Со своей колокольни: США. Хорошо, когда есть куда уйти

11.06.2019 12:47 | Новости
Со своей колокольни: США. Хорошо, когда есть куда уйти
Мерседес помогает женщинам, попавшим в сложную жизненную ситуацию в США.

Журналист «Тихоокеанской звезды» Мария Иванова, которая пишет об образовании, материнстве и детстве, о женщинах нашего региона, побывала в пресс-туре в США, посвященном проблемам женщин в нашем обществе. Одна из них — агрессия в семье.

            ДОМ МОЕЙ СЕСТРЫ

            Одна из главных проблем нашего общества — равнодушие. Или излишняя «государственность» - дескать, оно всем всё должно и помогать тоже. Недаром у нас есть пословицы «Моя хата с краю», «Бьет - значит любит», «Не выноси сор из избы». Это касается и взаимоотношений в семье, и проблем. У нас не принято говорить о насилии в семье, часто такие пары вызывают осуждение, а жертвам некуда пойти.

            Женщина уходит от мужа, по статистике социальных работников и психологов США, которые работают с жертвами домашнего насилия, после 11 инцидента. Чаще всего «инцидент» — это физическое воздействие. Между прочим, есть и мужчины, страдающие от домашнего насилия, хотя их и меньше по физиологическим причинам.

            Пугающие цифры: 1 женщина из 4 (старше 18 лет) подвергается насилию от своего партнера и 1 мужчина из 7.

            Американским женщинам тоже порой некуда бежать от абьюзера (обидчика), поэтому существуют организации, которые помогают психологически, юридически, дают убежище. Более того, многим помогают с дальнейшим съемом жилья.

            В США практически нет «комплексных» организаций, которые помогали бы сразу: трудоустраивали, обучали, давали адвоката и психолога. Просто есть разделение, которое позволяет, на самом деле, основательнее подойти к реабилитации женщин и детей. Даже на вокзалах есть представительства подобных фондов, где могут помочь купить билеты семьям, оказавшимся в трудной ситуации.

            Одна из таких — некоммерческая организация в Вашингтоне «My sister's plаce» - «Дом моей сестры». Ее задача помогать не только женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, но и их детям, а также давать возможность пройти реабилитационные курсы обидчикам. Здесь работают как штатные сотрудники, так и волонтеры, живет НКО на пожертвования и гранты.

            - У нашей организации есть шелтор — приют, где нуждающиеся могут находиться до 90 дней, есть помещения для проведения тренингов, - рассказывает исполнительный директор организации Мерседес Лемп. - Также ведется большая образовательная деятельности по психологии: рассказываем, как понять, есть ли психологическое давление со стороны близких, и что с делать в случае угрозы. Также учим правилам безопасности, если человек рядом проявил агрессию: ни в коем случае нельзя бежать на кухню или в ванную комнату — там больше всего опасных предметов, которые могут спровоцировать человека, неконтролирующего свои эмоции. Во время конфликта нужно быть ближе к выходу.

            Когда некуда идти

            Дело в том, что, конечно, семейные психологи в случае первых конфликтов в доме помогают супругам понять причину и попробовать наладить отношения.

            Но, если супруг или супруга, поднимает руку неоднократно, то психологи советуют заканчивать такие отношения. В этом, пожалуй, разница русского подхода в семейной политике и американского, у нас стараются во что бы то ни стало сохранять семью. А существует ведь не только физическое насилие, но и моральное, когда человека унижают, оскорбляют, принуждают к каким-либо действиям и поступкам.

            - Есть специальные программы для отцов, мужей, - рассказывает директор программ «Дома моей сестры» Ташира. - Но они не принудительные, поэтому, конечно, на занятия приходят единицы, люди, которые понимают, что не справляются со своими эмоциями. Но задачи «наладить» семью, в которой муж откровенно бьет супругу, нет. Да, многие женщины, даже после обращения в нашу организацию, возвращаются к мужьям, дают им очередной шанс. Но, увы, единичны случаи дальнейшего благополучия. Причем люди с другим партнером могут перестать быть агрессорами, но, опять же, после серьезной психологической помощи.

            - В начале отношений человек ведет себя иначе, поэтому понять, вступая в брак, кто перед тобой, не всегда возможно, чаще всего проблемы возникают впоследствии, и не нужно считать, что виновницей выступает партнер, совсем нет, - говорит Мерседес. - Чаще всего, к сожалению, агрессор в паре мужчина и он может угрожать не только физической расправой, но и шантажировать, унижать. Важно понять это и уйти, потому что дальше будет только хуже.

            Шелтор организации рассчитан на 15 человек. Здесь работают психологи и юристы. Находиться можно три месяца, и задача этого срока - помочь женщине (мужчины, даже если они и жертвы насилия, к сожалению, здесь проживать не могут из-за специфики программы) обрести уверенность в себе, пережить травму, также помощь получают и дети, ведь часто женщины сбегают из семей с ними.

            - В год в шелторе живет около 50 семей, также после срока реабилитации мы помогаем арендовать жилье примерно год почти 30 семьям, - говорит Мерседес. - Вдобавок есть программы переселения в другие города, материальная поддержка женщин, оказавшихся в трудной ситуации.

            Кто защитит семью

            Если в России за «первые побои» полагается всего лишь штраф, то в США — это сразу уголовная статья.

            Приезжает полиция (ее могут вызвать даже соседи, которые услышали крики) и забирает в тюрьму того, кто, на взгляд офицеров, кажется в этот момент агрессором. К сожалению, бывают и ошибки, и вместо обидчика забирают жертву. Но в ситуациях разбираются довольно досконально, потому что сразу подключаются общественные организации — юристы и психологи, также обязательно соседи и коллеги.

            Жертве насилия (причем, это может быть просто по заявлению, без выезда полиции на место преступления) дают охранную грамоту — ордер (в России таких документов нет! - Прим. авт.), в которой указывается, на какое расстояние к ней может приближаться обидчик, — не ближе 500 футов.

            Также решается вопрос о присмотре за детьми. Бывают ситуации, что, пока идет расследование дела, дети живут в, так скажем, гостевой семье, часто - соседей и реже у родственников.

            - Насилие в семье связано с разными проблемами: и экономическими, и эмоциональными, - говорит Ташира. - Дело в том, что у нас часто в понятие «глава семьи» вписывают все, что можно, забывая о том, что семью создают двое, и второй человек также имеет право участвовать, выражать свое мнение и недовольство. Конечно, важно уметь договариваться. Но не все это умеют. И не все готовы рассказывать о проблемах дома, думаю, это беда семей во всем мире. Также часто женщина находится в зависимой позиции, она не может работать наравне с мужчинами, у нее много забот с детьми, часто одной ей будет тяжело справляться и обеспечивать достойную жизнь детям. Поэтому терпит и молчит. Ведь обращение к специалистам может только спровоцировать агрессора.

            Мужчина: глава, защита, опора

            Ошибочно полагать, что женские движения пропагандируют образ мужчины, как тирана или априори агрессора. Все программы, которые есть в «Доме моей сестры», наоборот, опираются на положительные качества мужчин, их лидирующую роль и сильные стороны. И часто психологи в работе помогают «вырастить» ответственность.

            В США суд может выпустить приказ и обязать мужчину-абьюзера участвовать в программах реабилитации, особенно, если он в дальнейшем хотел бы общаться с детьми.

            В «Доме моей сестры» есть программа «Мужчина — мужчине», само ее название объясняет суть. Здесь важно, что человек, который стал агрессором, осознал это и захотел попробовать измениться. Часто в семье обидчика также были случаи насилия, порой — неоднократные, многие были свидетелями и объектами насилия. Агрессия — это глубокая травма психики, нашедшая выход в такой форме.

            - В этой программе работают и психологи, и друзья, и даже соседи обидчика, которые дают понять ему, что он гораздо лучше и выше, чем та «картинка», которую он создал в своей семье, - говорит Ташира. - Да, может быть, работа с обидчиками малоэффективна, но мы должны делать всё, чтобы помочь.

            Многие считают, конечно, что это женщина провоцировала их на агрессию, и не хотят посещать программу, кто-то, кого уже условно осудили, имеет ограниченный круг возможностей досуга, и ему разрешено, например, посещать такие курсы, и они поэтому приходят.

            Что дальше

            Многие женщины, оказывающиеся в шелторе, круто меняют свою жизнь. Часто они долгие годы живут в страхе, после курса реабилитации хотят что-то менять, учиться. В «Доме моей сестры» не дают профессиональных навыков, но направляют в те организации, которые могут помочь с обучением. И многие хотят стать социальными работниками, психологами, работать в подобных организациях, ведь они сами прошли через трудности и знают, как их преодолеть.

            - Конечно, решение уйти от мужа не всем дается легко, многие женщины хотят сохранить семью, исправить супруга, надеются на это, но очень редко такое чудо происходит, - говорит Мерседес. - Часто уход жены только провоцирует таких мужчин, они начинают их искать, отслеживать соцсети. Поэтому и учим наших подопечных защите не только в жизни, но и в социальных сетях, осторожности общения по телефону и так далее. У нас был случай: женщина прошла реабилитацию, она уже стала жить в своем доме, но отправила родственникам фото дома, ее бывший партнер каким-то образом нашел ее и избил.

            Дела по таким конфликтам решаются в разных судах — уголовном и гражданском. Суды решают вопросы развода, раздела имущества, компенсаций, морального ущерба, определяют место проживания детей. Часто в разных штатах разные подходы и правила, например, на юге — суды куда консервативнее.

            Нанять адвоката в США очень дорого, поэтому ряд юристов на общественных началах оказывают помощь бесплатно, сотрудничают с общественными организациями, также организации имеют штатных сотрудников. Например, безвозмездно женщинам, которые попали в сложную ситуацию, помогают такие известные в столице Штатов юристы как Делани Мак Кинли и Мишель Завос, с которыми также удалось встретиться и обсудить юридические аспекты бракоразводных процессов.

            - Мы стараемся поддерживать женщин в трудных ситуациях и помогаем не разочаровываться в людях, мужчинах. Многие строят потом новые семьи и счастливы в них, - говорит Мерседес. - Также есть случаи, что бывшие обидчики остаются хорошими отцами. К сожалению, нужно больше подобных служб, как наша, больше шелторов. Исследования говорят о том, что сейчас они даже нужнее, чем организации, помогающие бездомным.

Мария ИВАНОВА. Фото автора.





Комментарии

К этой публикации еще нет комментариев. Зарегистрируйтесь и добавьте первый комментарий!


23.08.2019 09:44
Осеннюю путину на Амуре обещают открыть 26 августа

23.08.2019 09:38
Капремонт можно оплатить без комиссии

23.08.2019 09:37
Реке пора бы остепениться

23.08.2019 09:31
Бизнесмены проведут четвертый форум

23.08.2019 09:21
НКО поборются за президентские гранты


Работаете ли вы по специальности?




14.08.2019 09:50
Большая вода 2019
2019-08-06 19.56.29.jpg 2019-08-13 15.33.34 (1).JPG
 
Яндекс.Метрика