поиск
19 июля 2024, Пятница
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

"Как чувства светлые к России пробуждать?"

27.11.2002
Просмотры
245

Кажется, обошлось: православие в рамках обязательного школьного образования мальчишки и девчонки изучать не будут. И мне не придется в будущем объяснять сыну, почему родители одноклассника Надира или Рашида не пускают его на урок «Православная культура». А вызвало переполох методическое письмо Министерства образования, рекомендующее введение в школьный курс нового «религиозного» предмета.

Как выяснилось позже, штудировать Библию в общеобразовательных школах смогут лишь по решению региональных властей или администрации учебного заведения и за счет времени в расписании. Причем преподавать «Православную культуру» могут лишь в форме факультатива или как дополнительный предмет, если изучать его решат ученики или родители. Министр образования России Владимир Филиппов разъяснил, что пришедшее в российские школы письмо было составлено некорректно, и потому его поняли неправильно.

На самом деле формулировку «упорядочить преподавание предметов и курсов православной культурологической направленности» с прилагающимся «Примерным содержанием образования по учебному предмету «Православная культура», указанием необходимых часов на его изучение и строгих требований к минимальному «набору» знаний учеников иначе чем приказом не назовешь.

В хабаровских школах, как выяснилось, новость эту восприняли настороженно и решили: до конца нынешнего учебного года ничего менять не будем, потому что учебный план утвержден, работает. И как в любой громоздкий механизм на ходу деталь не вставишь, так и в школьный распорядок с наскока новый предмет не включишь, потому, решили педагоги, пока подождем, а там видно будет...

Примерно так же прокомментировала ситуацию и первый заместитель министра образования Хабаровского края Ирина Иванцева: «В любом случае наше школьное образование носит светский характер, и даже если этот предмет придет в школы под рекомендательным грифом, то он будет не самостоятельным, а модульным или войдет в другой школьный курс, например, истории. В любом случае он будет носить познавательный характер и повествовать об общечеловеческих духовных ценностях».

Так что теперь можно немного расслабиться и не бегать по магазинам в поисках нового школьного учебника - Библии. Но можно ли быть уверенными в том, что наши чада не сделают вывод, что православие - самая «правильная» вера, если ее даже в школе преподают. И не станут ли они после факультатива «Православная культура» тыкать пальцем в брюнета-одноклассника, отворачивающегося в школьной столовой от свиных котлет. Менталитет у нас такой, что ли: если уж беремся за какое-то дело, то на полную катушку. Если вводить изучение одной религии, так по всей многонациональной стране, не делая различий. (Неужели это только из-за того, что президент наш посещает православный храм? Неужели только из-за того, что чиновники от образования таким вот образом пытаются угодить главе государства?)

А почему, собственно, Библия должна стать настольной книгой школьника, почему православие рекомендовано школам, а чем, извините, «провинились» ислам, буддизм или иудаизм? В Хабаровске сейчас зарегистрировано более ста всевозможных конфессий, и вряд ли их приверженцы воспримут школьное нововведение с радостью.

Согласно предварительным результатам последней переписи населения, в России вторая по численности нация после русских - татары: 6 млн. человек, причем 4 миллиона из них проживают отнюдь не в Татарстане. Татары выбирают ислам, так почему же их детишки должны штудировать, пусть и факультативно, Библию, а не Коран? А это уже на нарушение конституционных прав человека похоже, в той части, где говорится о праве на свободный выбор вероисповедания.

Помню, в начале девяностых годов меня, приморскую гостью, сразило, что в некоторых хабаровских школах есть факультатив «Мой мир и я», на котором школьникам показывали, «что хорошо, а что плохо», через призму веры. Учителя, в основном историки и преподаватели иностранных языков, в то время даже ездили на семинары и курсы в Москву, на которых американцы рассказывали, как надо приобщать наших детей к духовной вере. Но, как выяснилось позже, продвигали тогда заграничные миссионеры протестантство и взгляды преподобного Муна, а не православие. Замечательно то, что, просуществовав года два-три, факультативы эти «завяли» сами собой, а точнее, когда иссяк поток денег из-за границы. Хотя, как отмечают учителя, детишки ходили на занятия охотно - диспуты, игры, анкетирования, ребятня всегда «ведется» на нетрадиционное, обожает педагогов-выдумщиков. Учителя тогда с оптимизмом восприняли предложение объединять детей, воспитывать хотя бы на церковных идеях, потому что образовавшийся вакуум в душах надо было хоть чем-то заполнять, но неувязочка вышла.

Понятно, что Русская православная церковь двумя руками за уроки религиозной культуры в школах. Она и так немало делает для духовного возрождения страны. Священник храма Иннокентия Иркутского иерей Георгий рассказывает:

- Я и сейчас хожу по хабаровским школам, с согласия директора и педагогов веду беседы с ребятами о духовности. Веду «кружки» в Дальневосточной академии госслужбы, институте физкультуры, но до сей поры сторонился открыто говорить слова «вера», «православие». Если новый предмет в школах все же появится, то это будет шаг к скорейшему духовному возрождению нации.

Отец Георгий рассказывает своим добровольным слушателям о человеческих пороках, рассуждает о патриотизме, знакомит с традициями, призывает любить Отечество и верит, что слово его, как доброе семя, упадет в душу и когда-нибудь обязательно прорастет. Но он уверен, что сейчас у епархии не хватит людей для того, чтобы пойти в школы. А вот смогут ли светские учителя не просто рассказать об истории православия, его нравственной культуре, православном образе жизни, традициях и словесности, но и зажечь сердца, не уверен.

Не спорю, духовным воспитанием подрастающих чад заниматься надо, но как это делать? Не министерскими же декретами о поголовном обучении православию. Ведь давно решено: церковь от государства у нас отделена... Я, например, хочу, чтобы мой отпрыск решал, верить или нет и во что, уже став на ноги и обретя порядок в голове. И пока взрослые дяди и тети до конца не выяснили, как лучше пробуждать у наших растущих детей светлые чувства, не будем торопиться. Общечеловеческие ценности «не убий», «не укради» я объясню своему маленькому сыну сама.

Татьяна Баулина.