Баня «по-черному» для сельской учительницы

28.03.2002 | АРХИВ | 2м. 37 c. | 222

На февральском заседании думы случился небольшой парадокс. Рассматривался проект закона «О краевой целевой программе «О целевой подготовке специалистов для сельских и отдаленных районов Хабаровского края на 2002-2006 годы и социальной поддержке студентов». Проект в свое время благополучно прошел первую стадию. Нынче он обсуждался во втором чтении, то есть с внесенными поправками. Комитет рекомендовал его принять, но на заседании думы проект не приняли.

Название закона говорит само за себя: есть серьезная проблема обеспечения глубинки самыми разными специалистами. К примеру: в крае есть районы, где обеспеченность медработниками на уровне 18 процентов. Дошлый народ выкручивается за счет совмещения профессий, а дохлый народ сдается им на милость. Скажем, в Чумиканской районной больнице есть хирург, который по совместительству гинеколог и стоматолог. Дай Бог здоровья его больным, а ему - не спутать кресла. Дети зажиточных чумиканцев, конечно же, учатся. Но папы-мамы платят за их подготовку к вузу и за учебу отнюдь не затем, чтобы они вернулись работать домой. А те, кто бы хотел вернуться, не поступят учиться - нечем платить за подготовку и за учебу. Потому что выпускники сельских, да и районных школ, даже отличники, сегодня неровня городским по уровню знаний.

Эта проблема не новая. И краевая власть уже штурмовала ее методом двух губернаторских постановлений и специальной программы по целевому обучению. От бюджетных мест в вузах и техникумах (с федеральным финансированием) отщипывалось определенное количество мест для целевого набора. И даже финансировалось частично краевыми деньгами. Заключались трехсторонние соглашения: власть (вместе с будущим работодателем) - вуз - студент. Ситуация чуть-чуть изменилась. Скажем, в 1998 году в вузы края поступило 55 процентов наших городских ребят и 24 процента ребят из районов края. А вот итог всего двух лет действия губернаторских постановлений: в 2000 году студентами стали 48 процентов горожан и 37 процентов селян.

Но в жизни элементарная арифметика всегда переходит в замысловатую алгебру. Во-первых, очень много сельских ребят срезается на экзаменах и очень много их не проходит даже по отдельному конкурсу, особенно в случаях наплыва целевиков из других регионов Дальнего Востока. А треть из тех, кто поступил, с трудом учится - сказывается слабая довузовская подготовка. Во-вторых, целевой набор стал во многом блатным - для детей местных начальников. Но самое главное - не едут они «на родину». И заключенные договоры - фикция. Вернуть потраченные на обучение бюджетные целевые деньги - большая проблема, даже через суды.

Что предлагал проект краевого закона? По сути то же, что было в постановлениях, хотя и в улучшенном варианте. В пределах 600 мест дневного и 250 мест заочного целевого приема в вузы в год, соответственно, 370 и 40 мест - в техникумах. Краткосрочную подготовку будущих абитуриентов, выезд в районы приемных комиссий, расширение перечня специальностей. Вторая часть программы заявляла о социальной поддержке студентов: льготный проезд в городе, диетическое питание и оздоровление в санаториях (по возможности).

Самое важное здесь - деньги. Цена программы на пять лет предлагалась в сумме 96 млн. руб. из краевого бюджета и 750 тыс. руб. из муниципальных бюджетов (по их решению), почти 22 млн. руб. от предприятий-заказчиков (по согласованию), а также учитывались 76 млн. руб. федеральных денег. Нормально. За исключением главного - как отправить новоиспеченных специалистов «на родину»? В проекте этого не было. Явление замечательно тем, что, отрывая бюджетные деньги, субсидируя вузы, в очередной раз пополнили бы ряды дипломированных безработных в столице края. Или - дипломированных «челночников», продавцов и т.д.

И депутаты не одобрили проект. Или надо менять его концепцию, или дописывать механизм реализации программы, т.е. закрепления выпускников вузов и техникумов. Проект отдали на доработку рабочей комиссии. В этом есть прямая логика, но есть и сложные нюансы.

Ностальгически хочется возвращения к старой системе распределения молодых специалистов. Квартира, подъемные, участок земли и т.д. Но времена-то другие - рыночные. С одной стороны, в стране грядет пора единых экзаменов. С другой - ходит идея государственных именных финансовых обязательств. Отличнику - большая денежная сумма, и выбирай себе престижный вуз, куда за ним придут эти деньги. Троечнику - сумма поменьше, и выбор совсем другой. Но пока это случится, у тех же чумиканцев зубы выпадут...

