поиск
14 июля 2024, Воскресенье
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Российская Фемида на американском колесе

20.09.2002
Просмотры
285

17 сентября в Хабаровском крайсуде началось не вполне обычное мероприятие: трехдневный российско-американский семинар-совещание председателей и членов квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации и председателей судейских экзаменационных комиссий. Инициаторами и организаторами семинара в рамках проекта «Российско-американское судебное партнерство» (РАСП) выступили Высшая квалификационная коллегия судей России и американская юстиция в лице судьи из штата Индиана Бетти Барто. Из США на Дальний Восток прибыли также двое ее коллег, судей с солидным стажем работы в американском правосудии.

Г-жа Барто, обратившись к присутствующим, объяснила, что она и ее коллеги приехали, чтобы посмотреть на те позитивные изменения, которые происходят в правовом пространстве России. Американские участники РАСПа уже имеют опыт работы в странах, находящихся в стадии коренных изменений, а потому им есть чему поучить российских коллег. А заодно и самим поднабраться опыта. Б. Барто предупредила, что в процессе формирования нового российского правосудия совсем не нужно «изобретать колесо», то есть какие-то основополагающие правовые принципы судебной системы.

Повод у семинара более чем актуальный. В последнее время внесены важные изменения в закон о статусе судей; принят совершенно новый закон о судебном сообществе; с 1 сентября вступил в действие новый Арбитражно-процессуальный кодекс. Претерпели изменения и ряд других законодательных актов, регламентирующих деятельность судебной системы. Позитивные последствия налицо. Вот пример. На протяжении 10 лет в разрешении хозяйственных и имущественных споров существовала неразбериха, когда одним и тем же иском занимались и арбитраж, и обычный суд, куда обращались участники тяжбы. В результате две судебные инстанции порой выносили взаимоисключающие решения. Ведь недаром говорится: два юриста - три мнения. В итоге правосудие начисто проигрывало, а выигрывали лишь пронырливые сутяги. (Не оттого ли столь модной альтернативой судебному разбирательству стали «разборки» между «крышами» и бандитские наезды на должников?) Новый Арбитражно-процессуальный кодекс положил конец путанице. Отныне никто, кроме арбитража, не вправе принимать решения по таким делам.

Средняя годовая нагрузка на одного судью в Хабаровском крае составляет до 500 уголовных и гражданских дел. Если разделить это число на количество листков календаря, получается вполне «говорящий» результат. Отправление правосудия в таком режиме, пожалуй, не под силу оказалось бы и библейскому царю Соломону - мудрейшему из мудрейших. Законодательные новшества решают и эту проблему. С введением института мировых судей и упомянутого АПК нагрузка на обычного судью ощутимо снижается. И, соответственно, растет качество рассмотрения дел.

Новации российского законодательства, безусловно, на пользу отечественной Фемиде. Но судьям всех рангов необходимо твердо ориентироваться в юридическом пространстве. Выработка тактики применения новых законов и методов судопроизводства и составила главную задачу семинара. А взгляды на различные новшества у судей не всегда совпадают. Уже не первый год предметом законной гордости председателя Хабаровского крайсуда В.М. Вдовенкова является метод рассмотрения кассационных жалоб осужденных по уголовным делам, получивший название «телеконференция». Суть его в следующем. Вместо трудоемкой и чреватой побегами доставки осужденного на судебное заседание в следственном изоляторе и здании крайсуда несколько лет назад были оборудованы специальные залы, оснащенные передающей и принимающей телеаппаратурой. Участники заседания общаются не в реальном, а в виртуальном пространстве - по телевизору. Немалые средства, изысканные на «телеконференцию» крайсудом, для госбюджета окупились с лихвой хотя бы через экономию на конвоировании. Хабаровск стал вторым после Москвы местом в стране, где это процессуально-техническое новшество воплотили в жизнь.

Однако на семинаре прозвучало мнение совершенно иного, психологического порядка. Судья просто обязан «вживую» видеть и чувствовать человека, чью судьбу он решает. Хотя бы для того, чтобы суметь оценить степень искренности подсудимого. Без этого не может быть уверенности в справедливости приговора. А «телеконференция» подменяет многогранность живого общения суррогатом.

На чьей стороне больше правоты, покажет жизнь и судебная практика. Несомненно одно. Такая открытая полемика только на пользу делу правосудия.

