поиск
14 июля 2024, Воскресенье
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Страсти по «дип»-помойке

25.04.2002
Просмотры
263

- За четырнадцать лет, что я здесь работаю, это первый такой дикий случай, - вздохнул главный врач центра Госсанэпиднадзора по Центральному и Кировскому районам Хабаровска Александр Денкин. После рядовой проверки его сотрудница Наталья Богатова слегла с гипертоническим кризом. Но все могло быть и гораздо хуже.

Наталью Ильиничну спасло длинное пальто из добротного драпа. Это его, а не сотрудницу СЭС, растерзала овчарка, которую спустили с привязи сотрудники Хабаровского отделения отдела торгового советника при посольстве КНДР в Москве. Сотрудникам торгпредства не понравилось намерение врачей СЭС проверить прилегающую к их зданию территорию на предмет коммунальной гигиены.

Между тем состояние этой самой гигиены уже давно намозолило глаза не только жителям близлежащих домов, но и работникам МУП-3, которые и направили в СЭС просьбу лично проинспектировать «нехорошее место».

- Ну что тут скажешь: помойка. Просто помойка, - рассказала нашему корреспонденту Наталья Богатова. - Прямо на территории торгпредства бумага, бытовые отходы, строительный мусор, сортир деревянный поставили, с нами не согласовав. А все это благоприятствует проникновению в почву возбудителей инфекционных заболеваний.

Но все доводы СЭС не первый уже, между прочим, раз разбивались о «контрдовод» северокорейской стороны. Еще по очень «старинному» соглашению, подписанному КНДР и СССР, торгпредство является не чем иным, как составной частью северокорейского посольства, расположенного в Москве. И обладает дипломатическим иммунитетом. В связи с чем неизменно выходило, что дипломатический иммунитет распространяется и на «помойку», и на деревянный сортир. Что, конечно, не очень вяжется с высоким дипломатическим статусом. Но имеет свое, не менее скандальное объяснение, о чем уже не раз писала наша газета.

...Можно, наверное, напомнить, что строить свое торгпредство северные корейцы начали в нашем городе «тихой сапой», не согласовав выбор места с городскими властями. Сие, вообще-то, недопустимо с точки зрения международного протокола. Да и вообще ни с какой точки зрения. Но факт остается фактом. Здание бывшего детского садика по улице Ленинградской, 9а закупила «для коммерческих нужд» некая корейская фирма «Джентекс». После чего оно неизвестно каким образом превратилось в «собственность» торгпредства КНДР. А то уже начало надстраивать в нем новый этаж, возводить разные прочие сооружения - опять же ни с кем это не согласовав (и что, опять же, недопустимо). Одним словом, о том, что практически в центре города возносится «отделение посольства», городские и краевые власти узнали, так сказать, явочным порядком.

Однако представление краевых властей о прекращении незаконного строительства ровным счетом ничего не дало. Так же, как и попытки решить вопрос через Министерство иностранных дел России. Зато начался долгий и нудный «переговорный процесс», который длится по сей день и, разумеется, уж никак не способствует ускорению строительства. В здании торгпредства до сих пор нет ни горячей, ни холодной воды. Нет, соответственно, и канализации. Отсюда и деревянный сортир. Строительный мусор - тоже отсюда.

Впрочем, бытовые трудности не пугают северокорейских товарищей. По сей день они стойко отвергали все варианты зданий для торгпредства, которые им предлагали краевые власти. А сотрудников СЭС, которые периодически наведывались с инспекциями, просто не впускали на «свою» территорию.

...Но в этот раз врачу Ирине Кузнецовой и ее помощнику Наталье Богатовой позволили зайти за калитку и осмотреть двор. Им разрешили даже зайти на порог торгпредства, но дальше «прихожей» не пустили.

- А как же я буду писать акт? - удивилась врач Ирина Кузнецова. Но делать было нечего. И заполнять официальный бланк пришлось прямо на капоте «дипломатической» машины, что стояла во дворе. Попросив расписаться в акте с предписанием «произвести уборку территории» переводчика торгпредства Хан Ен Се, врач Ирина Кузнецова заметила, что работники СЭС придут с проверкой через несколько дней. И чтобы территория была убрана.

- В этот самый момент молодой кореец, который стоял поодаль, пошел в глубь двора, к собачьей будке, - вспоминает Наталья Богатова. - Я это успела заметить и отвернулась. А через мгновение услышала крик врача: «Наталья Ильинична, там собака!». Я вся сгруппировалась, потому что знаю: если собаке отдана команда, она все равно должна во что-то вцепиться. Бежать бесполезно...

Еще момент - и Наталья Богатова почувствовала страшный рывок. К счастью, зубы овчарки вцепились в драп пальто, но это уже потом она поняла, что к счастью. Тогда же от испуга все поплыло перед глазами, стало плохо, подкосились ноги...

Как рассказал нам Александр Денкин, сейчас его ведомству приходится вести переговоры с милицией, чтобы как-то обезопасить врачей в подобных ситуациях. Сотрудникам СЭС деваться некуда. Они выполняют закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения РФ. А сотрудники торгпредства КНДР живут, конечно, по другим законам. Но живут они ведь в нашей стране. И сейчас, когда Россия и КНДР официально объявили о своем официальном курсе на «сближение» и «стратегическое партнерство», казалось бы, самое время доказать уважение друг к другу не на словах, а на деле.

Но почему-то не получается. Поэтому, как сказала мне Наталья Богатова, сейчас она намерена подавать на торговое представительство КНДР в суд.

Очевидно, она еще не сталкивалась в своей жизни с такой вещью, как «дипломатический иммунитет».

Ольга НОВАК.