поиск
22 июля 2024, Понедельник
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Когда Сергеевка обгонит фермеров из Южной Кореи?

30.11.2002
Просмотры
286

«С красным дипломом - и в Сергеевку? К банкротам?.. Ты что, с ума сошла? Из деревень бегут... Ни жилья, ни зарплаты». Так кое-кто отговаривал Наталью Кушнерскую от опрометчивого выбора: по окончании сельхозакадемии начать карьеру зооинженера не в престижной городской конторе или в каком-нибудь НИИ, а в захудалой Сергеевке, где местные коровенки давали от силы два-три килограмма молока в сутки. Н. Кушнерская лишь отмахивалась от таких «советчиков» и улыбчиво стояла на своем: «Я так хочу. С нуля... интереснее».

Социальной слепотой молодой специалист вряд ли страдает. Кто-кто, а Наталья может сравнить ту же Сергеевку, к примеру, с частной животноводческой фермой в Южной Корее, где не так давно была на четырехмесячной практике. Надои - 46-47 килограммов молока в сутки от коровы (станки - не животные). Все компьютеризировано. Сено вокруг Сеула не косится, а доставляется из... Канады. В целлофане. На обед у буренок - 15 (!) видов кормосмесей. Каждой дается строго по рациону, то, что положено по возрасту. И по генам. Заболеет? Операцию производят тут же, на ферме. И через пару деньков черно-пестрая рекордистка «на выписке» снова в строю. Фантастика...

У нас в животноводстве пока не до компьютеров. Хотя как сказать. На бывшем госплемптицезаводе у В.А. Зражевского, взявшего в прошлом году на свой страх и риск бывших частников из тонущего АО «Сергеевское» под «куриное крылышко», компьютеры как раз и есть. За эту отрасль ни перед каким иностранцем нам не стыдно: сто очков вперед дадим. Каждая племенная хохлатка имеет чуть ли не свой сайт в Интернете.

Министерство сельского хозяйства, передавая остатки собственности и землю (более 3000 гектаров) из одних рук в другие, похоже, и не скрывало своих надежд: Зражевский - это последний шанс спасти некогда процветавший совхоз от полного раздора. Сколько их «пало» за последние годы...

Зражевский, гендиректор птичьего «консорциума» в Приамурье (помимо головного госплемптицезавода у него сегодня Дальневосточная, Майская, имени 50-летия СССР, Березовская птицефабрики), начал в этом селе с главного - с привлечения кадров. Ту же Кушнерскую, отвечающую за переработку молока, чем сюда заманили? Не одной же зарплатой. Ее в Сергеевке, кстати, выплачивают сейчас без единой задержки. И, по районным меркам, весьма приличную. Наталью, как ни странно, увлекла перспектива самого хозяйства. Скажу больше: ей по душе высококвалифицированная, интеллектуальная команда Зражевского. Виктор Алексеевич создавал и обучал ее где только можно, вплоть до Москвы, по сути все 90-е годы. Неизвестно, где бы сейчас был Н.Н. Шереметьев, бывший директор сельхозпредприятия из Киинского, не окажись он во главе сегодняшнего Сергеевского филиала Хабаровского госплемптицезавода. Кто его сюда привез? Зражевский.

Николай Николаевич старается в меру сил и таланта. Амбициозный, крутоватый по характеру Шереметьев не только толково поставил дело, он восстанавливает в деревне «деформированную» за годы разброда психологическую атмосферу, что подчас троекратно сложнее, чем отремонтировать сломавшийся трактор.

Надои на ферме возросли в три(!) раза. И в районной сводке «зражевцы» сегодня на втором месте (после всеми в крае признанного лидера ОПХ «Восточное»). А соя? Ее вроде не очень много - 600 гектаров. Те, кто не понаслышке знает, в каких условиях она убиралась на заснеженных полях, оценят усилия сергеевских механизаторов по достоинству. Некрасовских несжатых полосок - ни одной. Да и урожай неплох - более девяти центнеров бобов с гектара. Успех несомненный.

Шереметьев по тем же завышенным принципам и сам подбирает кадры. К примеру, на ферму ни пьяницам, ни ворам, ни лентяям хода сегодня нет. Конкурс! Отбор! Хотя берут даже мальчишек, как, например, В. Гуриянова. Был подпаском, попросился в дояры. Доверили 30 коров. И справляется паренек.

- Отчего валится деревня? Многим все по фигу, - говорит Николай Николаевич. - День прожил - и ладно. А селу нужны люди тщеславные, самолюбивые. Таких подгонять не надо, у них у самих «подошвы дымятся» от работы... Ставка в хозяйстве - на молодых. Паденков, муж и жена Пащенко, Кушнерская, Руденко, Путинцева...

Перед этой командой Зражевский на будущий год ставит сверхзадачу - достичь четырехтысячных надоев молока. Байка, нет ли, но условие такое: «Не выполните - считайте себя (управленцы. - Ред.) уволенными...» Круто? Как посмотреть. Сегодня на ферме установлено заграничное доильное и охлаждающее оборудование (помогло, и серьезно, министерство). Реконструируется собственный цех для переработки молока. Дойное стадо обновлено, нетелей завозили с Сахалина, из Сибири.

А у Зражевского в работе новый «стратегический план». Его первый зам и правая рука С.В. Жук (кстати, выходец из Сергеевки) бьется над тем, чтобы выкупить, арендовать, присоединить (любой глагол к месту) одно из простаивающих зерноперерабатывающих предприятий в Хабаровске. Если быть точным - Краснореченский комбинат хлебопродуктов. Зачем он Зражевскому? Понятно, не лично ему, а тому холдингу, «консорциуму» ли, который уже создан в пригороде краевого центра. Как ни парадоксально прозвучит, но как раз о «стабильности» и печется Виктор Алексеевич, а с ним и специалисты министерства, крайне заинтересованные в четко отлаженном производстве комбикормов, в их качестве, относительной дешевизне не только для госплемптицезавода, а, возможно, и для других (жизнь покажет) сельхозпроизводителей. Проблема для края неотложная. Почему предприятия Зражевского не «рухнули», как другие, в середине и в конце 90-х годов, когда монстры-зерновики взвинтили цены на комбикорм до небес? Да потому, что он сообразил: без своих запасов зерна и собственной их переработки ни в птицеводстве, ни в животноводстве, особенно на Дальнем Востоке, далеко не шагнешь.

- Не все знают, - объясняет С.В. Жук, - что всего зерна, произведенного в крае, нам одним хватит ровно на полгода. Выход: искать надежных поставщиков зерна и стараться до минимума свести затраты на его переработку. Поставщики у нас есть, нам доверяют, дают сырье без предоплаты. Но у нас нет своих мощностей, имеющийся кустарный цех на госплемзаводе себя изжил, он не справляется с нагрузкой. А Краснореченский комбинат - это «второе дыхание» для всей отрасли. Не знаю, куда склонится правительство края. Пока ведутся переговоры...

Как удалось выяснить, в подобной сделке заинтересован и сам комбинат, где более 120 работников остались не у дел. Акционировавшись, мукомолы за последние годы дали в краевую казну ноль целых ноль десятых налогов. Хотя 51 процент акций числился за государством. Что это, как не аргумент в пользу тех, кто хочет по-настоящему работать и быть, а не просто числиться.

Борис ФЕДОСЕНКО.