поиск
20 июля 2024, Суббота
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

"...И обретет надежду всяк сюда входящий"

18.03.2003
Просмотры
269

Не дай Бог никому услышать диагноз: «У вас рак». Родственники, напуганные новостью, кидаются в поиск суперлекарств. Коллеги по работе ищут врачей-волшебников, а если предприятие побогаче, то и редкую клинику, вплоть до заграницы. Всеми движет одно: только б спасти больного, дорогого всем человека.

С октября 2003 года хабаровчанам заграница, а также более-менее известные онкологические центры Отечества (в основном за Уралом) скорее всего не понадобятся. В Хабаровске на Воронежском шоссе начато строительство онкологического центра. Об этой стройке заикались еще во времена СССР (идею, говорят, озвучил сам премьер А.Н. Косыгин). Но только сейчас, спустя четверть века, хабаровчане сами, не ожидая соизволения федерального центра, приступили к реальному воплощению этого плана.

Стройка по всем своим параметрам уникальна. Она рассчитана на две пусковые очереди: первая - на 2003 год, вторая - на 2005 год. Стоимость объекта превышает 1 млрд. 170 миллионов рублей. Деньги огромные, и в основном поступят из краевого бюджета. Глава края убежден: справимся. Профессионалы уже отобрали (и продолжают это делать) самое современное онкологическое оборудование. Оно отвечает новейшим мировым разработкам в данной области медицины. Этой проблемой озабочены все: от министра здравоохранения края В.М. Савковой до В.М. Киндялова, главного врача краевого онкодиспансера и других специалистов.

Искусство хабаровских врачей оценили и японцы

Согласно мировым данным, в 90-е годы прошлого века произошел скачок, рост онкологических заболеваний. В России в том числе. Мы в Приамурье - не исключение. Ежегодно в крае более 4000 человек впервые обнаруживают у себя злокачественные новообразования. Прибавьте сюда уже заболевших, находящихся на излечении. Есть еще и такие, кто бросается под скальпель или под химпроцедуру отчаянно поздно, живя и надеясь до последнего на чудоспасительное: авось пронесет. Увы...

В Хабаровске, в столице округа, под онкологию приспособлено всего четыре небольших здания. Разбросанные друг от друга на приличные расстояния, они доставляют немало дополнительных хлопот врачам-онкологам. Больше всего коек - сто - в особняке 40-х годов, что на ул. Шевченко, 22. Здесь официально и прописан краевой онкодиспансер. Все, с кем довелось общаться при подготовке этого материала, отзывались о его внутреннем (да и внешнем) состоянии с чувством горечи и сожаления. Стыдно было главврачу диспансера В.М. Киндялову, когда он (после своего визита в Японию, к коллегам) пригласил японцев в гости в Хабаровск. Посетив диспансер на ул. Шевченко, они изумились не столько его убогости, сколько тому, как в этих «пещерных» условиях русские врачи умудряются иметь результаты, не уступающие японским. Но энтузиазм, бескорыстное служение долгу и прочие пафосные вещи хороши, согласитесь, до определенного момента. Дальше потери. Во всем. И больше всех страдают больные, ради которых, собственно, медицина и существует. Сегодня ей как воздух требуется другой технологический уровень. В лечении. В диагностике. В обслуживании. В качестве лекарств.

Это, кажется, поняли и осознали все. У губернатора В.И. Ишаева появилась идея отдать под новую стройку бывший военный городок ФСУ «Дальспецстрой», что на Воронежской. Он распорядился: «Пусть медики поедут и решат: подойдет это место или нет...»

Очевидцы рассказывают, что врачей-онкологов (а решающее слово оставалось за ними) не испугал вид опустевших казарм и хозяйственных построек. Наоборот, долго ждавшие своего часа, они, похоже, сразу «влюбились» в этот пригорок на окраине Хабаровска. Их устраивало практически все: жилья рядом нет, автотрасса - по соседству, зеленая зона присутствует, воздух гораздо чище, чем в центре города, и т.д. А проектировщики из 11-й мастерской «Хабаровскгражданпроекта» уже закатывали рукава. Кому-кому, а им предстояло нелегкое: в 2-2,5 раза сокращая положенные сроки, выдать доброкачественный проект и рабочие чертежи. В первую очередь для генподрядчика ФСУ «Дальспецстрой», тут же развернувшего строительные работы.

...И обретет желанное выздоровление

Работа хабаровских проектировщиков осложняется, кстати, не только сроками. Лишних денег на архитектурные излишества им, естественно, никто не дает. И не даст: укладывайтесь в те рамки, что узаконены бюджетным финансированием, приноравливайтесь к минимальным ценам на стройматериалы и прочее. Рад бы зодчий пофантазировать над листом ватмана, предложить, к примеру, современный суперотделочный материал, но...

Однако, глядя на то, что уже удалось сделать руководителю 11-й мастерской «Хабаровскгражданпроекта» Г.С. Герасименко и ее коллегам, удивляешься их работоспособности (чертили, считали по 10-12 часов в сутки), профессиональной смелости и, не побоюсь сказать, таланту. За их спиной, к слову, такие объекты, как обновленная Хабаровская филармония, строящийся ледовой дворец...

Наш институт, замечу, сориентирован в основном на жилищное и гражданское строительство. Впервые в практике местных архитекторов появился объект особого назначения: радиологический. Толщина стен в одном из корпусов до двух метров. Это похоже на некий железобетонный бункер. «Прятаться», поверьте, есть от чего. Специальные ускорители будут так разгонять электроны, что (в смысле радиации) слабо не покажется. Нужна не только надежная защита, но и специальная лицензия, чтобы проектировать подобные объекты. У наших ее, к сожалению, нет. Зато есть у специализированного института при Минатоме, который в Москве. Его специалисты и проектируют наш корпус-уникум (он вошел в число помещений, которые будут сданы во второй очереди всего комплекса зданий).

Вместе с нашими специалистами москвичи-медики и должны расставить «по углам» все оборудование в корпусах. Причем так, чтоб было максимально безопасно, а строители и эксплуатационники, в свою очередь, без лишних переделок могли подключить умные лечащие аппараты к энергетическим, вентиляционным, водопроводным и прочим сетям. Для примера скажу: в радиологическом отделении установят два упомянутых мной линейных ускорителя с непрерывным спектром энергии до 20 МэВ. Для чего? Для электронной терапии злокачественных опухолей. Как объяснили врачи, их преимущество - в обеспечении повышенного уровня защиты здоровых тканей, при этом само воздействие на опухоль будет более качественным...

Может, я и ошибаюсь, но в том, как изящно и внушительно выглядит проект нового диспансера, с каждым днем обретающий реальные очертания, чувствуется... женская рука.

Особая аура, которая невольно создается вокруг раковых больных, нуждается в особом к ним подходе. В сострадании. В сочувствии. В понимании (в тысячном штате диспансера планируется иметь психологов). Герасименко и ее женщины-проектировщики (Е.П. Эрдыш, В.В. Бондаренко, Т.П. Храпак, А.М. Петренко и другие) сделали все возможное, чтобы бывшая военная казарма, поделенная на палаты (для 2-3 человек), максимально утепленная снаружи, имеющая тройное остекление, вызывала не больничную скуку, а надежду. Человек должен чувствовать, что именно в этом, украшенном зарубежной алкопанелью здании зеленого цвета обретет желанное выздоровление.

Прибавьте сюда утепленные переходы, связывающие практически все здания (а их десятки), поликлинику, столовую, банно-прачечный комбинат. Чего стоит пансионат, стоящий неподалеку от абсолютно нового (от фундамента до крыши) операционного здания, где будут 12 операционных. Приехали вы, скажем, из Бикина, Сукпая, Нелькана, Охотска или иного отдаленного села. Гостиницу или знакомых искать не надо, поселяетесь в пансионате, питаетесь в столовой, обследуетесь и ждете решения врачей без нервов и автобусных давок по утрам.

А вода? Качество ее в Хабаровске известное. Тут уже пробили три 80-метровых артезианских скважины, в двух, говорят, водичка, как в лесном роднике, а вот в третьей почему-то излишек железа. Она хоть и резервная, но принято решение о строительстве станции обезжелезования. И врачам будет спокойнее, и больным во благо. А еще тут будут лифты, парк с редкими породами деревьев, ажурный забор по всему периметру, автостоянка и т.д. и т.п.

На «Дальспец-строй» можно положиться...

На главной лечебной стройке края все меняется на глазах. График работ уплотняется. Этажи прирастают день ото дня. Регулярно и весьма остро проходят штабы. Прибавляется число субподрядчиков-строителей, количество техники. Главный специалист министерства строительства Хабаровского края И.К. Киреев, осуществляющий надзор, считает, что ФСУ «Даль-спецстрой» - это единственная в Хабаровске генподрядная строительная организация, способная вытянуть объект такого масштаба в такие короткие сроки.

- Я веду с ними уже третий объект в городе, - говорит Иван Кондратьевич, - и вижу: умеют концентрироваться. На сдаточных объектах это очень важно...

Киреев досконально знает ситуацию. Контактирует он и с врачами-онкологами, которые тоже здесь пропадают в свободное от операций время, отслеживая ход и качество строительства. Аура на объекте рабочая, все понимают, во имя чего и кого стараются. У того же В.М. Киндялова в короткий перекур нередко спрашивают: «Мол, скажите, доктор, а действительно ли есть надежда, что больной раком выживает?». Владимир Матвеевич, похоже, не очень любит подобных расспросов. Показатель летальности в его клинике низкий. Профессионал, он привык бороться за жизнь каждого. До конца. Как-никак за спиной 6000(!) операций. Киндялов дает такой примерно ответ всем, кто не совсем верит в возможности нашей медицины:

- Шанс у человека есть всегда. Важно, на какой стадии выявлено заболевание. Лучше - как можно раньше. С появлением нового онкодиспансера шансы у больных, думаю, возрастут многократно...

Борис ФЕДОСЕНКО.