Какие традиции у милиции?

03.10.2002 | АРХИВ | 3м. 5 c. | 144

Слова, вынесенные в заголовок, конечно же, нельзя произносить в утвердительной форме.

Разумеется, у советской, а теперь российской милиции есть, не побоюсь высокого слова, славные традиции. Людьми в милицейских погонах совершено немало подвигов как на фронтах различных войн, так и в мирные для остальных сограждан дни. Несть числа примерам, когда бойцы правопорядка защищали людей от криминальной нечисти, не щадя, как говорится, живота своего, порой при этом теряя жизнь...

Но все же есть некоторые вопросы.

В дни праздников, каких-либо торжеств ветераны частенько с гордостью и удовольствием надевают бережно хранимую форменную одежду. Но не все. Ветераны-милиционеры... не имеют права этого делать. В статье 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ говорится, что при увольнении с правом на пенсию ношение форменной одежды разрешается лишь бывшим генералам, а также сотрудникам, имеющим специальные звания среднего и старшего начальствующего состава внутренней службы и юстиции. Ветеранам же органов внутренних дел, имеющим милицейские специальные звания, это запрещено.

Это никак и нигде не объясняется. Просто, устанавливая такое положение, исходили из того, что сотрудник милиции является представителем власти, наделенным немалыми полномочиями, правом предъявлять определенные требования гражданам. Уходя в отставку, человек этих прав лишается. Однако если вести речь не о тех, кто проносил милицейские погоны без году неделю, а о заслуженных людях, отдавших борьбе с преступностью два-три десятка, а то и более лет, то трудно представить, что такой ветеран будет использовать форму для чего-то недостойного и сомнительного. Тем более - в преступных целях.

Я был знаком с ныне, увы, покойным Героем Советского Союза полковником милиции в отставке Павлом Яковлевичем Грищенко. Этим достойным человеком милиция Хабаровского края гордилась и гордится. Но, выходит, и он не имел права надевать милицейскую форму после того, как ушел в отставку? Весьма абсурдным все это представляется.

Теперь о званиях. Я прослужил в Советской Армии 25 календарных лет и уволился в запас в звании подполковника. Потом почти восемь лет служил в УВД нашего края, откуда и уволился в звании полковника милиции. Как и положено, встал на воинский учет в военкомате. И теперь являюсь армейским резервистом в звании подполковника запаса Российской армии. А милицейские полковничьи звезды - это как-то не в счет.

Люди, проходящие или проходившие службу во всех родах войск и видах Вооруженных сил РА, в Федеральной пограничной службе РФ, в Федеральной службе безопасности РФ, в Федеральном агентстве правительственной связи и информации при президенте РФ и даже во Внутренних войсках МВД РФ, а также ряде других силовых структур, имеют воинские звания и являются военнослужащими. А сотрудники милиции таковыми не являются и имеют специальные звания.

Один из офицеров, неоднократно бывавший в Чечне и уволившийся из «органов» офицером милиции, с недоумением говорил мне:

- Воевать, «глотать» пули и осколки, становиться инвалидами и гибнуть - всему этому не мешает то обстоятельство, что мы не военные и не имеем воинских званий. А в военкомате я - младший сержант запаса. Ну не обидно ли?

В военкомате мне сказали, что у них состоит на учете немало людей, которые из милиции уволились в звании старших офицеров, а в запасе РА они являются сержантами или даже рядовыми. То есть имеют те воинские звания, с которыми закончили срочную армейскую службу.

Интересное дело получается. Сотрудникам милиции доверено оружие, дано право применять его в определенных законом случаях. Когда ситуация требует, они вступают в бой с внешним или внутренним врагом. А вот военнослужащими они не являются, и их специальное звание оказывается в немалой степени пустым звуком. Правда, это при том, что за звания они получают оклады наравне с военнослужащими.

Кстати, я знаю бывшего полковника милиции, который награжден именным пистолетом. Он имеет право хранить его и носить. А права носить милицейскую форму у него нет.

Болезненным для бывших сотрудников органов внутренних дел является и вопрос ветеранских удостоверений.

Указом президента РФ № 501 от 19 мая 1995 г. «Об утверждении порядка и условий присвоения званий «Ветеран военной службы» и приказом министра обороны РФ № 185 от 14 мая 1996 г. «О мерах по реализации в Вооруженных силах РФ федерального закона «О ветеранах» определено, что лицам, прослужившим в Вооруженных силах РФ не менее 25 календарных лет, присваивается звание «Ветеран военной службы».

Такое звание с соответствующим удостоверением получил в военкомате и автор этих строк. А если бы все мои 33 «календаря» прошли только в милиции, то не видать бы мне такого удостоверения. (Каких-либо льгот оно не дает, право на них в соответствии с действующим ныне законодательством наступит только по достижении 60 лет, но все равно я держу в руках это удостоверение с теплым чувством.)

А вот люди, прослужившие в милиции сколько угодно лет, удостоверение «Ветеран милиции» не получают - такового попросту не существует. Лишь по достижении мужчиной 60 лет, а женщиной - 55 лет можно получить в органах социального обеспечения удостоверение «Ветеран труда», если имеешь соответствующую выслугу лет, дабы обрести право на определенные законом льготы. И никаких отличий, свидетельствующих, что человек отдал многие годы трудной и опасной службе, нет. С юридической точки зрения это, может быть, и не имеет никакого значения, а вот со стороны морально-психологической...

Присяга... Люди, носившие погоны, особенно представители старшего поколения, хорошо знают, что она значит для защитника Родины или бойца правопорядка. Мне до сих пор в деталях помнится тот уже далекий день, когда мы, вчерашние школьники, курсанты военного училища, принимали военную присягу.

Нынешнее время очень многое упростило. А если называть вещи своими именами, то попросту опошлило. Это к тому, что человек, поступающий на службу в органы внутренних дел, независимо от звания (даже если это офицер запаса), и независимо от того, принимал ли он военную присягу, должен обязательно принять присягу милицейскую.

Так вот я, будучи полковником милиции, такую присягу не принимал. (Не буду утверждать, что меня это, по большому счету, волнует: я уже один раз поклялся в верности Родине и своему народу и считаю, что этого достаточно на всю оставшуюся жизнь. Но коль по закону положено приводить к присяге и всех сотрудников милиции, то почему же к этому такое легкое отношение?) И знаю немало офицеров, пришедших в органы внутренних дел куда более молодыми, нежели я, которых милиция тоже к своей присяге не приводила.

И еще одно обстоятельство, которое представляется более чем странным: милиция не имеет мобилизационного резерва. Военнослужащий, покидая армейский строй, до определенного возраста и если позволяет здоровье является воином запаса, которого в случае необходимости снова поставят в строй. И только достигнув установленного возраста или же утратив здоровье он становится военнослужащим в отставке и уже не подлежит призыву. А в милиции человек сразу уходит в отставку.

Словом, перешагнул милицейский порог, закончив службу, - и ты уже для милиции никто... А в силу такого отношения и для многих милиционеров, как бы это ни было больно и обидно, милиция вскоре тоже становится ничем. В отличие от кадровых военнослужащих, которые и в запасе, и в отставке до конца жизни чувствуют на своих плечах погоны, считают себя людьми военными, для которых армия - это жизнь, это их особый мир.

В свое время, будучи армейским офицером, я служил в Южной группе войск, в Будапеште. Там познакомился и подружился с Миклошем Поцанго, незадолго до этого уволившимся на пенсию из полиции в звании подполковника. Как-то дома он показал мне боевой пистолет. Не преувеличивая, скажу, что я был поражен! Неужели незаконное хранение оружия? Оказалось, ничего подобного. Не знаю, как сейчас, а в той, еще социалистической Венгрии наиболее надежным, проверенным офицерам полиции по увольнении оставлялось оружие до тех пор, пока он жив и дееспособен. Более того, ему выдавалось удостоверение. Точно такое же, какое имели действующие полицейские, только без указания должности. А в графе «звание» в удостоверении моего друга стояло «подполковник полиции запаса». И он охранялся законом, обладал по существу всеми правами, как будто продолжал служить.

Я вовсе не ратую за то, чтобы нашим милиционерам после службы оставляли оружие. У нас в стране ситуация совсем другая, и наш менталитет, в том числе и уровень культуры части сотрудников милиции - неотъемлемой части своего народа и общества, совсем другие.

...Нередко бывает, что бывший сотрудник милиции, видя то или иное правонарушение, машинально, инстинктивно хочет вмешаться, защитить обиженных, восстановить порядок. У многих такое стремление уже, как говорится, в крови. Но... Чем может воздействовать зачастую немолодой уже человек на здорового распоясавшегося (а то и не одного) парня, если у него нет ничего, кроме удостоверения пенсионера?

Валерий КНЯЗЕВ, подполковник запаса РА, полковник милиции в отставке.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

25.06.2022 17:03
Михаил Дегтярев заложил новую традицию для лучших студентов-выпускников

25.06.2022 09:42
ВТБ: спрос на товары для туризма в России вырос на 20%

24.06.2022 10:29
ВТБ: выдачи ипотеки на новостройки во втором полугодии могут вырасти на треть
Новые условия ипотеки с господдержкой могут привести к удвоению среднемесячных выдач жилищных кредитов на новостройки в ближайшие несколько месяцев

24.06.2022 10:21
Минута молчания в память о героях
В День памяти и скорби в 12.15 по московскому времени в России прошла федеральная «Минута молчания».

24.06.2022 10:21
Компенсации за проезд на дачи
С 1 июня в Хабаровском крае начался прием документов на выплату компенсаций за проезд на дачи в этом сезоне.



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов


На какой резине ваш автомобиль ездит сейчас?

  1. На летней - 100%
     
  2. На всесезонке - 0%
     
  3. На зимней - 0%
     
  4. У меня нет автомобиля - 0%