Еще один вопрос, послуживший темой отдельного доклада на семинаре, без сомнения, касается всех граждан государства. Это порядок и методы подбора кандидатов на должность судей и предъявляемые к ним требования. Отнюдь не все равно, кто именно станет разрешать наши отношения с законом.

Судьей в России может стать любой гражданин не моложе 25 лет, с высшим юридическим образованием и стажем работы в правовой сфере не менее пяти лет. Судья должен быть здоров; зрел, но не стар; честен, трудолюбив, учитывая предстоящие ему искушения и нагрузки. Новый закон предъявляет к кандидату в судьи и массу других требований вплоть до малопонятных, как, например, участие в общественной работе. Но не станем иронизировать. Тот, кто наделен правом вершить человеческие судьбы, должен этому праву соответствовать по всем параметрам.

Судья не имеет права состоять ни в каких партиях, быть депутатом, заниматься совместительством по профессии и бизнесом. И это, безусловно, правильно. Но в нашей жизни отчего-то всегда выходит так, что один хороший закон обязательно не стыкуется с другим, не менее хорошим. Это еще раз получило подтверждение в ходе семинара.

То, что кандидат в судьи должен быть психически здоров - аксиома. Судья-шизофреник, пожалуй, опаснее подсудимого-террориста. И судебные квалификационные коллегии, проводящие подбор и проверку кандидатов, уделяют этой стороне особое внимание. Но если справку об отсутствии, к примеру, язвы желудка кандидат просто обязан предоставить, то как быть, если он не желает проходить психиатрическое обследование? Ведь, согласно существующему законодательству, это дело сугубо добровольное, и нежелание обследоваться у психиатра не является поводом для отказа в судейской должности. Как показывает жизнь, многие кандидаты в арбитражные судьи приходят с должностей юристов коммерческих фирм. Зачастую они же являются и акционерами. Но по закону эта информация является коммерческой тайной. Как быть с принципом недопустимости совмещения судейских обязанностей с бизнесом?

Новый УПК, административный кодекс и другие законодательные акты, расширяя компетенцию и полномочия суда, неизбежно требуют значительного увеличения числа судей. Каждый служитель Фемиды априори должен быть человеком кристальным по части морали. Но можно ли этого достичь в стране, где, согласно вполне официальным данным, доходы от коррупции, «теневого» и криминального бизнеса по объемам значительно превосходят доходную часть госбюджета? Очень сомнительно, если только не выращивать будущих судей, как гомункулов, в пробирках. Впрочем, эта проблема в круг вопросов семинара не входила. Но здесь не скрывали: нечистоплотные судьи существовали и существуют. В недавнее время по стране ежегодно за дискредитацию судейского звания досрочно прекращались полномочия до ста служителей Фемиды. В Хабаровском крае таких случаев бывало до пяти в год. В последнее время в России досрочное прекращение судейских полномочий сократилось в четыре раза.

В кулуарах корреспонденту объяснили, что причин тому несколько. Лучше работает новый механизм подбора кандидатов, а значит, в судьи попадает меньше случайных людей. В последние год-два в Хабаровском крае неправедных судей не увольняли. Но не из-за отсутствия таковых. Просто до «насильственного вылета» не доходило. Уличенный в прегрешениях судья волей-неволей уходил в отставку «по собственному желанию».

С трибуны же прозвучало иное. Дескать, нельзя же бесконечно искать «ведьм» в собственных рядах! По новому закону судебные квалификационные коллеги не могут выступать инициаторами изгнания провинившегося судьи. Поступившую на судью жалобу сперва должен проверить председатель суда. А уж придя к выводу о виновности своего коллеги, он вправе возбудить ходатайство перед квалификационной коллегией о досрочном прекращении полномочий. Потому что квалификационная коллегия - это «суд для судей». А судья, как любой гражданин, имеет право на защиту.

Бесспорно. Однако такой подход более смахивает на ведомственный способ - не выносить сор из избы. И почему это для судей предусмотрен какой-то особый суд? Быть может оттого, что и возможности защиты у них совсем не те, что у обычных граждан?

Трудно сказать, чего было больше на семинаре - вопросов или ответов. Но нельзя не заметить, что такой гласный и компетентный форум в крае случается не часто.

Кирилл ПАРТЫКА.