Вот уже который год мы не можем жить без льгот

26.07.2011 | Деловая среда | 7м. 54 c. | 381
Вот уже который год мы не можем жить без льгот

Сегодня в краевой Законодательной думе пройдут депутатские слушания. Их тема - «Влияние льготного налогообложения на развитие малого и среднего предпринимательства в Хабаровском крае». На фоне рассмотрения Госдумой законопроекта об отмене с 2014 года ЕНВД тема кажется более чем актуальной. На нее уже накручиваются слухи и эмоции. Чтобы разобраться, какой должна быть и какой на самом деле будет льготная политика в регионе, корреспонденты «ДС» встретились накануне со всеми основными участниками депутатских слушаний.

- Инициатива проведения слушаний принадлежит, разумеется, самим краевым депутатам. Почему она возникла?

- Именно увеличение размера страховых взносов, - говорит зампредседателя комитета по бюджету Законодательной думы Хабаровского края Наталия Пудовкина, - послужило основой для заявлений наших предпринимателей: такой нагрузки мы уже не выдержим, бизнес уйдет «в тень». Поэтому первая наша задача, как депутатов, отвечающих за бюджетные проблемы, - увидеть и спрогнозировать, как на самом деле среагирует малый и средний бизнес (МСБ) на рост налогового бремени.

- Уже есть какие-то данные по этому поводу?

- В первом полугодии 2011 года наблюдается рост налоговых поступлений более 30 процентов от МСБ. Хотя я бы не стала сейчас делать из этого факта долгосрочных прогнозов. Многое нам станет понятно только в конце года. В центральных регионах наблюдается снижение темпов роста поступлений. Конечно, мы с оптимизмом смотрим в будущее, так как, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы бюджет края пополнялся.

- В этой связи какие «потери» он сейчас несет по налоговым льготам?

- Любые льготы - это выпадающие доходы бюджета. В 2009 году мы в крае предоставили льготу в виде снижения ставки налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения (УСН), с 15 до 8 процентов. В результате сумма льгот, предоставленных краевым законодательством в 2009 году, составила 4,7 млн. рублей, в 2010 году - 5,4 млн. рублей. В целом же в связи с тем, что малый и средний бизнес у нас в крае использует специальные налоговые режимы (ЕНВД, УСН), в его распоряжении остается ежегодно около 1,2 млрд. рублей.

Это уже достаточно большая сумма и серьезный инструмент. Отвлекая из бюджета такие средства, государство вправе рассчитывать, что они повлияют на развитие экономики, в том числе в приоритетных сферах, окажут содействие достижению вполне конкретных социально-экономических целей.

- Эти цели достигаются?

- На этот вопрос трудно ответить однозначно, так как нет каких-то жестких критериев оценки эффективности налоговых льгот. Но очевидно, что само это влияние до сих пор нельзя назвать четко целенаправленным. Ведь когда мы смотрим на структуру малого и среднего предпринимательства у нас в крае, то понимаем, что большую его часть занимает сектор торговли и общепита. При этом весьма незначительная часть здесь производственных предприятий и тех, кто оказывает услуги в социальной сфере. В этой ситуации, я считаю, какие-то приоритеты нам нужно расставлять. И налоговые льготы предоставлять с учетом необходимости развития этого приоритета. Например, когда мы снижали налог по УСН с 15 до 8 процентов, может быть, надо было снизить до 8 для производственников, а торговле установить 10 процентов?

Кроме того, акцент необходимо сделать на налоговое стимулирование инвестиционной и инновационной деятельности. А наши достаточно либеральные условия налогообложения в рамках специальных налоговых режимов не предусматривают никаких особых условий для тех, кто вкладывает средства в модернизацию бизнеса.

Мы можем и должны устанавливать приоритеты в развитии малого и среднего предпринимательства. А для этого нужно четко определиться, каким мы его хотим видеть в крае в целом и по районам, в частности, установить критерии оценки поставленных целей.

- То есть все-таки реально оценить эффективность для региона той или иной категории бизнеса с точки зрения предоставления им льгот?

- Эффективность может быть экономической - это влияние льгот на развитие самой экономики; может быть бюджетной - что получит в конечном итоге бюджет; и социальной - влияние на наличие рабочих мест и самозанятость населения.

Последнее особенно актуально для наших отдаленных северных районов. Там как раз условия для развития предпринимательства скорее отрицательные. Поэтому здесь задача МСП - это занятость населения, борьба с бедностью. И даже предприниматели, торгующие продуктами питания, выполняют в какой-то степени социальную функцию. Поддержка их тоже должна иметь особенности, связанные, например, с сезонностью закупки товаров. Поэтому от предпринимателей в Хабаровске и, например, в Охотске мы не должны ожидать одной и той же эффективности.

Исходя из этого и меры поддержки, в том числе финансовой, должны быть направлены на решение конкретных социально-экономических задач. Налоговые льготы - это один из инструментов стимулирования развития экономики. В крае ведь есть еще и достаточно серьезная краевая целевая программа развития и поддержки среднего и малого предпринимательства.

- В ней, кстати, четко установлены приоритеты: производство, сельское хозяйство, удаленные территории...

- Но при этом далеко не все мероприятия нацелены именно на них. Например, краевой Фонд поддержки малого и среднего бизнеса не всегда учитывает территориальные особенности развития бизнеса.

Как депутат от северных территорий, я специально изучала эту проблему. Для тех предпринимателей, чья деятельность связана с северным завозом, свободные оборотные средства нужны в основном летом. А условия и порядок предоставления поддержки в фонде - для всех единый.

Если говорить о суммах финансовой поддержки, то для открытия бизнеса в условиях Севера требуется более значительная сумма, чем в г. Хабаровске. Почему бы для них не смягчить условия? Кроме того, для хабаровских предпринимателей, чтобы напрямую обратиться в фонд, достаточно перейти на другую сторону улицы. А для предпринимателя из Аяна нужно лететь на самолете. Хотя в последнее время идет расширение сети представительств фонда, но их невозможно создать во всех населенных пунктах края.

Еще одна проблема: по статистике, производственные предприятия меньше многих других обращаются за поддержкой в фонд.

Координатором этой программы является министерство экономического развития края, а представляется, что каждое министерство, особенно промышленности и природных ресурсов, должно иметь свои ведомственные программы по развитию предпринимательства в отрасли. Как это уже сделано на федеральном уровне.

Вообще, налоговая льгота - это право, им можно воспользоваться, но можно и не пользоваться. И хочется сегодня оценить, почему наши предприниматели часто не используют свое право. Может, здесь мешает излишнее администрирование, может, льготу дешевле не получать, чем получить.

Мы должны связать налоговые льготы и краевую программу поддержки, а затем проанализировать: вкладывая средства во все это, что мы получим и когда.

- Из последних заявлений правительства и президента страны многие предприниматели делают вывод, что можно ожидать сворачивания льготной политики государства в отношении МСБ. Во всяком случае, в нынешнем ее виде. Насколько реальны такие изменения?

- Сегодня при практической реализации налоговых льгот основная проблема в том, что они в основном не достигают поставленных целей. Потому что не обеспечена их адресность, зато есть реальная возможность злоупотребления льготами и уклонения от налогов за счет недостаточно продуманного механизма их предоставления.

И для российской судебной практики налоговые льготы являются одним из наиболее спорных вопросов применения налогового права. В этом смысле налоговая политика государства, направленная на сокращение налоговых льгот, кажется вполне оправданной.

Необходимо, как минимум, провести инвентаризацию льгот, установленных федеральным законодательством по региональным и местным налогам, так как действенного механизма замещения выпадающих доходов бюджетов субъектов сегодня нет.

Кроме того, льготы нарушают главный принцип налоговой политики - равенство налогоплательщиков. Поэтому многие эксперты считают, что все налоговые льготы нужно отменить, и не через доходную часть бюджета решать вопросы развития и поддержки, а через расходную. Пусть платят все одинаково, а поддерживать тех, кто необходим для эффективной социально-экономической политики.

Юрий Чайка, заместитель министра минэкономразвития правительства Хабаровского края  по вопросам малого и среднего предпринимательства:

- Малый бизнес  является самым незащищенным сектором экономики в части старта бизнеса, выхода на рынок, обеспеченности профессиональными кадрами. Анализ структуры доходности МСП говорит о том, что средний показатель добавленной стоимости составляет 13%. В крупном бизнесе он около 55%. Плюс риски в малом бизнесе выше.

Поэтому важной задачей государственной власти является применение особой налоговой политики в отношении предпринимательства, состоящей из специальных, соответствующих уровню дохода, налоговых режимов и льгот.

Знаковым этапом в развитии МСП стало введение в 1996 году единого налога на вмененный доход. С введением ЕНВД предпринимательство получило понятные правила игры, упрощенный бухгалтерский учет и отчетность, а государство - стабильные налоговые поступления от малого бизнеса. Но не все сферы деятельности попадали под действие ЕНВД.  Поэтому в целях расширения поддержки МСП в 2002 году была введена упрощенная система налогообложения - УСН.

В настоящее время в Хабаровском крае специальные налоговые режимы применяют  порядка 70% субъектов малого предпринимательства, из них: более  45 процентов - упрощенную систему налогообложения, 54 процентов  - единый налог на вмененный доход.

Как показывает анализ практики применения специальных режимов на территории Хабаровского края, интерес к ним со стороны субъектов предпринимательства постоянно растет. Налицо проявление стимулирующей функции проводимой государством налоговой политики в отношении МСП.

При этом мы видим и отдачу от этой поддержки. Так, за 2010 год малым и средним бизнесом по упрощенной системе налогообложения уплачено налогов на сумму 2,9 млрд. рублей, что выше чем в 2009  году на 26 процентов. В 2011 году также ожидается рост налоговых поступлений.  

Что касается налоговых льгот, установленных для малого бизнеса непосредственно краевым законодательством, то МСП на практике активно используется только льгота по упрощенной системе налогообложения (доходы минус расходы)  в виде пониженной налоговой ставки с 15 до 8 процентов для отдельных видов деятельности. Объем  таких льгот по УСН составил в 2009 году 5,8 млн. рублей, в 2010 году - 10,9 млн. рублей. Это составляет  от общего объема уплаченных налогов по УСН 0,2 и 0,4 процента соответственно.

Есть и проблемные моменты существующих специальных налоговых режимов, которые, с одной стороны, тормозят развитие малого бизнеса,  с другой - являются источником выпадающих доходов для бюджета края.

В первую очередь это - несовместимость налоговых систем, таких как УСН и ОСН в части системы начисления и уплаты налога на добавленную стоимость. Если для предприятия, применяющего УСН, не имеет значения, на какой системе работает его поставщик, то обратная ситуация исключает малый бизнес, применяющий УСН, из списка контрагентов.

Считаю, что данная проблема является одной из существенно мешающих  развивать малый бизнес при крупных предприятиях. Знаю, что многие малые предприятия, чтобы не терять крупных клиентов, вынуждены создавать юрлица для работы с крупным бизнесом. Но это только искажает структуру экономики.

Во-вторых, не увязаны критерии, дающие право предпринимателю находиться на УСН.

Например, если предприятие имеет максимальную численность сотрудников - 100, при максимальном обороте 60 млн. руб., то максимальная валовая выручка на сотрудника составит 50 тысяч рублей  в месяц, что крайне мало для того, что бы предприятие обеспечивало свои обязательства перед бюджетом, сотрудниками и контрагентами. Причем критерий отнесения предприятия к малым по 209-ФЗ - численность 100 человек, и при годовом обороте 400 млн. рублей.

В-третьих, регламентированная налоговая база и обязательность применения при обложении налогом на единый вмененный доход  не зависит от оборотов компании и приводит, с одной стороны, к убыткам малых предприятий при низкой выручке, с другой - к значительным выпадающим доходам бюджета при высоких оборотах.

Данные проблемы, а также конкуренция легального бизнеса с нелегальным побуждают власти совершенствовать налоговое законодательство.

На самом деле «неформальный сектор труда» в городах края существует в виде нелегальных такси, строительных бригад, авторемонта, мелкой торговли, а также широкого спектра услуг на дому от ремонта сантехники до сложнобытовых приборов.

Населению отдаленных районов края невыгодно оформлять бизнес из-за ограниченного круга потребителей и невозможности обеспечить даже минимальные налоговые обязательства.

Введение упрощённой системы налогообложения на основе патента позволит решить вопрос легализации  «неформального сектора труда» и привлечения его к уплате налогов.

Система ЕНВД вводилась как временная и в определённой степени вынужденная мера в целях реализации фискальных задач государства,  обеспечив регулярные поступления в бюджет,  при минимальных издержках на администрирование.
В свое время эта система стимулировала экономический рост. Сейчас есть необходимость изменения специальных налоговых режимов. Работа в этом направлении  уже ведется. Но называть спецрежимы льготами для малого бизнеса было бы некорректно. Основная их цель - просто стимулировать развитие бизнеса. Считаю, что малое предпринимательство требует особого к себе отношения, а применяемые системы налогообложения и льгот - часть этого отношения.

Для благоприятного развития малого бизнеса, я считаю, необходимы:

-  свобода выбора определенного режима налогообложения;

- приведение в соответствие Налогового кодекса и 209-ФЗ в части  верхней границы отнесения к малому бизнесу (устранения разночтений по ограничению отнесения к малому бизнесу (порога перехода на УСН);

- создание равных условий хозяйствования через устранение «теневого» оборота («неформального сектора труда»);

- точечное, целевое введение и применение налоговых льгот;

- организационная и финансовая поддержка на старте.

Сергей Степанов, председатель Совета по предпринимательству при губернаторе Хабаровского края:

- Я считаю, и с этим согласны многие мои коллеги, что рассматривать сегодня применение спецрежимов  в качестве льгот в корне не верно. Ведь в связи с особенностями малого предпринимательства (МП) честно  работать на принципах общей налоговой системы значительная часть этого бизнеса просто не сможет.

С другой стороны, оторванность спецрежимов от общей системы налогообложения, конечно же, снижает конкурентоспособность  малого бизнеса, что приводит к его дополнительным издержкам.

С сожалением приходится признать, что точно посчитать эффективность применения льгот  на сегодня трудно из-за отсутствия методики в стране. Но этой эффективности не может не быть. Во всём мире именно благодаря льготам и другим мерам поддержки малый бизнес играет ведущую роль в развитии экономики.

Сами же законодательные возможности региональной поддержки  в виде льгот на сегодня и так очень скромные. К тому же бизнес ими не пользуется из-за сложности в применении.

Считаю, что в крае должны максимально использоваться предоставленные на сегодня инструменты поддержки малого бизнеса.

Предлагаю установить в крае льготную ставку в 8 процентов  для всех субъектов МП, кроме занятых в торговле, недвижимости, финансовых услугах.  Это будет понятно бизнесу,  легко администрироваться  и не приведёт к значительным потерям бюджета.

Сейчас перечень льготных категорий очень ограничен, в результате льготой практически никто не пользуется, а те, кто мог бы - опасаются неоднозначности отнесения своей деятельности  к той или иной категории.

Считаю, нужно упростить порядок применения льготы налога на прибыль и на имущество субъектов МП, работающих на общей системе и  реализующих инвестиционные проекты на территории края. Сейчас, чтобы получить такую льготу, проект должен быть признан  приоритетным и утверждён на инвестиционном совете при губернаторе. Согласен, что для крупного бизнеса такая процедура оправдана, но для малого - она нереализуема.

Евгений Шулепов, председатель Дальневосточного объединения промышленников и предпринимателей:

- На вопрос: «Какие налоговые льготы предоставлены малому и среднему предпринимательству, способствующие качественному его развитию в Хабаровском крае?», Дальневосточное объединение промышленников и предпринимателей (ДВОПП) сегодня отвечает: «Никаких!»

Для создания более комфортного вхождения в конкурентное поле предпринимателю, организующему свое дело, малому предприятию власть предоставляет налоговую льготу, оставляя в его распоряжении большую долю полученной прибыли, чем средний и крупный бизнес. Но, если отнять такую налоговую льготу, малый бизнес попытается компенсировать ее за счет теневого оборота товаров и услуг и полученной нелегитимной прибыли. Он будет сокращать оплату подоходного налога и страхвзносов, начисляемых на заработную плату. Поэтому обсуждать влияние налогового спецрежима, к коим относится ЕНВД или УСН, нужно через призму динамики прибыли, оставшейся в распоряжении субъекта малого и среднего предпринимательства за определенный период, или с момента применения такого спецрежима. К сожалению, подобный статанализ отсутствует, равно как индексный, подготовленный на основе опроса репрезентативной группы хозяйствующих субъектов.

При введении ЕНВД краевая власть руководствовалась прежде всего фискальным интересом, пытаясь компенсировать недостатки администрирования налогов. Эффективность же предпринимательской деятельности объекта налогообложения, переведенного на ЕНВД волевым решением, была проигнорирована. С другой стороны, это отвечало и интересам субъектов МСП, поскольку бюрократизация учета и контроля налогов на добавленную стоимость, на прибыль, на имущество пожирала управленческий ресурс МСП. Следствием которого стал отказ от уплаты налогов, что влекло административную, уголовную ответственность предпринимателя.

В конечном итоге, несмотря на порочность виртуального вмененного дохода в зависимости от физических показателей, он дал предпринимателю право на самоуважение, позволил считать себя законопослушным налогоплательщиком.

Следует обратить внимание и на другой факт. В распоряжении крупного бизнеса - творческие силы, обеспечивающие т.н. оптимизацию налогообложения, трансфертное цено­образование, услуги фирм однодневок и оффшоров - что не доступно малому предприятию. Подтверждение тому - практически неизменное количество средних бизнесов в крае. И снижающееся количество крупных бизнесов, которые преобразуются в вертикальные корпорации, холдинги, с целью занять доминирующее положение на рынке. За последние пять лет действующих ИП с 19,5 тысячи стало 34 тысяч, МП с 7 тысяч стало 14 тысяч, а средних бизнесов было 150, стало - 170. Количество крупных бизнесов тоже ежегодно снижается и составляет 536 предприятий, включая средние. То есть естественная логика развития предпринимательства: ИП- МП - СБ- КБ в нашем крае не работает. Отсюда вывод: либо налоговые льготы очень выгодны МСП, либо условия для развития среднего бизнеса не выносимы…

Кроме всего прочего, формируются острые противоречия интересов между малым и крупным бизнесом. Этому способствует то, что федеральная власть, обладающая всем набором государственных полномочий, опекает интересы монополий; региональная власть, в свою очередь, опекает интересы крупного бизнеса; а муниципальная власть, в силу патронажного характера полномочий местного самоуправления и ряда других причин, практически отказалась от поддержки и развития малого предпринимательства, от лоббирования его интересов в вышестоящих инстанциях власти.

Поэтому главная задача краевой власти - повернуть вспять вектор социальной и экономической дезинтеграции малого, среднего и крупного бизнеса к взаимной интеграции. Необходимо заняться реальным стимулированием образования предпринимательских общественных организаций на уровне поселений, районов, городов края. Пример должны показывать руководители крупных предприятий, независимо от их организационно-правовой формы.

В этих условиях правление ДВОПП предлагает:

- Добиваться от федеральной власти интеграции налоговых спецрежимов с общепринятой налоговой системой. Отмены налога на добавленную стоимость, и на этой основе ликвидировать налоговые спецрежимы, предоставив льготы на прибыль малому и среднему бизнесу.

Например, «0» ставку сроком на три года начинающему свое дело гражданину, образованному юрлицу. Предоставить право продавцу своей рабочей силы самостоятельно уплачивать страхвзносы с полученного у работодателя дохода. Предоставить право работодателям оплачивать часть страхвзносов в контексте заключенного коллективного договора.

- В контексте 209-ФЗ инвестировать научные исследования экономики, социальные опросы настроений в предпринимательской среде, показывающие объективную картину влияния нормативно-правовых актов, налоговых льгот на якобы стимулирование развития МСП.

- Ежегодно направлять на реализацию положений ст. 10 209-ФЗ не менее 10% от налоговых доходов, поступивших от МСП в консолидированный бюджет края. Половину этой суммы направлять на пополнение краевого гарантийного фонда, страхующего риски банков по кредитованию инновационных бизнес-проектов, реализуемых МСП. Четверть этой суммы направлять на пополнение оборотных средств кредитных и страховых кооперативов, образованных МСП. Оставшуюся четверть направить на финансирование проектов, реализуемых организациями предпринимательского сообщества, защищающих права и выражающих интересы МСП.

- Добиваться от федеральной власти существенного упрощения бухгалтерского учета в субъектах МСП, ограничив требования к бухучету введением книги расходов и доходов. Ликвидировать в Налоговом кодексе понятие «налоговый агент», соответственно обязанность и ответственность работодателя изымать часть доходов работника в виде подоходного налога и страховых взносов.

- Организовать действенное администрирование налогоНЕплательщиков, упростив механизм привлечения налогоНЕплательщика (автобомбилу, шабашника, коробейника) к ответственности.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

19.09.2021 20:54
Волонтеры считают: выборы прошли чисто
Студенты Герман Столяров и Арина Головина говорят, что решили принять участие в выборах в качестве общественных наблюдателей, потому что это показалось им интересным для дальнейшего развития, убедиться в честности выборов, добросовестности их проведения.

19.09.2021 17:55
В лидерах по голосованию северные районы Хабаровского края
По состоянию на 15 часов 19 сентября в краевой столице проголосовало более 35 % избирателей.

19.09.2021 13:03
Павел Минакир: "Просто красивых плакатов с красивыми словами недостаточно"
Научный руководитель Института экономических исследований ДВО РАН, член президиума Дальневосточного отделения РАН Павел Минакир ходит на выборы каждый раз, как они проводятся, за исключением тех моментов, когда его нет в Хабаровске.

19.09.2021 10:17
Заключительный день голосования стартовал без происшествий
Стартовал третий, заключительный день голосования по выборам  губернатора Хабаровского края и депутатов в краевую думу.

18.09.2021 21:47
Завершился второй день выборов
Сегодня в 20-00 по местному времени избирательные участки Хабаровского края завершили второй день голосования на выборах, назначенных на 19 сентября 2021 года.



19.10.2018 00:00
На все вопросы даны ответы
Участники форума обратились с вопросами к Сергею Фургалу и Сергею Кравчуку

19.10.2018 00:00
Поставки для крупнейших корпораций
На круглом столе «Производство товаров для корпораций» изначально было поставлено два вопроса - как уравнять дальневосточных поставщиков с поставщиками из центра России.


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?