Река истории Николая Задорнова

10.08.2018 | Память
Река истории Николая Задорнова
В мастерской скульптора В. Бабурова (слева) сын писателя М. Задорнов. Первое знакомство с макетом памятника его отцу. Снимки сделаны в арт-подвальчике Хабаровского фонда культуры

Человеку с такой «задиристой» фамилией судьба обещала много удач. Так и сложилось в долгой жизни писателя Николая Павловича Задорнова, человека знакового в дальневосточной истории. Он - автор известных книг «Амур-батюшка», «Адмирал Невельской», «Золотая лихорадка», «Владычица морей», «Хэда» и многих других. Пожалуй, все творчество он посвятил теме освоения Дальнего Востока русскими людьми, на страницах его книг оживают реальные люди, подлинные имена творцов истории, а рядом с ними - образы, созданные его художественным воображением, фантазией. Прожил Задорнов на Дальнем Востоке всего лишь 9 лет, хотя наезжал сюда очень часто, путешествовал вместе со своим другом Вс. П. Сысоевым, копил впечатления, собирал материалы для своих книг, работал в архивах.
Признание, оценка творчества к писателю придут позже. Не только на Родине, но и за рубежом. Вот что записано в американской литературной энциклопедии: «Задорнов поднял пласты истории народов, не известных до сих пор цивилизации. Он красочно изобразил их быт, с глубоким знанием рассказал о нравах, привычках и семейных спорах, несчастьях, житейских неурядицах, о тяге к русскому языку, русским обрядам и образу жизни. Его роман «Амур-батюшка», ставший на его Родине классикой, переведен на многие языки. Несмотря на то, что в его произведениях нет партийной темы, писатель был удостоен высочайшей послевоенной награды СССР - Сталинской премии. Это беспрецедентный случай в советской литературе».
А вот цитата из британской литературной энциклопедии: «Без исторических романов Н. Задорнова нельзя иметь полного представления о развитии истории России и российской литературы.
Ортодоксальные критики-марксисты часто выступали с резкими оценками в адрес романов, считали их аполитичными, лишенными партийного взгляда на литературу. Действительно, творчество писателя не вмещается в прокрустово ложе социалистического реализма - основополагающего метода литературы советского периода.
В напряженное действие его книг включены сотни исторических лиц. Рядом с Невельским и Муравьевым - губернатор Камчатки Завойко, английский адмирал Прайс, адмирал Путятин, писатель Гончаров, канцлер Нессельроде, император Николай I, известный мореплаватель Воин Андреевич Римский-Корсаков, японский дипломат Кавадзи и другие. В его произведениях - ожившая история.
Три книги писателя - «Цунами», «Хэда», «Симода» - были изданы в Японии, что свидетельствует о правдивости рассказанной в этих книгах истории жизни русских моряков в еще закрытой и опасной для иностранцев Японии».
… Осенью 1938 года с последним пароходом Задорнов появляется в молодом городе Комсомольске-на-Амуре. Имея опыт работы в театре, он был зарегистрирован на актерской бирже и приглашен в театр города Юности. Ему доверили должность заведующего литературной частью театра, одновременно он играет в спектаклях. На театральных афишах тех лет и программках можно встретить его фамилию среди исполнителей ролей в пьесах Погодина «Человек с ружьем», в спектакле по роману Н. Островского «Как закалялась сталь», других постановках.
Спустя много лет, став известным писателем, он приедет в город своей юности, встретится с театром, побывает на репетициях спектакля по его знаменитому роману «Амур-батюшка». Задорнов вспоминал о том, что побудило его прикоснуться к теме освоения восточной окраины России.
«Тайга… казалась нетронутой, словно людьми бралась какая-то малая часть ее богатств. Дальневосточные речки чисты и прозрачны. Опала листва, и всюду видны прутья краснотала - на косогорах на фоне синего моря. Солнце заходило в эту красную чащу. Мы видели следы зверей» - писал он в своей автобиографии.
