поиск
15 июля 2024, Понедельник
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Не запрещенный прием

19.01.2002
Просмотры
293

Даже брошенные дети становятся разменной монетой избирательной кампании.

Ох уж эта Новокуровка! Опять жители этого села раскурили меж собой трубку... войны. Опять раскололись на два враждующих лагеря.

Год назад скандал здесь разгорелся из-за американского пастора Бада Морлока. Половина села почитала миссионера за благодетеля и готова была носить на руках. Зато другая половина настойчиво добивалась выдворения его из страны за унижение национального достоинства новокуровцев... легкими деньгами.

На этот раз яблоком раздора в селе стали выборы главы сельской администрации. Часть деревенского электората, проголосовавшая 23 декабря за заведующую детским садом Ирину Бояркину, нынче добивается через суд отмены результатов голосования. По ее мнению, были не просто нарушены правила предвыборной агитации - имели место угрозы и подкуп избирателей.

Для городского жителя уже стало привычным то, что избирательная кампания зачастую выливается в судебное разбирательство. Недобор голосов покупается водкой. Компромат тиражируется в листовках, которые под покровом ночи разбрасываются в подъездах домов. Выборы - целый спектакль, в тени кулис которого укрываются суфлеры, режиссеры, декораторы... Герою обязательно должна противостоять личность злодея. Иначе не сорвать аплодисментов, то есть голосов избирателей.

В сельской местности этой интриги нет. Здесь все соседи, и каждый знает поднаготную друг друга. Кандидат может повесить свою предвыборную программу на дверях сельмага, а может и не вешать. Все равно голосуют на селе не за программы, а за конкретные личности.

По избирательному накалу Новокуровку нынче можно было бы отнести к городу. Как заметила секретарь территориальной избирательной комиссии по Хабаровскому району Зоя Власюк, такого накала агитации и такой активности при голосовании на селе еще никогда не наблюдалось. В декабре на избирательный участок пришли 95 процентов избирателей. По этому поводу председатель сельского избиркома Вера Козлова выразилась прямолинейнее: «Как взбесились все!».

А «взбеситься» было от чего. В первом туре выборной эстафеты участвовали... целых три кандидата. Сельские коммунисты выдвинули Р. Старух, коллектив детского сада - заведующую И. Бояркину, а cовет ветеранов и пенсионеров предложил поддержать действовавшую главу муниципального образования Г. Мельчагову. Галине Петровне Мельчаговой 66 лет, председательский пост занимает уже 14 лет. Но, несмотря на преклонный возраст, казалось, что конкуренции ей составить никто не сможет.

На селе Галину Мельчагову называют еще «Матерью Терезой». Прозвище это осталось ей в наследство от американского миссионера Морлока, с которым у Галины Петровны сложились хорошие деловые отношения. Пастор без одобрения Галины Петровны не делал и шагу. И «легкими деньгами» наделял лишь тех, кого она рекомендовала. После скандального отбытия Морлока из России и закрытия его благотворительной «Суп-кухни», где кормилось почти все малоимущее население Новокуровки, у последних не осталось иного источника вспомоществования, нежели Галина Петровна Мельчагова - «Мать Тереза».

Нет, своих денег Галина Петровна направо и налево, как Морлок, не раздавала. Для этого существуют комитеты социального обеспечения. Но собрать справки, отвезти в Хабаровск заявление о материальной помощи - всегда было прерогативой главы сельской администрации. Дорога в краевой центр не всякому по карману. В Новокуровке вообще все зависело от Галины Петровны: ремонт школы, получение жилья, обеспечение дровами... Если председатель болела, жизнь в поселке как бы замирала.

В первом туре выборов за Г. Мельчагову высказались 146 избирателей. Ирина Бояркина опередила свою основную соперницу на 5 голосов. Но так как ни один из кандидатов не набрал 9 декабря больше 50 процентов голосов, выборы были признаны несостоявшимися. Результат же второго тура был предопределен. Потому что подоспела материальная помощь из Хабаровска.

Редкий житель села нынче не считается малоимущим. Где найти рабочие места, когда сельское хозяйство в упадке? Новокуровка в этом смысле не исключение. Были здесь когда-то психоневрологический интернат, коопзверопромхоз и леспромхоз. А теперь вакансии наперечет. Летом, в пору заготовки дикоросов, заработок еще есть. Зимой не остается ничего другого, как просить помощи у государства. Но и у этого спонсора карман не бездонный.

И вдруг он прохудился. В канун выборов в Новокуровке пролился эдакий денежный дождик. Около 30 человек сказали в дни избирательной кампании Галине Мельчаговой «большое человеческое спасибо» за полученную материальную помощь: деньги, дрова... В знак благодарности эти люди отдали ей свои голоса. И ничего противозаконного в этом не было.

Но некоторые считали иначе. В суд эти люди написали так: «Выдавая материальную помощь, сотрудники администрации агитировали голосовать за Г. Мельчагову. Некоторые потом так и объясняли свой выбор: мне дали материальную помощь, как же я буду голосовать против? Разве это не завуалированный подкуп избирателей, не нарушение равного статуса всех кандидатов? И почему нельзя было выдать материальную помощь после выборов?»

Суду, видимо, придется выслушать не одну душещипательную историю в подтверждение этих выводов. О том, как во время первого тура голосования расплакалась перед участковой комиссией пенсионерка Зинаида Конюхова, жалуясь на нищету. А 23 декабря, когда приехала выездная комиссия для повторного голосования, старушка уже благодарила Галину Мельчагову за помощь. Наблюдатели также намерены представить свидетелей, которые подтвердят, что глава сельской администрации прямо на избирательном участке давала избирателям деньги - супругам Фадеевым, Е. Аправновой, А. Коваль. И эти деньги социальной помощью не являлись.

- Могу я дать взаймы, если люди попросили, к примеру, на хлеб? - возмутилась наветом Галина Мельчагова.

В этом смысле Галина Петровна и впрямь неуязвима. Избирательный кодекс Хабаровского края теперь не обязывает глав муниципальных образований уходить на время избирательной кампании в отпуск. А потому, выдавая материальную помощь, Галина Мельчагова просто выполняла свои непосредственные обязанности. Давать страждущим взаймы тоже никому не возбраняется. Подобные огрехи суд обычно признает несущественными упущениями избирательной кампании. Потому у проигравшего выборы кандидата и ее сторонников остается единственный козырь - участие в предвыборной агитации работников администрации, состоящих к тому же с сельской «головой» в родстве.

Но и это нарушение трудно доказуемо. Одно дело, когда социальный работник администрации, мать пятерых детей, в приватной беседе с журналистом признает: за симпатии к Бояркиной ей пригрозили увольнением. Другой вопрос - подтвердит ли она это в суде. Подтвердит ли в суде Елизавета Салей, что работники администрации убеждали ее голосовать за Г. Мельчагову под угрозой, что в противном случае отберут ребенка?

Двухлетнюю Наташу Шаханову семья Салей нынче пытается взять под опеку. Мать оставила девочку в запертом доме, уехала в Хабаровск и не вернулась. Но останется Наташа в Новокуровке или отправится в детдом, зависит опять-таки от главы местной администрации.

Дело в том, что общий доход супругов Салей составляет чуть больше тысячи рублей. А Семейный кодекс в этом смысле весьма привередлив: материальные условия для ребенка должны быть соблюдены в первую очередь. А у Елизаветы Салей трое собственных детей, воспитывается 8-летний племянник сестры. Что с того, что они привыкли к чужому ребенку и не хотят с ним расставаться? Единственный человек, к мнению которого могли бы прислушаться органы опеки, как ни крути, - Галина Мельчагова. Потому судьба Наташи, по словам Елизаветы Салей, целиком и полностью зависела от того, кому отдаст она свой голос.

- Мне было сказано прямо: будешь голосовать за Бояркину - Наташа отправится в детдом.

Выборы по-деревенски - особый вид волеизъявления. Сельский житель сегодня зависит от власти гораздо в большей степени, нежели городской. И тайну голосования здесь сохранить под силу только немому. Поделился с соседом, за кого голосовал, - завтра о твоем выборе будут знать все. А сведение счетов можно прикрыть ведь и буквой закона. К примеру, отправить ребенка в детский дом...

Нам демонстрировали единственный колодец, из которого черпает воду вся деревня. Старики жаловались, что приходится пить речную воду или платить тем, у кого есть лошадь: «Неужели на ремонт колодцев не выделяются деньги?». Учителя демонстрировали школу, закрытую СЭС: «Вот наглядный памятник правлению Галины Петровны». В школе, которая стоит на балансе муниципального образования, обвалились потолки. Дети учатся в детском саду. Вопрос ремонта так и не решен.

Новокуровцы, голосовавшие за Ирину Бояркину, объясняют свой выбор просто: настало время уступить дорогу молодым и деятельным. Вот и программа Бояркиной, на их взгляд, была многообещающей. Как и Галина Мельчагова, она «грозилась» решить проблемы ремонта жилья, тротуаров, дорог, пристани. Но в своем предвыборном обращении к жителям Новокуровки говорила еще и о том, о чем новокуровцы читали только в газетах. О поддержке проекта семейного детского дома, создании бригады милосердия для помощи пожилым людям, о системе поддержки одаренных детей и предпринимательства, совместном создании мини-комплексов по переработке молока, о помощи деревенским жителям в лечении алкоголизма.

Свежий ветер перемен, скорее всего, так и не коснется в ближайшие годы Новокуровки. Потому что адресовалась агитлистовка Бояркиной тем, кто намерен «жить, а не выживать».

Опальный пастор Морлок до сих пор шлет в Новокуровку письма из процветающей Америки. Миссионерский труд его пропал даром. Фаворита Галины Мельчаговой многие до сих пор вспоминают недобрым словом, потому что к вере пастор приобщал народ за деньги. Но даже американец наконец уразумел порочность своей прошлой «благотворительности»: «Очень жалко, что Галина Петровна не научила меня, как надо правильно вести дела в России. Мы вместе с ней наступили на грабли. Помолитесь без меня за мэра Новокуровки Галину Петровну. Люди должны верить во власть, уважать и доверять ей».

Забавное совпадение. Но последняя строчка письма Морлока слово в слово совпала с предвыборным лозунгом Ирины Бояркиной.

Ирина МАШНОВА. Хабаровский район.