"Теплоход сел на мель, а пассажиров посадили в лужу"

22.03.2002 | АРХИВ | 9м. 2 c. | 250

Кто в ответе за искалеченную жизнь туриста?

Искра Квановна Ли вползла в управление по туризму минэкономразвития правительства Хабаровского края на костылях. Ее левую ногу незатейливо «украшал» аппарат Илизарова. Дело было в декабре, и нелегко, надо думать, было вот так добираться из Ильинки.

Но Искре Квановне было очень важно задать чиновникам традиционные российские вопросы: кто виноват и что же теперь, собственно, делать? Ведь травмы, которые приковали ее на целый месяц к больничной койке, были получены ею еще в октябре, во время туристической поездки.

- И за весь месяц представители туристической компании даже ни разу в больницу ко мне не пришли, - позже рассказала она мне.

Впрочем, это было еще только первым «сюрпризом». Вторым был ответ из Промышленно-страховой компании, где, как ей казалось, она застраховалась от подобных случаев перед поездкой. Вежливо, но твердо ей пояснили: извините, данный случай - не страховой. Вот если бы вы в Китае покалечились...

Вот тогда-то Искра Ли поняла: она лишилась не только здоровья. Она и ее дочь-студентка остались еще и без средств к существованию. Как и многих женщин, жизнь заставила ее заниматься «шопингом». Не первый год она мотается в китайский город Фуюань за одеждой и прочим ширпотребом, который затем продает в Хабаровске. Вот и этот, роковой, случай не был исключением...

Шок - это еще и по-китайски

Кто виноват в трагедии, разыгравшейся 21 октября прошлого года на Амуре, до сих пор не могут разобраться между собой русские и китайцы. Но начиналось все так. Около трех десятков туристов из городов и поселков Хабаровского края купили путевки на Фуюань в хабаровской туристической компании «Даль-Инвест-Тур», оплатив заодно и страховки. И воскресным утром представители туристической компании посадили их на китайский теплоход «Лунтан-1».

...Китайские быстроходные «Лунтаны» уже не первый год перевозят наших туристов в Фуюань и обратно. Во-первых, аналогичных теплоходов «Полесье» Амурского речного пароходства не хватает, чтобы «закрыть» поток хабаровских «челноков». А во-вторых, имеет здесь место и аспект политический. Желая защитить своих перевозчиков, китайская сторона настаивает, чтобы на «фуюаньском направлении» соблюдался паритет: сколько российских теплоходов возит «челноков» в Китай, столько должно быть и китайских. Поэтому, в общем, многие хабаровские туристические компании отправляют своих туристов в Фуюань судами Хэйлунцзянского пароходства. И до событий, которые произошли 21 октября, такой порядок не вызывал особых вопросов. Теперь они возникли. И как раз потому, что в том, что произошло, оказалось невозможно найти виноватых...

До Фуюаня оставалось уже всего ничего, минут пятнадцать ходу, когда, по свидетельству очевидцев, китайский капитан зачем-то вышел из рубки. В кабине остался его помощник, который, видимо, справиться с ситуацией не сумел. На полном ходу теплоход врезался в песчаную отмель.

Страшный удар вырвал «с корнем» ввинченные в пол сиденья. Пассажиров подбросило и смяло в гармошку. Сверху летели еще люди и тяжелые сиденья, и прочие оторвавшиеся от теплохода детали.

- Моего ребенка спас стол, под который он упал, - рассказал мне руководитель тургруппы Андрей Бальвас.

Кстати, именно Андрей Бальвас сразу же связался по своему сотовому телефону и с Хабаровском, и с китайской туркомпанией (партнером «Даль-Инвест-Тура»), как только окровавленных людей удалось вытащить на песчаную косу. «Китайские перевозчики же сразу по-русски перестали понимать», - в сердцах сказал тогда Андрей Бальвас.

Китайские пограничники на место происшествия прибыли быстрее. Но серьезно искалеченным туристам требовалась, конечно, квалифицированная медицинская помощь. Разведя костер, истекающие кровью люди стали ждать помощи с российского берега, до которого было еще полтора часа ходу.

Этот период времени Искра Ли помнит смутно. Какие-то пограничники. Потом какой-то российский катер. Ее занесли в него, накрыли одеялом. Но все равно было страшно холодно. Конец октября, потеря крови, а катер открытый («Иначе бы нас туда на носилках не затащили»). Какой-то человек всю дорогу до Хабаровска ее тормошит, не дает заснуть. («И я думала все время: «Вот пристал тоже», а потом мне врачи объяснили, что если бы я заснула, то не вышла бы из комы. Видать, он был специально обучен».)

Катер из Хабаровска забрал только двенадцать человек, самых тяжелых. В их числе оказалась и акушерка из Комсомольска-на-Амуре Людмила Белоконь.

- Врачи и сегодня еще не могут дать гарантии, что она когда-нибудь встанет и будет ходить. Очередная операция возможна лишь через полтора-два года, но стоит она очень дорого, - рассказала мне юрист Ольга Журбина.

Ольга Журбина представляет интересы своей подруги бескорыстно. Ведь зарплата у акушерки роддома - что-то около тысячи рублей. («Надо ж так. Собрала последние копейки и поехала в Китай, думала мальчишек своих подешевле к зиме одеть. Двое их у нее».)

Людмила Белоконь пролежала во второй краевой больнице неподвижно полтора месяца - обе ноги на подвесках. Потом родные опять собрали деньги и заказали машину перевезти лежачую Людмилу из Хабаровска в родной Комсомольск-на-Амуре. Но это уже все после.

А тогда, недалеко от Фуюаня, катер забрал в Хабаровск самых-самых. На остальных не было мест. И их привезли в Китай.

- Там нас и в самом деле встречал врач, - вспоминает Андрей Бальвас. - Но все это было как-то несерьезно. Врач был с бинтиком, с лейкопластырем. Серьезно больных ни-кто не осматривал.

...По сравнению с Искрой Ли или Людмилой Белоконь травмы остальных и правда выглядели как-то несерьезно. У Андрея Бальваса было «всего лишь» сломано четыре ребра, у кого-то сломаны пальцы или кисти, вывихнуты челюсти и ноги, у кого-то - «банальное» сотрясение мозга. При этом оставшиеся в живых люди (а погибших, к счастью, не было совсем), когда все кончилось, испытали что-то вроде чувства эйфории. И из-за этого, вкупе с шоковым состоянием, даже не сразу поняли, что же с ними произошло. Как признался мне Андрей Бальвас, о том, что у него сломаны четыре ребра, он узнал лишь две недели спустя, когда стало невмоготу. В таком же примерно положении оказался и Олег Меликсетов: только спустя некоторое время, когда стало совсем тяжело, он пошел в больницу и узнал, что у него - сотрясение мозга. А тогда, в Китае, он посчитал, что он - счастливчик. И хотя было больно наступать на ушибленную ногу, еще и прошелся по торговому центру и кое-что прикупил для семьи. Откуда ж ему было знать, что позже именно из-за этого он станет без вины виноватым? Дескать, сначала воспользовался в полном объеме туристическими услугами, а потом еще захотел получить компенсацию за не заработанные по болезни деньги...

В джунглях международного права

Инцидент, конечно же, сразу стал предметом разбирательства соответствующих и российских, и китайских служб. На предмет «кто виноват». Но вот что интересно. Когда я в начале марта нынешнего года (а произошло все, напомню, почти полгода назад) обратилась в Государственную речную судоходную инспекцию, мне сообщили, что «расследование проведено еще не в полной мере», так как заключения китайской стороны нет по сей день.

- Китайцев надо знать, - объяснили в инспекции. - Все наши документы мы передали им еще в конце той навигации, а толку что?

Именно на отсутствие результатов расследования ссылались в беседе со мной и представители хабаровской туристической компании, объясняя долгую проволочку в решении вопроса о материальной компенсации пострадавшим. Весь парадокс, однако, заключается в том, что для решения как раз этого вопроса таких долгих расследований можно было бы... и не проводить.