Очевидец того, как на месте глухого селения Пермское вырастал современный город, он не мог не обратиться к прошлому, к тем, кто первым пришел на берега великой реки. «Я понимал, что прошлое уходит, что скоро все переменится и никто уже не увидит стрельбы из лука или охоты с копьем. Никто не расскажет, как сеялся первый хлеб. Я старался видеть как можно больше».
Где пешком, где на лыжах или на катерах, сам по себе или по заданию газеты «Амурский ударник», заходя в нанайские стойбища, встречаясь в русских селах с потомками первопроходцев, Задорнов собирал материал для задуманной им книги о первых русских переселенцах, пришедших в эти места на плотах, с семьями, осваивать нетронутые огромные пространства.
Первый том романа «Амур-батюшка» успели напечатать в Хабаровске в последних довоенных номерах альманаха «На рубеже». Отдельным изданием две книги романа вышли в Дальгизе в 1944 году, были переизданы в Москве в 1946.
Через 30 лет писатель вновь обращается к героям своего первого романа, создает его продолжение - «Золотая лихорадка» (1970 г.).
В годы войны Н. П. Задорнов, оставаясь жить в Комсомольске-на-Амуре, работал корреспондентом краевого радиокомитета, сотрудничал с «Тихоокеанской звездой», за это время он написал 200 очерков для краевой газеты и краевого радио. В 1944 году его приняли в Союз писателей СССР. Вместе с другими писателями Николай Павлович участвовал в освободительном походе войск дальневосточных фронтов в Маньчжурию.
В 1946 году он уедет с Дальнего Востока, два года проживет в Москве, а с 1948 и до конца жизни - в Риге. Здесь по его инициативе в Союзе писателей Латвии была создана секция русских писателей, которую он возглавил и опекал, стал первым редактором литературно-публицистического журнала «Парус», где печатались произведения латышских авторов на русском языке.
Но никогда не забывал Задорнов Дальний Восток, землю, которую он открыл для себя, для своих читателей. Здесь у него осталось много друзей. В 70-е годы по главной улице Хабаровска теплыми летними вечерами степенно прогуливались двое немолодых мужчин: один кряжистый, с окладистой, густой с проседью бородой, другой - сухощавый элегантный, чисто выбритый джентльмен. Многие хабаровчане без труда узнавали их, здоровались. То были два друга - писатели Всеволод Петрович Сысоев и Николай Павлович Задорнов. С последним меня и познакомил в ту пору Сысоев.
А незадолго до смерти Задорнова (он умер в 1992 году на 83-м году жизни) я побывал в Риге в гостях у писателя.
… В Союзе театральных деятелей России в те годы еще работали творческие лаборатории для режиссеров, актеров, критиков и т. п. В одной из них на «курсе ликвидации безграмотности критиков» учился и я. Руководил ею тогдашний завлит МХАТа, сподвижник О. Н. Ефремова А. М. Смелянский. Примерно раз в год, иногда дважды, мы ездили в Москву, где он проводил разборы наших «полетов», учил, наставлял.
На этот раз учитель привез нас в Ригу, в начале лета. «Наверное, мы с вами последние, кого здесь еще принимают, ничего подобною больше не будет, - сказал Анатолий Миронович. - Слушайте, смотрите, запоминайте»…
Он оказался прав. Творческая лаборатория театральных критиков, возглавляемая Смелянским, проходила в 1989 году в двух молодежных театрах Риги. Мы смотрели спектакли русскоязычной и латышской трупп с ощущением неизбежных перемен. Все произойдет скоро, театр будет расформирован, знаменитый его режиссер останется без работы. Но тогда внешне все еще оставалось прежним советским. Хотя было понятно, что все это здесь вот-вот закончится. Малоприветливые молчаливые рижане уже почти не отвечали на вопросы, заданные на русском языке, популярная в городе газета «Атмода» разоблачала коммунистов и «русских оккупантов»; местное радио, телевидение, если и говорило по-русски, то слушать это было малоприятно.
Кроме занятий в лаборатории Смелянского, в Риге у меня было поручение редактора журнала «Дальний Восток» В. М. Федорова провести переговоры о его новой рукописи с жившим здесь писателем Николаем Павловичем Задорновым. По телефону договорились с ним о встрече. «Садитесь на трамвай, доедете до такой-то остановки, где я вас и встречу», - сказал мне Николай Павлович.
В хорошую солнечную погоду мы гуляли по знаменитому рижскому парку, посидели на облюбованной им скамейке. Расспросив меня о знакомых дальневосточниках, Николай Павлович вдруг перешел к Гоголю. Это была блестящая импровизация о творчестве классика. Потом мы пошли домой к Задорнову. Жил он неподалеку от помпезного здания ЦК КП Латвии в старом доме, в просторной квартире. Писатель извинился: его домашние на даче и обедать будем вдвоем. Сварили сосиски, картофель, запивали кофе. А затем перешли в его рабочий кабинет и беседовали уже не о Гоголе, а о хозяине дома.
Перед отъездом я еще побывал на обеде в гостях у Задорновых. После застолья мы снова беседовали в его кабинете. Говорил, в основном, Николай Павлович - он был неутомимым рассказчиком, хотя и шел ему тогда 80-й год. Возвращаясь в гостиницу, я оба раза делал небольшие записи тех бесед, они у меня сохранились. Сейчас, когда писателя уже нет в живых, уместно будет познакомить с ними читателей.
Он вспоминал Комсомольск, здешний театр, где когда-то работал, рассказал о том, как собирал материалы для романа «Амур-батюшка».
Начав с этого романа, мы посчитали с Николаем Павловичем, сколько же всего книг им написано. Их выходило шестнадцать. Вот как «систематизироал» их сам автор.
- Написанное мною можно выстроить в несколько циклов. Вот как я их себе представляю: «Амур-батюшка» и «Золотая лихорадка» - книги о русских крестьянах; следующий цикл - книги о Невельском и «Война за океан». Затем можно назвать «японский» цикл: «Цунами», «Синода», «Хэда». Романы «Гонконг». «Владычица морей», рукопись «Ветер плодородия» и замысел романа о Владивостоке, для которого у меня пока есть только название «Богатая грива», - совсем другой исторический цикл. Кроме этих книг, я написал несколько произведений на современную тему.
На огромном рабочем столе Задорнова лежали три толстых папки - рукопись нового его романа «Ветер плодородия».
- 15 мая я завершил его, осталось перепечатать. О чем книга? Я продолжаю историческую дальневосточную тему. Столкновение интересов различных государств в этом регионе в середине прошлого века, выход России на Тихий океан тревожили тогда могущественные страны Западной Европы, Соединенные Штаты Америки. Отстаивая свои интересы, они нередко применяли военную силу, изощренную дипломатическую игру. Во многих подобных событиях участвуют мои герои, среди которых - Муравьев, Путятин, Сибирцев. Ведь события эти далеко не ординарны - заключения Айгунского, Тяньцзьинского договоров… В этой рукописи сюжетно продолжаются события предыдущего романа «Владычица морей», так когда-то называли Англию.
Я спросил писателя, как он работает над произведениями, где есть реально действовавшие исторические лица, конкретные события, факты, и куда вводятся герои, ситуации, созданные воображением автора?
- Да, у меня эти люди как бы перемешаны, есть реальные лица и образы художественные, собирательные. Я ведь не историк, а романист, и такое сочетание персонажей закономерно, ведь кроме событий прошлого меня интересуют человеческие типы, характеры, их взаимоотношения. Например, любовь.
Тем не менее, поскольку мои книги основаны на конкретных исторических событиях, мне приходилось много работать не только в архивах, но и в крупнейших национальных библиотеках многих стран. Я стремился побывать там, где случались эти события. Едва ли не первым советским писателем я был в Гонконге.
Не раз ездил в Японию, Китай, долго работал в Англии.
На мой вопрос, почему у него такое стойкое пристрастие к истории, Николай Павлович ответил:
- Всем мною написанным я пытался восполнить нашу историческую неграмотность. Во взаимоотношениях России с восточными соседями так много наслоений, неясностей, что очень важно знать, как все было на самом деле, как наши отношения складывались в действительности, к чему привели и приводят сейчас.
Спрашивал Задорнова о том, как ему живется в Риге. Он развел руками: приходится жить, что поделаешь. О Дальнем Востоке вспоминал тепло и собирался обязательно побывать в Хабаровске.
Несколько позже, когда Латвия стала независимым государством, в Риге Задорнову пришлось туго, все чаще он помышлял уехать отсюда. Смерть оборвала все сомнения. Похоже все-таки, что Н. П. Задорнову суждено будет вернуться на берега Амура. Сын писателя Михаил Задорнов, известный сатирик, выступил с инициативой соорудить памятник Николаю Павловичу в Хабаровске и открыть мемориальную доску в Комсомольске. Задуманное он сделал.
Михаил Задорнов часто прилетал в Хабаровск с концертами. И не только - чтобы поклониться отцовскому памятнику. Уместно привести здесь его высказывания об отце из интервью разных лет.
Известно, что за создание исторических романов («Амур-батюшка», «Далекий край», «К океану») в 1952 году Н. П. Задорному была присуждена Государственная премия. Как относился к этому сам автор? Вот что вспоминает его сын:
«Несмотря на присужденное «Самим» лауреатство отец никогда, даже в период культа личности, не боготворил Сталина.
Я помню день, когда умер Сталин. Я сидел на горшке в нашей рижской квартире и смотрел в окно - большое, до самого пола. По улице, за окном, шли плачущие люди: латыши и русские - все в трауре. Плакали в Риге даже латыши. Приказали плакать - и плакали, дружно и интернационально. Я помню траурную Ригу
и как плакала моя старшая сестра. Ей было одиннадцать лет. Она ничего не понимала. Она плакала, потому что плакали учителя, прохожие… Ей жалко было не Сталина, а учителей и прохожих. В нашу с ней комнату пришел отец и сказал: «Не плачь, дочка, он сделал не так много хорошего». Сестра так удивилась папиным словам, что плакать тут же перестала. Задумалась. Я, естественно, ничего тогда не понимал, но мне так не хотелось, чтобы она плакала, что я начал в поддержку папиных слов доказывать ей и приводить примеры, почему Сталин не был хорошим дядей. Например, в Риге уже три месяца шел дождь. И меня не водили в песочницу. А ведь Сталин мог все! Почему же он о нас, детях, не подумал, которые тоже, как и я, хотели в песочницу! Это был, между прочим, 53-й год! Ну не мог же он тогда предчувствовать, как быстро поменяются времена… Просто отец считал, что перед детьми надо быть честным».
По признанию сына, отец никогда не навязывал детям своих взглядов, считал, что они сами должны дойти до всего своим умом. «Они с мамой воспитывали нас с сестрой как бы исподтишка, чтобы мы не догадались, что они нас воспитывают».
Вот еще один характерный фрагмент из интервью Михаила Задорнова:
«Когда мне исполнилось семнадцать лет, на время студенческих каникул, вместо того чтобы отпустить меня с любимой девушкой на лето в Одессу, отец отправил меня на два месяца работать в ботаническую экспедицию разнорабочим на Курильские острова. Теперь я понимаю: он хотел, чтобы я перелетел через весь Советский Союз, понял, увидев тайгу, острова, моря, океаны, что я все-таки живу в лучшей в мире стране.
Короткими замечаниями, как гомеопатическими дозами, папа пытался порой охладить во мне восторг, который я испытывал вместе с толпой, загипнотизированной прессой, и «мультяшечными», как он говорил, революционерами!»
Сын взрослел, беседы с отцом становились более частыми и более острыми. Нередко они ссорились. «Все не так просто, сын, - приговаривал отец. - Когда-нибудь ты это поймешь. А если не поймешь, ничего страшного. Дураком тоже можно прожить вполне порядочную жизнь. Тем более, с такой популярностью, как у тебя! Ну, будешь популярным дураком. Тоже неплохо. За это, кстати, в любом обществе хорошо платят».
В 1989 году Михаил Задорнов вернулся из своих первых гастролей по Америке и с восторгом рассказывал о своих впечатлениях в кругу семьи. Отец молча слушал сына, его восхищения, но перебивал, а в конце сказал одну фразу: «Я смотрю, ты так ничего и не понял. Хотя дубленку привез хорошую».
Сын обиделся, они снова поссорились. «Я запомнил его слова, которые он сказал, чтобы закончить наш спор: «Ладно, не будем ссориться. Ты еще, наверное, не раз на Западе побываешь. Но когда меня не будет, помни, все не так просто. Жизнь - не черно-белое телевидение».
Как будто он знал тогда, что через пять лет его сын кардинально поменяет свое мнение об Америке.
Позже Михаил Николаевич признавался:
«Сейчас, когда отца нет, я все чаще вспоминаю наши ссоры. Я благодарен ему прежде всего за то, что он не был обывателем. Ни коммунисты, ни «демократы», ни журналисты, ни политики, ни Запад, ни писательская тусовка не могли заставить его думать так, как принято. Он никогда не был коммунистом, но и не попадал под влияние диссидентов.
Только мы, его самые близкие, знали, что он верит в Бога. У него была в тайнике иконка, оставшаяся от его мамы. И ее крестик. Незадолго до смерти, понимая, что он скоро уйдет из жизни, он перекрестил меня, некрещеного, давая этим понять, что когда-нибудь мне тоже надо креститься».
… В Риге, во время наших бесед, Николай Павлович, держа руку поочередно на одной из трех папок готовой рукописи романа «Ветер плодородия», пытался объяснить мне замысел уже своего нового произведения, его непонятное мне название - «Богатая грива». Он хотел посвятить его Владивостоку. К сожалению, этот роман остался незаконченным. Н. П. Задорнов скончался летом 1992 года на 83-м году жизни. До последнего дня он продолжал работать над рукописью. Вот что рассказывал его сын:
«Многие, кто знал отца или видел его за полгода до кончины, - спрашивали меня: «Как это произошло? Отчего он умер?». От одиночества. От разочарования. От унижения. В течение года у него было несколько стрессов. Унизительное положение русских в Прибалтике. Дом творчества писателей в Дубулты отобрали и национализировали. Казалось бы, мелочь. Нет. Отец любил на ночь закрывать в квартире ставни и чувствовать себя, как в неприступной крепости. Объявился хозяин дома, в котором мы жили почти 50 лет. Предупредили о выселении. Неприступная крепость рухнула. Один за другим ушли из жизни его друзья. На похоронах латышского писателя старались не говорить о его прошлом: он служил в Красной армии. Отец был гордым. Он не мог жить в этой реальности… он всегда оставался верен себе и своей работе».
Благодарные дети писателя - Людмила и Михаил - приняли большое участие в подготовке 100-летия со дня рождения своего отца.
Вот что рассказывала Людмила Николаевна:
- Когда приближается 100-летие родителей, то невольно задумываешься над тем, будь они живы, что бы они сами сумели создать к такой удивительной дате. И, конечно, мама бы оберегала папин труд, помогала бы ему. А папа… Папа, безусловно, закончил бы роман о Владивостоке и, может быть, написал роман о современности, снял бы телевизионный документальный фильм о русских аргонавтах в Японии, написал бы книгу о своих встречах с потомками своих героев, с интересными людьми, и не только в нашей стране, тогда ещё СССР, но и за рубежом, рассказал бы об интересных переписках с известными и незаурядными личностями. Но всё это «если бы…». Мне иногда думается, что Бог забрал его, чтобы он тогда не видел, как всё рушится. И теперь задача его детей - воплотить в жизнь хотя бы часть его замыслов, но уже с учетом всех жизненных перемен. Наша мама, понимая, что умирает, накануне своей кончины не говорила о том, как нам жить дальше, а просила нас: «Делайте всё, чтобы отцовские романы издавались и читались, чтобы его имя не забывали». Мы знаем, что лучшим подарком для наших родителей (именно для отца и матери, а не только для папы) будет востребованность его произведений.
Михаил - генератор идей и мастер их воплощения. Так у него родилась мысль провести по папиным произведениям конкурс-викторину в Интернете совместно с издательством «ACT» и газетой «Аргументы и факты».
Предложить молодому читателю романы нашего отца нам не стыдно, ведь они доносят до нас дух того времени, они правдивы, так как, во‑первых, рассказывают о реальных событиях из истории государства российского, а во‑вторых, прежде чем сесть за написание романа, отцом очень кропотливо и досконально изучались места событий и сохранившиеся в архивах документы. Герои его романов говорят не только на литературном русском языке, но и на местных диалектах, которые папа умел слышать, бывая в нанайских, удыгейских стойбищах, у нивхов, в русских, башкирских и японских деревнях. Мы чувствовали, что романтика подвигов героев и достоверность малоизвестных событий из истории России привлекут юное поколение и вызовут в них чувство гордости за свою страну.
Вопросы требовали не только знания содержания произведений Н. Задорнова, но и заставляли человека серьезно задуматься над некоторыми из романов. Например: «Как можно на основе романов Н. Задорнова («Амур-батюшка», «Далекий край», «Золотая лихорадка») объяснить два выражения: «освоение Сибири» и «завоевание Америки»? Были вопросы с юмором, связанные с сегодняшним днём: «Смог бы Дима Билан научиться камлать и стать нанайским шаманом?» или «Если бы Ксения Собчак обсуждала в «Доме-2» роман Н. Задорнова «Амур-батюшка», каких бы героев она выбрала для обсуждения?»… Свои ответы надо было обосновать. У пользователей Интернета конкурс вызвал огромный интерес, и в нем приняло участие около четырех тысяч человек. Сразу увеличился читательский спрос на книги, и издательство «ACT» выпустило дополнительные тиражи произведений отца. Победителями конкурса-викторины в Интернете совместно с издательством «ACT» и газетой «Аргументы и факты» стали читатели из разных краев и республик, приславшие наиболее точные и оригинальные ответы.
Большинство участников получили в подарок от М. Н. Задорнова книги, диски, открытки с письмами благодарности за активное участие.
Мы организовали конкурсы на лучшее сочинение среди школьников и студентов в Хабаровске и в Пензе. В Хабаровске, так как это край, которому посвящено творчество отца, а в Пензе, так как это не только его место рождения, но и начало всего рода Задорновых.
Выпускница средней школы Новая Иня (Охотский район) Тамиля Тюлемисова получила первую премию.
Еще один конкурс брат и сестра провели в Риге. Учителя литературы 10-й средней школы предложили учащимся 8-12-х классов русских школ города принять участие в конкурсе творческих работ, посвященном русско-японским романам Н. П. Задорнова. Цель конкурса: приобщение школьников к русской литературе и культуре на разных этапах ее развития на примере интересных книг писателей XX века, пробуждение интереса к творчеству русских писателей Латвии, тем более, что писатель прожил в Риге 46 лет.
Россия помнит и чтит своего достойного гражданина.
Александр ЧЕРНЯВСКИЙ.

Автор: Александр ЧЕРНЯВСКИЙ


Комментарии

К этой публикации еще нет комментариев. Зарегистрируйтесь и добавьте первый комментарий!

07.12.2018 12:47
В Хабаровском крае сократили сроки регистрации прав на недвижимость

07.12.2018 11:17
В Солнечном отремонтировали площадь перед ЗАГСом

07.12.2018 11:14
ДВЖД перечислила налоги в срок

07.12.2018 11:08
Есть миллиард на господдержку

07.12.2018 10:06
Предупреждаем обморожение и переохлаждение



27.11.2018 00:00
Песни на его стихи - хиты на все времена
Вчера Хабаровск простился с легендарным человеком - Аркадием Федотовым. Тексты его песен давно стали хитами, известными практически каждому дальневосточнику.

16.11.2018 00:00
Он был вратарём от бога
20 ноября одному из лучших голкиперов за всю историю хабаровского футбола Евгению Кожемяко исполнилось бы 70 лет. Последняя наша встреча состоялась накануне его 55-летия.


А вы одинокий человек?




 
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика