Стойкие оловянные магнатики

25.01.2002 | АРХИВ | 8м. 46 c. | 1010

Солнечный ГОК умер. Но его внучатые племянники живут и процветают в Лондоне и Нью-Йорке.

Погожим деньком 12 апреля 2000 года в Москве, на Второй Синичкиной улице, дом 9а собрались трое.

- Предлагаю заседание считать открытым, - сказал первый.

- Возражений нет, - отозвались второй и третий.

- Тогда приступим. На повестке дня - создание ЗАО «Комбинат Солнечный».

...Самые невероятные проекты века рождаются, как известно, в тиши кабинетов. Проект, который трое скрепили печатью на Второй Синичкиной, должен был окончательно решить судьбу некогда известного на всю страну оловорудного месторождения в Солнечном районе Хабаровского края. А значит, пришло время представить наших героев.

Первый, москвич Сергей Морозов, не вызывает для нас особого интереса. Иное дело - житель Нью-Йорка Александр Коновальчик и Юрий Толмачев из Лондона. В истории горнорудной промышленности Хабаровского края они оставили столь незабываемый след, что есть смысл записать сию поучительную историю для потомков...

Не знали наши папы, не знали наши мамы

Когда-то Солнечный горно-обогатительный комбинат гремел на всю страну. Богатейшее месторождение давало самый дешевый в СССР оловянный концентрат. Но началась перестройка, а за ней - тяжелые для промышленности времена. Нужные оборотные средства пожирала инфляция. Потом задохнулась «оборонка» - потребитель олова. Вспоминают, что в эти годы весь двор Солнечного ГОКа был загроможден оловянными чушками, которые никто не покупал. И в 1998 году наступил момент, когда Солнечный ГОК был объявлен банкротом, а его имущество за долги перед бюджетом отошло в собственность края.

В то время администрация Хабаровского края изо всех сил искала инвесторов, способных реанимировать некогда перспективное производство. Однажды инвесторы сами свалились на край, как снег на голову. Это были молодые бизнесмены Александр Коновальчик, владелец нью-йоркской компании «Металз инвестмент, Инк», и Юрий Толмачев, владелец лондонской фирмы «Метэкс Лимитед».

- Они заявили, что у них есть возможность вложить в производство 23 миллиона долларов, - припомнил в беседе со мной нынешний глава администрации Солнечного района Владимир Богданов. - И, насколько я слышал, даже предоставили в краевую администрацию целую инвестиционную программу.

...Не удалось мне отыскать даже и следов той программы. Да и без нее вопросов хватало.

А кто же эта девушка и где она живет?

Приятным молодым людям, которые пообещали золотые горы Хабаровскому краю, в то время уже исполнилось по 34 и 35 лет. Стоит познакомиться с ними поближе, а для этого - перенестись мысленным взором в Красноярский край, на предприятие «Норильский никель» имени Авраамия Завенягина. Молва утверждает, что именно на этом славном предприятии прошла трудовая молодость родителей наших героев, которые доросли до руководящих должностей, когда пришло время задуматься о будущем детей.

Говорят, что юных Сашу и Юру отправили учиться в Москву, в горный институт, закончив который они прибыли трудиться на родной «Норильский никель». Но в городе Норильске пробыли недолго. Потому что Сашу отправили работать главой представительства «Норильского никеля» в Нью-Йорк, а Юру, соответственно, - в Лондон. Вдали от Родины молодые люди, вероятно, сумели скопить немножко денег. Саша - на создание собственной компании «Металз инвестмент, Инк». А Юра - на создание фирмы «Метэкс Лимитед».

Очень скоро Александр Коновальчик и Юрий Толмачев стали заметными фигурами в московской организации с громким названием «Национальный бизнес-центр металлургов» (НБЦМ), где и сошлись в интересах с его директором - Вахтангом Шахангиреевичем Маскуровым. Возникшая однажды идея перевести под контроль НБЦМ оловорудное месторождение где-то в таежном Хабаровском крае Вахтанга Маскурова не испугала.

В 1998 году, сразу же после банкротства Солнечного ГОКа, эти люди, прибыли в Хабаровск с целой россыпью инвестиционных обещаний. Ну что тут скажешь... Больше ведь никаких шансов реанимировать производство все равно не маячило. А поселок Солнечный голодал и замерзал. И комитет по управлению госимуществом администрации края передал в аренду прибывшим эмиссарам имущество бывшего ГОКа.

Так на месте почившего горно-обогатительного комбината возникло новое предприятие: Дальневосточная горная компания (или ДВГК). И единственное, пожалуй, что смущало знатоков горного дела: зачем новые учредители поставили руководить своей компанией директора бывшего Солнечного ГОКа Николая Ковальчука? Он ведь, вроде, не удержал на плаву предприятие.

Тройственное соглашение

Впрочем, планы планами, а богатства недр в России пока еще принадлежат государству. Поэтому на их разработку необходимо получить государственную лицензию, и только по конкурсу: таков закон. Как раз в мае следующего года на конкурс было выставлено богатейшее Правоурмийское месторождение олова с высоким содержанием олова в концентрате - да о таком можно было только мечтать! Поэтому совершенно неудивительно, что конкурс привлек внимание настоящих «китов» отечественной металлургии. Заявку на участие в нем прислал Новосибирский оловянный комбинат - старейшее и на сегодняшний день единственное в России предприятие, выпускающее металлическое олово из концентрата. Казалось, шансы новорожденной Дальневосточной горной компании выиграть конкурс выглядели довольно бледно... Ан нет. ДВКГ обошла новосибирцев и получила лицензию на разработку Правоурмийского месторождения.

Переварив поражение, новосибирцы начали готовиться к следующему конкурсу, на который предполагалось выставить еще несколько месторождений бывшего Солнечного ГОКа.

- Но в августе меня пригласили в департамент природных ресурсов администрации Хабаровского края и попросили больше не участвовать в конкурсе, - рассказал мне генеральный директор Новосибирского оловянного комбината Александр Дугельный.

В кабинете у директора департамента природных ресурсов Геннадия Почеревина находился и директор ДВГК Николай Ковальчук, который пообещал: вы снимаете свою кандидатуру с конкурса, а мы, как победим, будем поставлять оловянный концентрат в первую очередь вам.

- И я согласился. Потому что только нехватка сырья вынуждала наш комбинат идти на участие в конкурсе. А раз сырье было обещано... - вздохнул Александр Дугельный.

«Тройственное соглашение» тут же было скреплено подписями и печатями всех его участников. Александр Дугельный письменно отказался участвовать в конкурсе. Сергей Ковальчук расписался под тем, что Новосибирск будет получать оловянный концентрат. Геннадий Почеревин - под тем, что администрация края будет этому всемерно содействовать. Поэтому в Новосибирск Александр Дугельный вернулся почти окрыленный: хоть так, но все-таки будет для комбината сырье!

«Мы кошкины племянники»

Александр Дугельный просчитался. У новых хозяев Дальневосточной горной компании, похоже, и в мыслях не было поставлять оловянный концентрат на внутренний рынок. Едва получив лицензии на разработку всех месторождений, ранее принадлежавших Солнечному ГОКу, они наплевали на свои обещания и начали гнать концентрат за рубеж.

...Что ж. Рынок есть рынок, скажет искушенный читатель. И ошибется. Потому что «новая экономическая политика» горной компании оставляла смутное ощущение, что ДВГК упорно стремится работать себе в убыток. Наперекор рынку, спросу, предложению (а заодно и условиям лицензий, где было сказано, что в первую очередь оловянный концентрат должен поставляться российским потребителям). В то время, как Новосибирский оловянный комбинат умолял продать ему оловянный концентрат по мировым ценам, сложившимся на Лондонской бирже металлов, ДВГК почему-то предпочитала продавать концентрат зарубежным компаниям по ценам в полтора раза ниже.

«Но мы же предлагаем вам лучшие условия!» - удивлялись в своих письмах новосибирцы. Нет ответа.

В прошлом году Новосибирский оловянный комбинат, задыхаясь от недостатка сырья, начал предлагать Дальневосточной горной компании цены выше мировых - на 145 долларов за тонну. Компания не отреагировала. И упрямо продолжала работать себе в убыток.

Новосибирский оловянный комбинат, не на шутку озабоченный проблемой сырья, плюнул на всю эту писанину и обратил свои взоры на другие оловянные месторождения. Он приобрел контрольный пакет акций «Хинганского олова» в соседней ЕАО, и здесь впервые, начиная с 1997 года, начали получать зарплату. Он выкупил компанию «Дальолово», которая занимается отработкой хвостохранилищ в том же поселке Солнечном, и теперь производство здесь рентабельно.

А у Дальневосточной горной компании тем временем дела шли все хуже и хуже. Продавая концентрат за рубеж по низким ценам, к началу прошлого года компания задолжала миллионы рублей по налогам (почти 25 млн.), по взятым кредитам (более 200 млн.), по отчислениям за пользование недрами, энергетикам. И все это - при том, что на первых порах ее освободили от арендной платы за оборудование! Работники ДВГК забыли, что такое зарплата (задолженность по ней составила около 9 млн.). А обещанные 23 миллиона долларов инвестиций вдруг превратились в большой пшик. То есть - не обнаружили себя в природе.

Зато росли убытки. Если к концу 1999 года они составили «всего» около трех с половиной миллионов рублей, то за 6 месяцев прошлого года - уже 21 миллион.

...Да, но, может быть, пришло время задаться вопросом: «А ПОЧЕМУ учредители компании Александр Коновальчик и Юрий Толмачев, наплевав на хорошие предложения, продолжали продавать оловянный концентрат за бесценок?». Для этого надо бы посмотреть, КОМУ они его продавали. Небезынтересно, однако, что среди зарубежных партнеров ДВГК этого времени - нью-йоркская компания «Металз Инвестмент, Инк» Александра Коновальчика. И лондонская «Метэкс Лимитед» Юрия Толмачева.

Тут уж, как говорится, когда покупаешь что-нибудь сам у себя, главное - не переплатить.

Оловянная лихорадка

Ситуация развивалась как в анекдоте. Хохла спрашивают: «А если тебя царем поставить - что будешь делать?». Хохол отвечает: «Да нацарю на сто рублей - и тикать!».

Надо отдать должное учредителям ДВГК: свои «сто рублей» они выжимали из оловорудного месторождения оперативно и интенсивно. Словно боялись, что вот-вот настанет момент, когда придется тикать. Учредители ДВГК и впрямь разрабатывали «пути отхода». Еще в 2000 году они решили создать новое предприятие - ЗАО «Солнечный ГОК», чтобы перевести на него все активы ДВГК. Вернее, то, что еще осталось... Один только Бог ведает, что помешало им воплотить свои планы в жизнь.

Зато в остальном они «преуспели». В нарушение всех правил, закона (и условий лицензий) ДВГК выбирала только богатую руду, а более бедную выбрасывала в хвосты. По подсчетам специалистов, за два с лишним года работы компания умудрилась «потерять» из-за неаккуратности при добыче и при ведении отчетности почти 500 тонн олова!

...Владельцы ДВГК так торопились, что даже не удосужились составить и утвердить техпроект на обработку месторождений. А это все равно, что строить дом без архитектурного проекта или варить космический корабль «на глазок».

- Они попросту начали работать по старой документации бывшего Солнечного ГОКа. А его документация была разработана еще в 60-х годах прошлого века. Конечно, с тех пор изменились и условия. И требования многие повысились. Особенно в части экологической безопасности производства, - поведал старший госинспектор по геологическому контролю на территории Хабаровского края Министерства природных ресурсов РФ Анатолий Чимаров.

Сегодня уже трудно подсчитать, сколько комплексных комиссий выезжало «разобраться» с Дальневосточной горной компанией. Сколько ей выдавалось предписаний: составить техпроекты отработки месторождений, план водоохранных мероприятий, прекратить самовольное пользование водными объектами, прекратить сброс шахтных вод в реку Силинку!

Бесполезно...

И в октябре прошлого года ситуация вышла из-под контроля, страшной лавиной накрыв весь Солнечный район. Когда энергетики за долги (уже в который раз) отключили ДВГК от электричества, произошел мощнейший аварийный сброс неочищенных шахтных вод в реки Холдоми и Силинку. Более 170 тысяч кубометров мутной грязи с отложениями солей тяжелых металлов и нефтепродуктов пошло в реки, поставив под угрозу снабжение питьевой водой целого района.

В Солнечном районе была объявлена чрезвычайная ситуация. Власти послали сигнал SOS в край. И краевым властям пришлось выделить более полумиллиона(!) рублей на ликвидацию последствий аварии. Но это еще не все.

- По оценке краевого министерства природных ресурсов, ущерб, причиненный водным объектам, составил более 13 миллионов рублей, - сообщила Галина Рыбалова, прокурор Комсомольской бассейновой природоохранной прокуратуры, где по факту сброса шахтных вод в реки было возбуждено уголовное дело.

...Станет ли нам легче, если мы узнаем следующее: максимум, что «грозит» по Уголовному кодексу администрации ДВГК за учиненный беспредел, - штраф от 10 до 20 тысяч рублей?

Прекрасные - далеко

Осталось только добавить, что с середины прошлого года Дальневосточная горная компания стоит. И теперь только для того, чтобы запустить одну Центральную обогатительную фабрику, требуется не менее 3 миллионов долларов. Все это безобразие регулярно обсуждается всеми заинтересованными ведомствами на совещаниях и коллегии администрации края. Все ищут пути выхода. А краевой комитет по управлению гос-имуществом в конце 2001 года подал в арбитраж иск о признании ДВГК банкротом.

- Прошлый год оказался для компании критическим. Потому что упали мировые цены на цветные металлы. Да еще и Министерство природных ресурсов России до мая не утверждало квоты на экспорт концентрата, из-за чего первые месяцы ДВГК вообще не могла поставлять концентрат за рубеж, - прокомментировал ситуацию начальник управления по горнодобывающей промышленности и ресурсным промыслам министерства природных ресурсов края А.А. Сидоренко.

И все это, конечно, так. Вот только кто же заставлял компанию поставить себя в рабскую зависимость от экспорта? На этот вопрос в министерстве природных ресурсов сегодня нет ответа. Могли бы на него ответить разве что хозяева задохнувшейся ДВГК - Александр Коновальчик и Юрий Толмачев.

Да вот беда: далеко они. И, кажется, очень неплохо себя чувствуют.

Ольга НОВАК.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

21.06.2024 11:57
В Хабаровске проходит IT-конференция «ИнфоХаб. KHV — 2024»

21.06.2024 09:41
Выборы на территории Хабаровского края пройдут 6, 7 и 8 сентября

21.06.2024 09:30
УК заплатила за потоп

21.06.2024 09:22
Владимир Путин поручил помочь «Земскому доктору»

21.06.2024 09:02
8000 свечей на площади Славы

21.06.2024 09:01
Дмитрий Демешин взял инсулин на контроль

21.06.2024 08:49
Сертификат можно вернуть

21.06.2024 08:33
Утренний звонок С. М. Кондратьевой

21.06.2024 08:26
Чем опасны крысы на дачных участках

20.06.2024 22:13
Демешин добился поддержки Минобороны РФ по открытию кафедры военной медицины в Хабаровске

20.06.2024 10:49
Демешин провёл личную встречу с ветеранами СВО из Хабаровского края

20.06.2024 10:48
Патриотизм не зависит от национальности и вероисповедения



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов