Сижу за решеткой в темнице тесной...

22.01.2002 | АРХИВ | 2м. 57 c. | 76

Ведомство, отвечающее за работу и состояние мест лишения свободы, претерпело за годы реформ массу потрясений. Рассказывают такую историю. Как-то начальнику тогдашнего УИД - управления по исправительным делам - доложили, что отныне их учреждение будет именоваться... СИД и СР. Начальник возмутился и заявил, что не потерпит дурацких шуток с утра. Но ему объяснили, что это не шутки, в МВД принято решение о переименовании их ведомства в «Службу исправительных дел и социальной реабилитации». Золоченая вывеска с сомнительной аббревиатурой долго красовалась над входом, пока не грянуло очередное переименование.

Менялись не только названия, но и многое другое. Ведомство, бывшее структурной частью МВД, в конце концов передали в Министерство юстиции - как во всех цивилизованных странах. А не так давно к имевшемуся в Хабаровске краевому УИН прибавилась еще одна руководящая и организующая структура - УИН по Дальневосточному федеральному округу. Штаты, понятное дело, разрослись и составили на два управления более двухсот человек; машин, развозящих высоких чинов внутренней службы, прибавилось. А что изменилось в самих местах лишения свободы? Быть может, там теперь по американо-европейскому образцу в холлах тюремных корпусов стоят блюда с фруктами, а российские зэки похожи на великовозрастных бойскаутов?

Для хабаровчан понятие «тюрьма» ассоциируется с мрачными глухими стенами и железными «намордниками» следственного изолятора, «украшающего» чуть ли не самый центр города. О безобразиях, творящихся за этими стенами, в СМИ писано-переписано. Уж если нашлись средства для расширения управляющего звена, для решения проблем содержания «контингента» должны они найтись и подавно.

На деле все оказалось иначе. В Хабаровском СИЗО №1 большинство камер площадью 12 кв. метров. Есть побольше и поменьше, но эти - типовые. В каждой у жуткого вида стен по восемь железных коек-«шконок», как правило, безо всякого постельного белья. Больше в камерах ничего нет, даже самого необходимого - посуды, бытовой утвари.

До недавнего времени на одного «сидельца» полагалось два квадратных метра «жилплощади». 8 человек на 12 метрах - уже перебор. Новое законодательство увеличило площадь на одного человека до 4 квадратов, так что перебор еще более «зашкалил». Однако наивно было бы думать, что на каждого зэка приходится персональная кровать. В камерах, где по закону положено теперь содержать по три человека, постоянно находятся по 14-16 и более. До недавнего времени в камерах было еще теснее, но амнистия прошлого года сократила количество «контингента» примерно на тысячу. Теперь в СИЗО содержится, как правило, 2100-2300 человек. И это все равно почти в два раза выше положенного лимита заполняемости изолятора. Об «удобствах» и санитарном состоянии содержания людей, которых суд еще не признал преступниками, и прочих вопиющих фактах говорить при таких условиях просто не хочется - как показывает опыт, рассказы в прессе о тюремных «страшилках» ничего в реальной действительности пока не меняют.

«Тихоокеанская звезда» не раз рассказывала читателям о «накладках» в работе СИЗО, в результате которых обвиняемые в опасных преступлениях оказывались или едва не оказывались на свободе. Главная причина - нехватка личного состава служащих СИЗО и жесткая перегрузка в их работе. Быть может, хоть эта проблема теперь решена?

Существует такой ведомственный документ - «Табель положенности», который предусматривает количество служащих из расчета от числа содержащихся подследственных и осужденных. Согласно ему в СИЗО-1 не хватает... сто единиц личного состава. Стоит ли удивляться разного рода ЧП?

Руководством изолятора не раз ставился вопрос о введении недостающей численности. Но из главка всякий раз приходит отказ. Причина - недостаток средств.

Странно. На создание и расширение управленческих структур средства находятся, а на то, чтоб обеспечить надлежащий контроль за представляющим общественную опасность «контингентом» и создать хоть сколько-то приемлемые условия его существования, их не хватает.

Чиновники УИН такой парадокс объясняют просто: дескать, в изоляторе и имеющийся штат постоянно не доукомплектован примерно на 10 единиц, чего же им вводить дополнительный? Понятно, при той оплате труда и условиях службы, которые существуют в изоляторе, штат его вряд ли когда-то будет укомплектован полностью. И это тоже проблема, которую стоило бы решить раньше, чем раздувать управленческие кадры.

Вопрос стоит гораздо шире и выходит за стены одного ведомства. Сегодня мы декларируем создание правового государства, а это означает, что соблюдение прав человека становится одной из важнейших задач. И чтобы проконтролировать соблюдение этих прав, создаются все новые структуры. В Хабаровске, помимо двух упомянутых УИН - краевого и федерального, надзирающие за местами лишения свободы структуры есть в краевой и окружной прокуратурах, а также в управлении юстиции федерального округа. Сотрудники СИЗО признаются, что дня не проходит без какой-нибудь проверки. Комиссии порой в буквальном смысле лбами сталкиваются в «предбаннике». И каждая требует неукоснительного исполнения гуманных законов и решений, принятых в последние годы в стране. Но как же их исполнять, если для этого не выделяются необходимые средства, которые, не исключено, пошли на содержание контролирующих и проверяющих органов? Ответа на этот вопрос у комиссий, как правило, нет. Получается какой-то заколдованный круг в духе незабвенного Франца Кафки. Управляющее звено становится самодостаточным. Оно работает с невиданным усердием, контролирует, распекает, требует исполнения неисполнимого, генерируя со страшной силой многообразную и бесполезную, по сути, документацию. Бесполезную, потому что на деле ничего не меняется.

Это не пустые слова. Бог бы с ним, с Хабаровским СИЗО, будь оно досадным исключением. Но редакция просто завалена письмами осужденных, содержащихся в колониях края. Мы не склонны с наивной доверчивостью воспринимать каждое слово из этих посланий. Но есть факты, от которых просто невозможно отмахнуться, так как они повторяются в письмах с удивительным постоянством.

Вот строки из письма осужденных из колонии г. Комсомольска-на-Амуре (25 подписей).

«В колонии не выдают газет, не говоря уже о литературе. Телевизор в отряде не работает. О системе образования вообще нет речи. В колонии нет не только ШРМ, но даже ни одного общеобразовательного класса. Культурно-массовые мероприятия напрочь отсутствуют, а из спортивного инвентаря имеется единственный комплект шахмат. В колонии ни разу не проводилось ни одного ремонта, а состояние общежитий, в которых живут осужденные, не соответствуют ни санитарным, ни противопожарным нормам. В отрядах нет рам на окнах. Никого не волнует, как будут зимовать осужденные, а постоянные перебои с отоплением - это уже неотъемлемая часть нашего зимования».

Подобных цитат из писем осужденных, отбывающих сроки в разных ИК края, можно привести десятки. В них все об одном: об отсутствии работы, медицинского обслуживания и распространившемся сверх всякой меры туберкулезе, вопиющих условиях жизни и произволе администрации колоний.

В Хабаровске уже несколько лет существует попечительский совет, благотворительная организация, призванная помочь в решении проблем пенитенциарной системы. Начальник СИЗО А. Прузан со вздохом вспоминает времена, когда усилиями совета изолятору выделялись продукты, спальные принадлежности, стройматериалы и многое другое, крайне необходимое. Но ведь не может общественная организация полностью взять на себя обязанности государства по снабжению исправительной системы!

Справедливости ради надо отметить, что в системе исполнения наказаний кое-что меняется к лучшему. Переход из МВД под крыло Минюста позволил упорядочить сроки содержания в следственном изоляторе, так как давление со стороны следственных органов руководству изолятора теперь не страшно. Если человека держат под стражей сверх срока и не желают решать вопрос в законном порядке, начальник СИЗО может принять решение об освобождении самостоятельно. Улучшилось питание и медицинское обслуживание заключенных. Потихоньку зашевелилась производственная деятельность. Оживает подсобное хозяйство изолятора, швейный цех, мелкий ремонт автотранспорта, строится цех макаронных изделий. В планах - создание платного оздоровительного комплекса и торговля. Это позволит в какой-то мере решить материальные проблемы изолятора. Но далеко не полностью.

Управленцы, глядя на эти усилия самофинансирования, одобрительно кивают головами, спонсоры пребывают пока в отвлеченной задумчивости, а народонаселению, суетящемуся по эту сторону глухих стен, дела тюремные и вовсе по барабану.

А зря. Как говорится: от сумы да от тюрьмы не зарекайся!

Кирилл ПАРТЫКА.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

12.08.2022 12:14
ВТБ в Хабаровском крае на 8% нарастил розничный кредитный портфель

12.08.2022 10:33
Дольщики получат выплаты в полном объёме

12.08.2022 10:24
Ван И: «Ошибка США в тайваньском вопросе имеет три аспекта»
Член Госсовета КНР, министр иностранных дел Ван И 7 августа во время своего визита в Бангладеш заявил, что Соединенные Штаты ошиблись в трех аспектах относительно безответственной поездки спикера Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси на китайский Тайвань.

12.08.2022 09:53
Август - время аллергии
С августа до конца сентября начинается новая волна аллергических реакций, вызываемых пылением сложноцветных, маревых, крапивных и сорных трав.

12.08.2022 09:52
Разминка перед Кубком России
Хоккеисты «СКА-Нефтяника» провели первый  матч в межсезонье. Ради этого подопечные Михаила Пашкина отправились в Иркутск, где сразились с местным клубом «Байкал-Энергия».



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов


На какой резине ваш автомобиль ездит сейчас?

  1. На летней - 100%
     
  2. На всесезонке - 0%
     
  3. На зимней - 0%
     
  4. У меня нет автомобиля - 0%