поиск
23 июля 2024, Вторник
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Где ж красота кипящего металла?

15.02.2002
Просмотры
361

Шестьдесят лет назад страна переживала труднейшие дни. Нужны были танки, самолеты, оружие, а для их производства требовалась сталь. Тогда - 15 февраля 1942 года - и выдали первую продукцию мартеновский и листопрокатный цехи Комсомольского-на-Амуре завода «Амурсталь». В свои лучшие годы - конец 70-х - начало 80-х - завод давал полтора миллиона тонн стали в год.

Увы, те времена давно минули, да и само предприятие десять лет назад благополучно почило в бозе, не устояв перед валом приватизации и распавшись на несколько частей. Некоторыми успехами из них сейчас может похвастать лишь ООО «Амурметалл», созданное на базе комплексов «Сталь» и «Прокат», которые были введены в строй относительно недавно - в 1986 году. Нынешний генеральный директор «Амурметалла» Сергей Хохлов пришел на «Амурсталь» в 1996 году в качестве внешнего управляющего. За пять лет при поддержке руководства края добился относительной стабилизации положения на производстве. «Амурметалл» сейчас единственное предприятие на Дальнем Востоке, выпускающее помимо прочего сортовой металлопрокат. Доля экспорта в продукции предприятия - 80 процентов.

Из двух самых старых цехов уцелел лишь листопрокатный, мартеновский же был закрыт несколько лет назад. В администрации Комсомольска-на-Амуре с оптимизмом говорят, что рано или поздно слияние предприятий на «Амурстали» произойдет, но конкретных сроков называть никто не стал.

...Когда мы приехали, Комсомольск приходил в себя после недавних снегопадов. Дороги на амурсталевской территории были на удивление лучше расчищены, чем центральные городские улицы. Чтобы попасть в нужный нам цех (тот самый листопрокатный), пришлось созваниваться с его начальником, после чего тот дал указание на вахту, чтобы нас пропустили. Что логично и практикуется на любом предприятии, поэтому никаких возражений с нашей стороны не возникло. Но несколько позже обнаружилось, что есть и другая проходная, через которую пройти можно совершенно свободно, без соблюдения формальностей. Чем мы с фотокорреспондентом в другой раз и воспользовались, чтобы не терять время.

- Вам нужен человек, который работает с самых первых лет? Есть такой, Николай Васильевич Хухро, старший вальцовщик, - встретил нас начальник сталепрокатного цеха Игорь Колеватов, - И, между прочем, единственный старший вальцовщик в таком возрасте на Дальнем Востоке и в Сибири. Правда, в нашем цехе он с сорок девятого, а вообще на «Амурсталь» пришел в сорок третьем. Идите в цех, там его найдете.

Старейший вальцовщик среди других рабочих не выделялся практически ничем. Сказать, что почти шестидесятилетний стаж работы на не самом легком производстве оставил свой отпечаток на нем, было решительно нельзя. Правда, накануне начальник цеха доверительно сообщил мне, что Хухро не курит и не пьет, но все-таки...

На просьбу рассказать что-нибудь о тех далеких годах Николай Васильевич откликнулся охотно и первым делом вспомнил, что снега, когда он приехал в Комсомольск из Благовещенска в феврале сорок третьего, было почти так же много, как и сегодня. Шла война, взрослых мужчин в тылу было мало, специалистов не хватало, и многие из тех, кто строил завод, остались и дальше работать на нем. Но основной рабочий контингент - старики, женщины и дети. Поэтому теория и практика для учеников ФЗО соединились в единый производственный процесс.

- В цехе повсюду висели плакаты, а с них женщины сурово спрашивали что-то вроде: «Что ты сделал для победы над врагом?». И нам, мальчишкам, совершенно искренне хотелось сделать что-нибудь значительное. На меня тогда посмотрели, а худенький я был, и определили болтовщиком, оператором по-нынешнему. Поселили нас в общежитии, а потом, когда начали работать самостоятельно, дали отдельные комнаты. Тогда этот район считался одним из лучших в городе.

Срок обучения был недолог. Через шесть месяцев Коля Хухро был уже полноценным рабочим. И трудился наравне с остальными: перерыв между выходами в свою смену - когда 24, когда 12, а когда и 8 часов; никаких выходных; никаких отпусков. Окреп - встал вальцовщиком вместо парня, которого призвали в армию. Жаловаться было не принято: важность момента ощущали все и безо всякой пропаганды. И победа в той войне в равной степени принадлежит и рабочим.

- А я пришел на завод, можно сказать, из-за любви к футболу в пятьдесят третьем, - присоединился к беседе другой старожил, Николай Егорович Кудрин. - Тогда почти в каждом цехе были спортивные команды - футбольные, волейбольные. Я играл в футбол, и так получилось, что в одной из футбольных команд не оказалось вратаря, позвали меня, а позже, так как посторонних привлекать не разрешалось, уговорили и устроиться на работу. Так я стал учеником контролера на стане. Потом ушел в армию, а когда вернулся, обнаружил, что устроиться на работу нет никакой возможности - в те годы как раз шли массовые сокращения. Я писал жалобы даже на имя тогдашнего председателя Совета министров СССР Булганина, чтобы меня взяли на работу. И, знаете, взяли.

Все это время шла интенсивная реконструкция «Амурстали». Построили еще две новейшие по тем временам мартеновские печи, открылся электросталеплавильный цех. Было трудно, но завод неизменно выполнял все пятилетки. Первая большая группа рабочих здесь была награждена еще в 1946 году. На «Амурстали» работал и первый в городе Герой Социалистического Труда А. Войтович, которого здесь хорошо помнят. Вообще, как явствовало из разговоров с заводчанами, в истории «Амурстали» два героя - сталевар А. Войтович и директор завода Александр Фролов, руководивший предприятием с 1950 по 1976 годы. Именно при нем были достигнуты самые высокие показатели - 1,5 млн. тонн стали и 1,8 млн. тонн проката. Говорят, Фролов, лауреат Государственной премии, буквально жил заводом: каждое утро присутствовал на планерках, совершал обходы даже по выходным. То время мои собеседники вспоминали с особенным удовольствием.

- А что сейчас? - спрашиваю, зная, в общем-то, ответ на свой вопрос.

Старики разом сникают.

Николай Кудрин говорит невесело:

- Ведь посмотрите: по всей стране заводы стоят. У нас вот мартеновский цех уничтожили. Именно уничтожили. Ведь взять хотя бы Америку, там все мартеновские печи стоят законсервированные. Такой гигант, как «Амурсталь», не может работать без мартеновских печей. Говорю вам, это все специально сделано. Простаиваем мы сейчас очень много, не хватает заготовок. Весь металлолом идет в Китай. Определенные надежды возлагались на строительство моста через Татарский пролив, которое было в планах МПС, но сейчас этот проект отвергнут новым министром.

- А не было мысли уйти на покой, бросить работу, коли она не доставляет больше радости?

- И жить на полторы тысячи пенсии? - усмехается Хухро. - Не получится, не проживешь. Платили б тысячи три, ушел бы.

Да и не отпускает их руководство. Молодежь на завод не идет, а у стариков есть опыт, да и силы еще остались. Что же будет через пять, десять лет, одному провидению известно.

Все, с кем довелось говорить на эту тему, видят только один выход: объединять все те предприятия, которые сейчас образовались на территории «Амурстали», в единый комплекс, как и раньше. А вдруг в 60 лет произойдет второе рождение «Амурстали»?

Дмитрий КОШЕВОЙ.