Есть вариации проще и доступнее. Муниципальная власть и предприятие-работодатель идут все-таки на договор со студентом о его обучении и отработке «на родине», но в случае, если выпускнику вуза предоставится жилье, разовая оплата проезда в отпуск, льготы по коммуналке и медикаментам и т.д.

Но знатоки говорят: стоп! Мелко плаваете. Какой срок отработки может назначить закон за обучение в вузе за счет краевой казны? Пожизненный? Бессмысленно. Пять лет? Допустим. Но кто гарантирует, что через пять лет отработки специалист не покинет деревню? Значит, выучив и едва заполучив кадры, надо тут же выкладывать новые деньги на обучение новых. Ротация возможна до бесконечности, с перерастанием в иждивенчество... Может быть, посмотреть шире, подняв из небытия федеральный закон о социальном развитии села? Ведь что такое быть молодой, к примеру, учительницей в деревне? Дадут ей законные «завлекаловки», но не будет всего лишь одной возможности - элементарно помыться. Общественных бань в деревнях нет. Сама она ее не построит. Идти мыться к соседям, где ее же ученики, - пристойно ли? И уедет красавица... А ведь, по сути, любые официальные меры по закреплению молодых специалистов в сельской местности как раз и ложатся в концепцию социального развития сел края. Если проблема созрела до такой степени, что власть готова начинать вкладывать деньги в специалистов, то рыночные отношения требуют не бесконечных затрат, а ощутимой выгоды.

Механизмы обеспечения цели зависят от самой цели. В программе, которую «забодали» в думе, был такой порядок ее реализации. Заказчик программы - министерство образования края. Исполнители программы - три министерства: образования, здравоохранения, финансов и исполнительная власть районов. Контролер программы - снова министерство образования края. Есть ли смысл в том, что министерство образования края может стать богом в трех лицах? Если в его функциях образовательные процессы, то оно никак не может отвечать за отсутствие специалистов в краевых государственных, к примеру, сельхозпредприятиях.

От «хозяина» программы, от заказчика-координатора будет зависеть многое. Если цель - подготовить достаточное количество молодых специалистов для края, тогда карты в руки министерству образования. А если цель - закрепить специалистов в районах, в селах, - тогда кому бразды правления? Если правительство края будет скопом отдавать деньги вузам на обучение специалистов - одна ситуация. А если деньги отдавать конкретным будущим специалистам? Договор с конкретным человеком о целевой краевой бюджетной ссуде, с которой он придет в вуз и которую потом должен будет отработать. Бросил учебу - верни деньги. Не доработал в деревне часть срока - верни часть денег. И только после полной отработки «на родине» ссуда гасится. Кстати, а почему только сельские дети могут быть такими целевыми специалистами? Может быть, и умные городские дети из бедных семей поехали бы работать в глубинку? И это уже больше похоже на рыночные отношения.

Впрочем, все это - только отдельные мысли самых разных людей, понимающих в какой-то мере проблему и имеющих к ней отношение. И задача их публикации - загнать побольше «ежей» рабочей группе и депутатам, чтобы учли в законе побольше нюансов, чтобы получился он ближе к жизни и работал.

Раиса ЦЕЛОБАНОВА.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

26.02.2024 14:22
Путин анонсировал масштабный капитальный ремонт российских школ

26.02.2024 09:06
Всероссийский турнир по стрельбе на дальние дистанции прошел в Якутии

25.02.2024 11:02
В Хабаровск приехали победители розыгрыша с ВДНХ

22.02.2024 14:14
Уникальный тоннель открыли в Хабаровском крае

22.02.2024 09:50
«Пусть скорее наступит день, когда взовьётся знамя Победы!»

22.02.2024 08:49
Грановский начинает и выигрывает

21.02.2024 14:08
Губернатор Михаил Дегтярёв поздравил учёных края с 300-летием Российской Академии наук

21.02.2024 10:25
Слет семей участников СВО: вопросы, меры поддержки и адресная помощь

21.02.2024 09:48
АРЕНДА ЖИЛЬЯ В ЯЛТЕ: КЛЮЧЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЫНКА

21.02.2024 09:20
Панна-футбол в Хабаровске становится всё более популярным

21.02.2024 09:09
Новогодние декорации продлили

21.02.2024 09:00
Выучат на министра



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов