Когда любовь и жизнь - мелодия

Когда любовь и жизнь - мелодия
Борис Бабенко всегда добивался благодарного внимания слушателей

1 декабря исполнится 90 лет со дня рождения дирижера Бориса Викторовича Бабенко. Он почти десятилетие (с 1962 по 1971 год) служил Музыке за пультом Дальневосточного симфонического оркестра. Думается, во многом именно его знания, вкус и понимание произведений выдающихся классиков и современников помогали коллективу развиваться и расти…

Музыка нас связала

… Наверное, они просто не могли не встретиться на хабаровской набережной, где летом проходили выступления Дальневосточного симфонического оркестра. 19-летнюю красавицу Лидочку каким-то невинным вопросом остановили двое представительных мужчин с солидными портфелями. Слово за слово - и вот уже один из них спрашивает:
- А вы музыку любите?
Конечно, Лидочка любила! И Чайковского, и Бетховена… В чем тут же и призналась. И получила в ответ приглашение на симфонический концерт в филармонию - как раз «на Бетховена». И, конечно, пришла: собеседники, представившиеся Юрием Ильичом и Борисом Викторовичем, покорили интеллигентным разговором («Наверное, ученые в командировке», - подумала).
- В концертном зале встретил Юрий Ильич, проводил на место, - вспоминает Лидочка - Халида Талгатовна Бабенко. - Но мне с первого взгляда больше приглянулся Борис Викторович! Переживаю: опаздывает! Вот уже и свет гасят… Ну, все, думаю, уже не придет. И вдруг он выходит … на сцену! Во фраке, становится за дирижерский пульт…
Так она и узнала, что Борис Бабенко никакой не ученый (ученым, кстати, был его отец), а второй дирижер в Дальневосточном симфоническом оркестре, куда совсем недавно прибыл с Юрием Ильичом Николаевским, возглавившим оркестр, из Москвы. Она не помнит, как вообще слушала тот концерт. Но помнит, как они втроем потом долго и интересно разговаривали о музыке. И потом еще и еще… Но из них двоих она выбрала Бориса. И счастлива этим выбором всю жизнь.

Общая с оркестром история

Борис Бабенко - москвич, сын инженера-машиностроителя и оперной певицы, окончил музыкальное училище по классу трубы, а затем и Московскую консерваторию - как дирижер.
Возможность остаться в столице у него была: Бабенко, кстати, направили на чиновничью должность «от культуры». Только бумажки и отчеты - это не для Бориса: он мечтал дирижировать. И поэтому с благодарностью принял приглашение приехать в Хабаровск вторым дирижером в Дальневосточный симфонический оркестр.
- Сказать о Борисе Викторовиче, что он девять лет отработал вторым дирижером нашего оркестра, а пять из них преподавал на кафедре оркестрового дирижирования в Хабаровском институте культуры, - значит, ничего не сказать, - вспоминает директор Хабаровского колледжа искусств Игорь Мосин. - Блестящий музыкант, глубоко эрудированный человек, он знал об искусстве столь много, что мнением дирижера дорожили не только музыканты, но и значительная часть творческой элиты города.
Он был уверен: серьезная музыка - вовсе не для избранных. Важно постепенно готовить слушателей к ее восприятию, заинтересовывать их, заботливо ведя от простого к сложному.
- Его даже называли «бандитом от искусства» - потому что он продвигал не только привычную «партийным» ушам классику, но и полузапретных Шнитке, Губайдулину, - говорит Халида Талгатовна.
Как это было возможно, спросите? Бабенко старался рассказывать о такой музыке молодым - часто и с удовольствием встречался со студентами вузов, училищ и находил в них единомышленников. Убеждал - хоть и с сопротивлением - руководство филармонии, и новое приходило к слушателям.
А он приходил к ним - и не только в Хабаровске. Выездных концертов в его хабаровской биографии было множество, и даже в отдаленных уголках края Борис Викторович добивался искреннего, благодарного отклика аудитории.

Просто вместе

Музыка была не просто работой Бориса Бабенко - она была не только его жизнью, но и жизнью Халиды Талгатовны.
- Я была абсолютно на всех его концертах, - вспоминает она. - Бывало, скрывала высокую температуру и шла с ним. Поправить «бабочку», воротничок - а потом тихонечко сидеть и слушать… Учиться!
Дома она задавала ему множество вопросов, а со временем вопросы начал задавать ей он. Как, спрашивал, тебе кажется: хорошо ли «строили» духовые? А как скрипки? А темп - как?
- Я говорила - как чувствовала, - объясняет Халида Талгатовна. - А он очень заинтересованно слушал и подхваливал: «Молодчинка!» Я потом поняла: это Боря так очень деликатно воспитывал мой вкус, учил меня.
Первые концерты сложной музыки, на которые он приводил жену, были для нее сущим адом: время тянулось бесконечно, затекала спина - спасала только возможность наблюдать за людьми в зале.
Кто-то внимал музыке, закрыв глаза, кто-то кивал в такт, кто-то мурлыкал что-то под нос… Ей искренне казалось - они просто притворяются! Переводила взгляд на сцену, рассматривала музыкантов - как они «контактируют» с дирижером.
А однажды она удивленно спросила мужа: мол, что это программа такая в этот раз короткая у тебя? И тут Борис Викторович обрадовано воскликнул:
- Вот! Наконец-то! Программа очень емкая как раз! Просто такая музыка стала по-настоящему твоей, и ты слушала ее на одном дыхании.
Так она сдала «экзамен» на настоящего слушателя. И потом всегда дотошно выспрашивал ее мнение о всех нюансах той или иной программы.
- Я по специальности искусствовед, - говорит Халида Талгатовна, - музыка и изобразительное искусство, которым я занималась профессионально, очень близки. И Борису Викторовичу нравилось, когда я «переводила» с языка звуков на язык красок.
Говорят, дирижер - профессия диктаторская. Может, и так. Но это явно не про Бабенко.
- В нем этого не было вообще, - утверждает она. - Он был слишком хорошо воспитан. Поэтому никакой диктатуры - ни на работе, ни дома.
Более того: советовал ей, проводящей экскурсии в музее, не форсировать голос, снижая его чуть ли не до шепота, убеждал: «Поверь: тогда тебя будут слушать гораздо внимательнее». Собственно, так он сам и работал с людьми:
- Изредка бывая на его репетициях, я только по сбивающемуся дыханию могла понять, что он нервничает. Думаю, это замечала только я. Потому что для посторонних муж был неизменно спокоен, со всеми предупредителен и только на «вы» и по имени-отчеству, даже с юными выпускниками училища.
В их доме бывали знаменитые гастролеры: восходящая звезда, скрипач Владимир Спиваков, выдающиеся пианисты Лев Власенко и Николай Петров, коллеги-дирижеры… Порой и накормить-то гостей было нечем - такие времена были! - но находчивая Лидочка поджаривала с маслом и солью семечки, и за этим нехитрым угощеньем шли такие замечательные разговоры!
«Настоящая академия для меня», - признается Халида Талгатовна.
Он умел сделать праздник в любой день: не хлопочи, едем кутить. И они отправлялись в ресторан в аэропорту - просто побыть вдвоем…

Умение видеть красоту

Они никогда не ездили отдыхать за границу. Зато с удовольствием бродили по дальневосточному лесу: слушали птиц и тишину, дышали воздухом… Жарили на костре кусочки хлеба с самой простой колбасой - и не было ничего прекраснее тех пикников!
С собой у Бориса Викторовича всегда был целый набор хорошо отточенных карандашей и блокнотик: он прекрасно рисовал с натуры любимую природу. Некоторые рисунки потом становились линогравюрами. Без фотокамеры супруги тоже не гуляли.
Так вышло, что в 1972 году семья Бабенко переехала из Хабаровска в Томск. Борису Викторовичу пришлось многое начинать сначала - «строить» оркестр, ездить в Москву по всевозможным организационным поводам, что-то добывать, что-то утверждать.
Судьба тогда словно отвернулась от них. У Бабенко случился инсульт. Говорили - не жилец. А он не просто выжил - вытащил себя силой воли и духа. Ну и, конечно, силой любви Лидочки, которая была ему и сиделкой, и медсестрой, и, как всегда, лучшим другом.
Он сумел снова встать за дирижерский пульт, и только Халида видела, как супруг ищет ногами более основательную опору… В 1982 году Бабенко даже приезжал в Хабаровск - и это была прекрасная встреча. Однако - последняя.
В Томске на место дирижера был назначен другой музыкант - Бабенко отказали «по причине плохого здоровья». Борис Викторович не согласился на предложения занять «немузыкальные» должности и пошел… экскурсоводом в музей, где работала Халида. Человек энциклопедических знаний, он вел прекрасные экскурсии! Но эта история оказалась недолгой: в 1984 году случился второй инсульт…
Вот уже более трех десятилетий Халида Талгатовна живет без своего Бориса. Впрочем, нет, не правда: более 30 лет он живет с нею - в сделанных им записях, рисунках, фотографиях. В музыке. В благодарной памяти…

Марина СЕМЧЕНКО.

Автор: Марина СЕМЧЕНКО




Комментарии

К этой публикации еще нет комментариев. Зарегистрируйтесь и добавьте первый комментарий!

13.12.2019 10:27
Санаторий «Уссури» переводят в краевую собственность

13.12.2019 10:20
Всех зовём на «Робофест-2019»

13.12.2019 10:00
Следующий номер «Тихоокеанской звезды» выйдет 17 декабря 2019 года

13.12.2019 09:33
Инвестпроект аэропорта одобрен

13.12.2019 09:21
Более 3200 семей оформили региональный материнский капитал



10.12.2019 09:41
Вратарь, который забивал голы
Вопрос на засыпку: может ли в хоккее с мячом гол забить вратарь? «Разве реально? - может сказать искушенный болельщик. - Ведь у голкипера в этом виде спорта даже нет клюшки: не руками же он будет забивать».

06.12.2019 09:48
Что ищут водолазы?
Эту песню в исполнении Скляра знают многие. Ну, поехал питерский парень в недалекий дачный поселок Комарово, вышел на берег моря и запел: «… только кладов мне не надо, я за то, чтоб в синем море не тонули корабли…»


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




 
Яндекс.Метрика