И вот почему. В свое время наше Амурское государственное управление водных путей и судоходства «Амурводпуть» Минтранса РФ и китайское управление по судоходству провинции Хэйлунцзян заключили между собой соглашение. В соглашении этом, помимо прочего, значилось, что всю ответственность за пассажира С МОМЕНТА его ЗАХОДА НА СУДНО несет судовладелец.

...Неискушенному читателю, наверное, надо пояснить, что термин «судовладелец» обозначает не того, кто владеет судном, а того, кто его в данный момент эксплуатирует - таковы правила. А эксплуатировала судно в тот злополучный день китайская туристическая компания «Фуюань-Интурист» - по договору с хабаровской туркомпанией «Даль-Инвест-Тур», которая, можно сказать, передавала ей российских туристов «из рук в руки».

По иронии судьбы, эта же китайская туристическая компания обязывалась и страховать российских туристов от несчастного случая.

И, значит, все, что, казалось бы, оставалось сделать в данной ситуации хабаровской компании «Даль-Инвест-Тур» - это собрать заявления от пострадавших туристов и вместе с медицинскими заключениями передать их своему китайскому партнеру. Возможно, даже подать на него в арбитражный суд КНР. Уж по поводу выплаты туристам страховок «от несчастного случая» - точно. Ведь этот пункт специально оговаривался в договоре между российской и китайской туркомпаниями. И пусть бы потом китайская туркомпания сама разбиралась с «виноватым» Хэйлунцзянским пароходством.

Так делается во всем мире. Но в Хабаровске все произошло несколько по-другому...

Под сенью коммерческой тайны

Директор хабаровской туристической компании «Даль-Инвест-Тур» Николай Назаров и правда проявил внимание к пострадавшим туристам. И даже направил им письма с просьбой предоставить медицинские и прочие документы. Но сделал это... только 20 декабря, или ровно через десять дней после того, как отчаявшаяся Искра Ли вползла на своих костылях в краевое управление по туризму. А управление, что называется, включило «административный ресурс».

К этому времени особо «настырных» пострадавших осталось лишь семь человек. Часть людей разъехалась по домам, а часть - махнула на все рукой, полагая, что вся эта нер-вотрепка - себе дороже.

Все семеро, тем не менее, представили в хабаровскую туристическую компанию свои заявления, справки и чеки из аптек. Внимательно изучив сии документы, Николай Назаров принимает судьбоносное решение: выплатить компенсацию лишь двоим - Искре Ли и Людмиле Белоконь. Очевидно, травмы и потери в заработке остальных ему показались не заслуживающими внимания.

А может быть, Николай Назаров просто не хотел портить отношения со своими китайскими партнерами? Ну вроде: ссорься с ними, выставляй претензии, когда у нас тут уже новая навигация на носу?

...Нет ответа на эти вопросы. Но зато очень много поучительного можно почерпнуть из переписки Назарова с министром краевого правительства Александром Левинталем, которая относится как раз к этому периоду времени. Из этих декабрьских-январских писем следует, что он регулярно встречается с китайской стороной, дабы урегулировать вопрос о возмещении материального и морального вреда пострадавшим.

Не знаю, может, эти переговоры с китайцами и правда были очень интенсивными. А только на начало марта даже Искра Ли и Людмила Белоконь не получили полностью обещанные им суммы денег. Зато обеих заставили подписать договор о том, что сумму компенсации - коммерческая тайна! - они никому и никогда не раскроют.

Бедные женщины держатся стойко. Обещанные суммы держат в секрете и вообще боятся беседовать с журналистом. Шутка ли! Искре Квановне врачи прочат еще две операции и, как минимум, десять месяцев нетрудоспособности. А Людмила Белоконь даже не знает, встанет ли на ноги. Мало ли что, проговоришься - еще последнее потеряешь.

Дышите глубже: вы не застрахованы

О многом заставила меня задуматься эта история. Ну, например, насколько мы вообще защищены, выезжая в турпоездку за рубеж. Характерная деталь: все туристы, поехавшие в тот день в Фуюань, были твердо уверены, что застраховали свою жизнь и здоровье «на все сто». Ибо вместе с путевкой приобрели в обязательном порядке и страховку хабаровской Промышленно-страховой компании.

Многие об этом потом вспомнили и побежали в страховую компанию получать компенсацию, а получили... от ворот поворот. Почему? В компании им объяснили, что случай - «не страховой». Дескать, вы были застрахованы «не на все сто», а только на тот случай, если бы потратились на лечение в больницах Китая. А раз лечились в Хабаровске - пардон...

Именно так объяснил мне глава Промышленно-страховой компании Виктор Постников.

Но почему же тогда сами туристы не знали, какую именно страховку они приобретают? Уж на это, казалось бы, у них есть полное право.

- Да просто представители туркомпании надеялись, что ничего «такого» не произойдет. Мы неодно-кратно предлагали «Даль-Инвест-Туру» страховать своих туристов еще и от несчастного случая, но они на это не шли. Видно, боялись, что тогда путевки подорожают и турист от них уйдет, - пояснил Постников.

Разумеется, у туркомпании на сей счет мнение прямо противоположное. И, как сообщил Николай Назаров, он даже направил жалобу на «недобросовестное поведение» Промышленно-страховой компании в Росгосстрах.

...Третейским судьей я здесь быть, конечно, не собираюсь. Но вывод кое-какой для себя сделала. Пока сильные мира сего бьются за свои интересы, страдает слабый. И этот слабый пока что - только потребитель.

Спасение «рядового Райана» в России - личное дело самого рядового Райана. Но обращаться в суд он боится. Он знает, что в России суды длятся годами, а на высуженную компенсацию, в лучшем случае, можно потом купить «сникерс». И поэтому он будет месяцами обивать порог (в нашем случае - туркомпании), надеясь, что все-таки заплатят. Потом напишет жалобу в правительство края, а может быть, даже и президенту Путину.

Поможет мало и через раз. Как повезет.

Я беседовала с руководителем управления по туризму Владиславом Черновым, и он соглашался, что случай - некрасивый, а людей жалко. Но управление по туризму края, тем не менее, не бросилось утрясать все с управлением по туризму китайской провинции Хэйлунцзян. Наверное, потому, что этот случай - частный, а у нашего края с провинцией Хэйлунцзян долгосрочные перспективы сотрудничества в сфере туризма.

Но если вдуматься, ЧТО это означает, то понимаешь, что случай - совершенно не частный. Это система. И называется она - отношение государственных органов к защите своих граждан за рубежом. И зарубежные партнеры наших компаний, прочувствовав это отношение, начинают, надо полагать, действовать соответственно.

- Ночь после аварии некоторые туристы, которые не отправились вечером в Хабаровск, провели в фуюаньской гостинице. А утром обнаружилось, что один мужчина испачкал кровью простыни. За это администрация гостиницы потребовала с него уплатить штраф, - рассказал мне после один из туристов.

Не знаю, было ли это на самом деле. Связаться с китайской стороной возможности не предоставилось. Но если это было так, честное слово, уже бы не удивилась.

Ольга НОВАК.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

19.06.2024 12:32
В Ванино появится мини-парк

19.06.2024 12:31
У «СКА-Хабаровск» новый генеральный директор

19.06.2024 08:56
ВТБ предупреждает: мошенники стали запугивать просрочкой по ипотеке

19.06.2024 08:53
Восстановим 7000 гектаров леса

19.06.2024 08:53
Олимпийский день ждёт участников

19.06.2024 08:08
Как стать предпенсионером

18.06.2024 19:26
Дмитрий Демешин поручил создать атлас проблемных объектов Хабаровского края

18.06.2024 16:34
Выбрать профессию помогают в Чегдомыне

18.06.2024 16:32
Хабаровчанки Татьяна Антошина и Алёна Симакова отличились в велоспорте

18.06.2024 16:29
Какие дворы края преобразятся этим летом

18.06.2024 16:28
Как открыть салон красоты, востребованный хабаровчанами

18.06.2024 13:47
ВТБ профинансировал строительство ЖК в Хабаровске на 1,1 млрд рублей



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов