто въезжали в квартиры, они помогали их строить. Старожилы вспоминают, как даже женщины таскали на верхние этажи носилки с цементом: кранов не хватало.
- Будущий завод «Дальэнергомаш» стал автобронетанковой ремонтной базой Дальневосточного фронта - здесь возвращали в строй привезённые с фронта танки Т-34, выпускали мины и гранаты, - рассказывает директор музея истории Хабаровска Валерий Герасимов. - Дома в стиле русского ампира и неоклассицизма строили для заводской элиты - инженеров и технических специалистов, приехавших из Центральной России для работы на заводе имени Л. М. Кагановича.
Весь комплекс вместе с трехэтажной застройкой именовался «Городок имени Кагановича». Неофициальное название «Рабочий городок» относилось к деревянной застройке, а комплекс каменных зданий называли «Соцгородок».
История соцгородка началась с дома на пересечении улиц Ленина, Лермонтова, Кадрового переулка. Всего же проект застройки включал в себя 20 каменных домов с ванной и туалетом на каждом этаже. На каждую семью полагалась не квартира, а одна комната. Главным архитектором комплекса был Борис Герман.
На перекрестке этих трех составляющих и был построен соцгородок, в центре которого была образована площадь. К ней пятилучием сходятся все основные улицы.
При отсутствии общественного транспорта именно по этим улицам-лучам каждое утро на завод сходились около 5 000 рабочих. По главной задумке архитекторов, в течение получаса все жители могли оказаться в одной точке города - на проходной завода.
«Главный луч» соцгорода - завод. Именно здесь располагалась в то время фабрика-кухня, в которой заводчане могли покушать и купить полуфабрикаты домой.
Архитектура этого времени - колонны, фасады зданий, монументальный декор - характерны для так называемого «сталинского ампира». При разработке проектов в 1940-х годах было принято решение взять за основу архитектурные комплексы, которые были разработаны известным русским архитектором XIX века Осипом Бове. Он был главным архитектором Москвы, которая пострадала после пожара 1812 года.
Но советские архитекторы внесли в строительство советскую символику: использование всевозможных строительных материалов и украшений - мрамор, мозаику, витражи, светильники, решетки, шпили, колоннады.

По сталинскому генплану

Советское прошлое - это путешествие, где «гидами» выступают сами дома. А ведь стены могут рассказать о людях значительно больше, чем люди о стенах.
Ностальгией проникнуто само здание музея: бывший Дом культуры заводского района с «дворянскими» колоннами - торжественный парадный вход, шумная улица с рекламой, череда легковых автомобилей.
В нескольких шагах расположен красивый дом с колоннами.
- Это здание - своеобразная энциклопедия социалистического Хабаровска, - Валерий Герасимов с восхищением показывает достопримечательность из толстого кирпича.
В конце 40-х прошлого века основным типом советского жилья была объявлена комфортабельная квартира. Каменные декорированные дома строились с применением высококачественных материалов. Толстые стены, хорошая звукоизоляция вместе с высокими потолками и полным набором коммуникаций - живи и радуйся!
В пышных «одеждах» соцгородок предстает во всей своей красе. Белокаменные строения, похожие на крепости, твердо стоят на земле, а монументальный декор лишь подчеркивает прочность архитектурных форм.
На улице Ленина был выбран самый оптимистический ракурс: богатые по пластике фасады. Вдалеке - силуэты башенок. Здесь каждый день снуют люди, которые, спеша, зачастую даже не замечают удивительную лепнину. Авторы, создавая когда-то эти шедевры, которые и по сей день являются украшением города, остановили «прекрасное мгновенье».
Спроектированные не в «автокаде», а на ватмане домики располагались таким образом, чтобы рядом не оказалось одинаковых. Нумерация квартир достигала двадцати.
О детстве в таком дворе можно только мечтать! Черепичные крыши, крылечки, лесенки, персональные сарайчики. Все рядом, все на виду. Вот и баня, а рядом с ней располагался одноэтажный продуктовый магазин.
Старожилы связывают с этими «экспонатами» какие-то страницы своей биографии. Первая в мире страна социализма строила коммунизм, огромным трудом и напряжением последних сил прокладывала дорогу в счастливое будущее.
Заслуги советских архитекторов в том, что на месте множества мелких и кривых улиц была создана система крупных кварталов. По сталинскому генплану, все улицы должны были быть прямыми, широкими и светлыми.
При этом не предполагались здания выше трех этажей. Фасады домов были пронизаны насквозь бесчисленными арками. Без них невозможно было ни во двор попасть, ни перейти с одной улицы на другую.
Гражданам внушали, что СССР - страна будущего, где все живут очень счастливо, гуляя по прекрасным улицам и занимая светлые квартиры в новых домах. На деле квартиры в помпезных зданиях раздавали только элите, а основная часть населения продолжала ютиться в деревянных бараках.

«По утрам, гремя посудой…»
Кто из нас, людей старшего поколения, не обитал в свое время в коммунальной квартире. До сих пор помню свою коммуналку с соседями, но не теми, которых ты мельком встречаешь в лифте, а которые каждый день стоят рядом в кухне и дышат тебе в затылок.
«По утрам, гремя посудой,
    собирается братва.
Тетя Маша варит кашу,
    ждет Гюльнару бастурма.
Цукерман мацу заводит,
    Гоги делает шашлык,
А оленевод Бильдыев -
    строганину и балык».

Эти строки из некогда популярной группы «Дюна» лучше всего показывают коммунальный быт.
Сразу как войдешь, слева от двери была небольшая печь-голландка. Перед печкой охапка дров и помойное ведро. Дальше, в углу между двумя окнами, сервант с посудой за стеклом: хрустальными рюмками и бокалами, сервизами, гордостью любой хозяйки.
Далее стоял телевизор «Темп», один из лучших в те годы. А еще трехстворчатый платяной шкаф, битком набитый одеждой всех членов семейства. Прямо посередине - большой круглый стол, накрытый белой скатертью, за которым обычно собиралась вся семья. Абажур из красного шелка висел над обеденным столом.
Удивительно, но на Новый год в комнате помещалась еще и большая живая ёлка, под два метра высотой, украшенная чудесными новогодними игрушками.
Стены между квартирами были практически межкомнатными: то есть каркасными, обшитыми досками с обеих сторон. Слышен был любой звук, в том числе и храп ночью.
Коридоры всегда были выкрашены ядовито-зеленой масляной краской, которая во многих местах отслоилась, местами висела клочьями. Но мы, дети, любили эти коридоры, где можно было носиться друг за другом, прятаться, ибо они всегда были заставлены шкафами и коробками, завешаны тазами, бельем вдоль и поперек.
Во всем была жесткая экономия, поэтому лампочку на кухне, да и в коридоре ввинчивали самую слабую, обычно 15 ватт, меньше не было.
Отношение к земле тогда было совсем другое. При каждом бараке устраивался участок с огородом. Размах коммунального озеленения может поразить воображение - высаживались сотни деревьев и кустарников!

Даёшь 6 метров на человека!

В 1955 году грянуло Постановление Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Излишества спешно стирались с чертежей и проектов уже строящихся зданий.
Если какие-то отделочные работы успевали завершить до указа, то эта часть так и оставалась частью, остальной же дом достраивали без отделки. Стали появляться дома, которые называли «обдирными». Над всеми украшательствами стали издеваться.
Недавние архитектурные достижения высмеивались в киножурналах. Академию архитектуры преобразовали в Академию строительства. Сама же архитектура была объявлена вредным искусством, как в свое время генетика - вредной наукой.
- Власть взялась за искоренение жилищного кризиса, - продолжает свой рассказ Валерий Герасимов. - Люди, прибывавшие в Хабаровск по зову партии - поднимать тяжелую промышленность, задыхались в бараках и коммуналках. И тех не хватало!
Про колонны и отделку пришлось забыть. Так в соцгородке появились типовые пятиэтажки.
Параметры пятиэтажек подробно расписаны в строительных нормативах 1957 года. Жилая площадь однокомнатной квартиры - 16 кв. метров, двухкомнатной - 22, трёхкомнатной - 30, четырёхкомнатной - 40 кв. метров.
Минимальная площадь кухни - 4,5 кв. метра, под окном - естественный шкаф-холодильник с толщиной наружной стенки в полкирпича.
В качестве обязательных элементов каждой квартиры были кладовая либо встроенный шкаф, спальня (6 кв. метров на одного человека, 8 кв. метров - на двоих. - Прим. авт.), общая комната не меньше 14 кв. метров!
А вообще, быт и привычки советского человека при проектировании «хрущевок» изучили досконально - измерили от макушки до пяток. Ничего случайного в метраже «хрущевок» нет. Каждый сантиметр имел практическое значение. Опять же все так или иначе вертится вокруг этой санитарной нормы - 8 метров на человека.
От числа комнат в квартире зависело многое, например, размеры обеденного стола. В двухкомнатных - кухня пять с небольшим, и шестиметровые в трехкомнатных «дворцах».
Не случайна и высота потолков. Легендарные два сорок - это расчет исходя из роста среднего мужчины с поднятой рукой. Чуть позднее, когда поняли, что мужчины любят подбрасывать новорожденных детей к потолку, высоту увеличили до «двух восьмидесяти».

Из бараков - в «хрущёвки»!

В СССР идею панельного строительства позаимствовали на Западе. Во Франции, по проекту Корбюзье был возведен городок из 3-этажных панельных домов. Он и считается первым опытом серийного строительства в Европе.
А после Второй мировой войны по его же проекту в Марселе был построен 17-этажный дом на 1600 человек с типовыми квартирами - так называемая «Жилая единица».
В 1950-х типовые многоэтажки стали в Европе делом обычным - перед многими странами остро стоял жилищный вопрос. К примеру, в Германии была разработана технология строительства сборных домов.
Первые варианты хрущевок выглядели гораздо более прилично, чем то, что потом стали строить по всем городам и весям.
Пробным проектом был соцгородок в Хабаровске. «Хрущевки» в итоге стали пятиэтажными, экономии ради в них потолки снизили до 2,5 метра. Зато благодаря простой конструкции такой дом можно было построить всего за полтора месяца. За 12-14 дней собиралась сама пятиэтажка плюс месяц - на отделочные работы!
Новое жилье при Хрущеве строилось действительно быстро - за 10 лет квартиры получила четверть населения страны. Другое дело, что к его качеству было много претензий, особенно к самым первым сериям.
Крыши давали протечки, стены промерзали да и вообще плохо держали тепло. На такую «мелочь», как почти полное отсутствие шумоизоляции, неровные стены, вообще никто внимания не обращал - в сравнении с бараком отдельная квартира казалась сказкой.
«Хрущевки» принято ругать. Однако же стоит признать: массовое панельное домостроение было прекрасным событием в истории нашей страны.
Такие дома были разбиты в границах улиц Ленина, Лермонтова, Владивостокской и Кадрового переулка. Улицы Владивостокская и Лермонтова, расположенные по склонам холма, пересекали под прямым углом улицу Ленина, расположенную на его гребне, образуя кварталы регулярной планировки.
Парадный фронт застройки проектировался с выходом на заводскую площадь, где размещалась заводская проходная в виде арки, от которой аллеи вели к заводским цехам.
- Когда я вижу на улицах Хабаровска смесь «сталинок» и «хрущевок», я хочу сказать спасибо строителям, - подытожил Валерий Герасимов. - Я рад тому, что дома эти сохраняются. В них по-прежнему живут люди, значит, не разрушилась связь времен.

Кто строил «светлое будущее»

В музее истории Хабаровска есть комната «сталинки», в которой жил обыкновенный советский инженер. Дубовая советская мебель, кожаный диван из настоящей кожи, часы, которые никогда не опаздывали, детские санки, патефон и телефон - фотографии на стене. Лица тех, кто строил «светлое будущее» города, были добрыми и приветливыми.
Фотографии минувшей эпохи… Как же разнятся они, чёрно-белые, с современными снимками. Ничего не содержащие, эти яркие, цветные картинки, словно кадры из бесконечных сериалов, уже не трогают нашего сердца, и забитые плотно в бумажные пакеты валяются неизвестно где.
Совсем другое дело - старые, пожелтевшие от времени фотографии. На них и люди какие-то другие, добрые и спокойные, со светлыми и приятными лицами, лишёнными какой бы то ни было надменности и притворства, столь характерных для нашего времени.
Было время, когда в 50-е вся страна - на чемоданах: деревенских гнала нужда, городских звала романтика и комсомольские путевки, шабашники ехали за длинным рублем. Люди запросто пересекали огромную страну.
Эта экспозиция позволяет ощутить особый феномен «внимательной жизни». Настолько внимательной ко всем подробностям повседневности, что действительность предстает в них, как будто зафиксированной бесстрастной телекамерой.
Сегодня музейщики еле успевают описывать и комментировать собранный целый свод архивов, охватывающий весь ХХ век.
Вот фотография той улицы. На невысоком постаменте сидит, уютно подбоченившись, Ленин. Он глядит на киоск с мороженым, а молоденькая продавщица смотрит из окошечка на танцующих неподалеку молодых людей. По глазам видно, что ей тоже хочется танцевать.

Лайкра, винил и нейлон

В 40-е годы, по словам Сталина, «жить стало лучше, жить стало веселее». Отечественная промышленность стала выпускать недорогие и качественные ткани. Наибольшей популярностью пользовались атлас, шёлк, крепдешин, крепжоржет, ситец. Символом моды этих лет можно назвать крепдешиновое платье в мелкий цветочек.
На Западе победно шествовал новый женственный стиль Кристиана Диора, но до Советского Союза он дошёл только в 1959 году, когда в Москве состоялся показ Модного Дома Dior - первый зарубежный показ мод с 1911 года. Однако платье от Диора советские женщины увидели ещё раньше - на Людмиле Гурченко в фильме «Карнавальная ночь».
Ещё одним трендом моды 50-х годов в Хабаровске стали туфли-лодочки на шпильке. Эту элегантную обувь женщины с удовольствием носили, несмотря на то, что она была не очень удобна. В сочетании с узкой юбкой и чёрной водолазкой туфли на шпильке создавали неповторимый образ.
В те же годы стали популярными новые, искусственные ткани - лайкра, винил, нейлон. Мужские нейлоновые рубашки белого цвета пользовались у сильного пола особой любовью. А женщины не могли нарадоваться блузкам и другим вещам из кримплена - они были недорогими, не мялись и легко чистились.
Широкое распространение получила и мода на верхнюю одежду из искусственных материалов. Шубы и шапки из натурального меха были заменены на модели из искусственной лисицы, норки и каракуля. Носить их не стеснялись даже зажиточные люди.
Появление в СССР знаменитых болоньевых плащей также относится к этому периоду. Ещё одна тенденция - парики и шиньоны. Эти практичные «аксессуары» достаточно было прикрепить к голове шпильками, чтобы иметь красивую причёску.
А вот еще одна фотография. На ней мы видим группу улыбающихся хабаровчанок, которые просто гуляют по улице Ленина. Очень модными были белые полупрозрачные блузки из натурального шелка. Их шьют с рукавами-фонариками, без рукавов, с приспущенной проймой, с классическими отложными и небольшими закругленными воротничками, с воротниками-бантами и т. д. Часто под воротничком блузки прикалывали брошку.
Брошки и бусы были самыми любимыми украшениями тех лет. Популярнейшая одежда - трикотажные джемперы длиной чуть ниже пояса, украшенные вышивкой или вывязанными узорами.
Мечтой многих были ботиночки на шнурках и резиновые боты с отверстием для каблука, которые, по подобию обычных калош, надевались прямо на туфельки. Популярны были туфли на рифленой каучуковой подошве, или, как принято было её называть, на «манке». Некоторые ходили в такой обуви даже зимой, надевая туфли с толстыми чулками, так как зимние сапоги считались большим дефицитом.
Вообще обувь была большой проблемой, и на женщинах можно было увидеть босоножки, надетые с плащами и пальто, зимние пальто с резиновыми ботами. Многие носили валенки и бурки, низкие войлочные сапожки с молнией впереди, известные под названием «прощай молодость».
А советские мужчины ходили в просторных костюмах и брюках клеш.
В моде были полупальто, плащи с поясом. Особым шиком были короткие спортивного покроя куртки на молнии, с накладными карманами на груди. Модно одетые юноши в советских кинофильмах очень часто носили подобные «фасонистые» курточки.
Люди не ощущали себя ущербными и несчастными. Многие верили в будущее и жили с радостными надеждами на перемены в стране, искренне разделяли мнение о том, что Советская страна самая лучшая в мире.
Заглянем на минутку в знаменитую «Книгу о вкусной и здоровой пище» издания 1952 года: «Человек, уходящий из дому утром, не позавтракав плотно и сытно, быстро утомляется на работе и задолго до обеденного перерыва испытывает общий упадок сил».
Или вот еще: «Утренний завтрак должен быть прежде всего сытным; он может состоять из мяса или рыбы в вареном или жареном виде, яиц, сыра, хлеба, чая, кофе или молока».
Теперь я понимаю, что после голодных 40-х и полуголодных 50-х калорийное питание было на первом месте.
… Социалистический дух еще витает в названиях здешних улиц. По первичной своей целостности район мог бы поспорить с любым другим в Хабаровске. Думается, соцгородку можно было бы присвоить статус архитектурного заповедника социалистической эпохи - музея под открытым небом.

Александр САВЧЕНКО.



Первостроителями Хабаровска холм, на котором находилась нынешняя улица, назывался Артиллерийской горой, из-за находившихся здесь военных складов. Позднее (1880 год) улица была названа Барановской, в честь военного губернатора Амурской области И. Г. Баранова. После 1917 года переименована в улицу Ленина.


На перекрёстке улиц Ленина и Ленинградская перед заводом «Дальэнергомаш» в 1972 году был установлен обелиск, посвящённый 50-летию образования Союза ССР. За характерный внешний вид хабаровчане называли его «балалайка». В 2000-е годы при реконструкции магистральных городских улиц обелиск был признан «не имеющим ни исторической, ни художественной ценности» и демонтирован.
Клуб завода «Дальнергомаш» в 2000-е годы после реконструкции получил статус «Городской Дворец культуры», в здании открыт «Музей истории Хабаровска» - самый «молодой» музей города.



Выбор рубрики

Выбор даты
   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




27.10.2020 13:43
В тени эйфории
1F6A9087.jpg 1F6A9068.jpg
 
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика