Последний полет «Ми-1», или Куда исчез наш вертолет?

Последний полет «Ми-1», или Куда исчез наш вертолет?
Неужели этот скромный воздушный труженик останется только на архивных фотографиях?

Возле малого аэропорта много лет стоял на постаменте вертолет Ми‑1. Такой неброский штришок Хабаровска: не великий памятник, конечно, но в нем своя особая прелесть. - Этот вертолет был зримым символом послевоенного развития авиационной промышленности страны, дальневосточного гражданского флота и жертвенного служения нескольких поколений хабаровских авиаторов, - говорит и.о. генерального директора краевого музея имени Гродекова Юрий Белкин.
- Уникальная машина, один из первых вертолетов, выпущенных ограниченным количеством, их на весь Союз было чуть больше двух с половиной тысяч машин. Она использовалась достаточно долго не только в гражданской, но и в военной авиации. Последние образцы были сняты только в 1985 году. Учитывая, что идея машины появилась в середине 40-х, а выпуск начали в начале 50-х, то тридцать лет эксплуатации говорит о ее уникальности.
Юрий Вячеславович провел аналогию с воздухом: когда он есть, его не замечаешь, а когда его не хватает, это ощущается сразу. Мы все не раз проезжали мимо маленького вертолетика, скользнули взглядом - есть и есть. А теперь на постаменте пусто. «Ми‑1» сняли и увезли. Говорят, сняли лопасти, подготовили к отправке в Тюмень. Вертолет улетит, но никто не обещает, что он вернется…

Визитка «Востока»

Володя Сапаров был среди тридцати трех курсантов первого выпуска Кременчугского вертолетного училища гражданской авиации, которые в 1963 году приехали по распределению на Дальний Восток. Семерых оставили в Хабаровске.
- Мы начали летать на вертолетах «Ми‑4», - рассказывает Сапаров, ныне заслуженный летчик России, много лет отработавший в компании «Восток». - Правда, этих машин было немного, и они не могли обслужить всю нашу геологию, поэтому геологи продолжали еще ходить по своим маршрутам с лошадьми.
А вскоре к нам начали массово поступать из Казани вертолеты «Ми‑1», и командир вертолетного отряда Красовский принял решение всех нас семерых переучить и пересадить на них.
Поскольку у нас за плечами была хорошая школа, в Кременчугском училище великолепные преподаватели, мы сразу выделялись своей подготовкой, поэтому освоить новую машину было легко. Это с самолета трудно перейти на вертолет, а мы же вертолетчики изначально!
По словам Владимира Ивановича, «Ми‑1» - самый маленький вертолет из серии вертолетов российского производства, который сыграл огромную роль в освоении природных богатств Дальнего Востока и Сибири. Сапаров работал на этой машине с большим удовольствием.
- Нас троих выбрали для достаточно сложной и тонкой работы: мы делали гравиметрическую съемку для поиска полезных ископаемых и измерения гравитационных полей земли, - вспоминает он. - Надо было поставить эти гравиметры для замеров, целый день посадки с подбором, порой нужно было влезть в такие площадки, где от лопастей остается полметра-метр, фантастика!
И этот наш «малыш» «Ми‑1» везде справлялся. Он нам так понравился, что, когда предложили мне, Кокурину и Шабалину вернуться и стать командирами на вертолетах «Ми‑4», на которых мы начинали летать, мы отказались.
Дело в том, что на любом другом вертолете работает экипаж, а тут ты сам - один. Сам все решаешь, и это очень увлекает, особенно молодых людей: ты один - и первый, и второй пилот, и командир, и все на свете, ты все умеешь, все можешь. И мы справлялись с этой задачей и нагрузкой, которая на нас ложилась.
- Это был второй хабаровский объединенный авиаотряд, который работал на местных авиалиниях, - продолжает Сапаров. - Здесь каждое утром взлетало сразу штук двадцать пять «Ан‑2» и несколько вертолетов, множество их жужжало, улетали, а вечером возвращались.
Так что техники приходили с восходом солнца, чтобы подготовить все эти машины в полет. «Ми‑1» было больше десяти машин.
И еще тогда мы с Олегом Хохряковым говорили, что надо бы этот вертолет-трудягу сохранить. И когда это сделали, подняли на постамент, чтобы он был виден, «Ми‑1» сразу стал визитной карточной авиакомпании «Восток». Подъезжаешь: «Где встречаемся?» - «Да около вертолета!». Весь город знал это место!

«Школьная парта» вертолетчиков

Виктор Иванишко - заместитель директора Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации по организации летной работы, начальник летного комплекса, называет себя «самолетчиком». Но о «Ми‑1» говорит с уважением.
- Это как «учебная парта» для многих вертолетчиков, - находит сравнение Виктор Иванович. - Большинство из освоивших «Ми‑4», «Ми‑8», «Ми‑6» и «Ми‑26» начинали именно с «Ми‑1».
Эти вертолеты в 60-70-е годы были востребованы геологами - для изыскания, доставки людей и их специальных грузов, обслуживания геологических партий, да и вообще для выполнения авиационных работ в народном хозяйстве. Машина была надежной, вертолетчики о ней рассказывают с восторгом.
Чем уникальны «Ми‑1» - на них было такое подвижное пилотирование, способное создавать все фигуры пилотажа, что им не было равных в мире. На них совершено много мировых рекордов.
- И вот когда начали задумываться об истории гражданской авиации, решили, что первые воздушные труженики заслужили особого внимания и уважения, - продолжает Иванишко. - Машины нашли, восстановили и, благодаря усилиям дирекции авиакомпании «Восток», установили в Хабаровске памятники вертолету «Ми‑1» и самолету «Ан‑2» - чтобы в городе была память о гражданской авиации тех лет, без которой невозможно двигаться дальше.
Вертолет здорово вписался там, украшал это место. Мы туда водили молодежь, студентов, на фоне проводилось фотографирование ветеранов, оттуда начинались авиационные праздники. Такие символы способствуют воспитанию молодого поколения и пропаганде гражданской авиации.
Стоял наш заслуженный ветеран-вертолет на своем постаменте много лет. Казалось, что так будет всегда. Но жизнь идет, и все в ней меняется.
- Поменялась форма собственности, в гражданской авиации появились акционерные общества и даже частные владельцы, - объясняет Виктор Иванович. - Начали делать авиакомпании вместо авиаотрядов.
Теперь есть «Хабаровские авиалинии» - краевое государственное унитарное предприятие, которое на местных авиалиниях заменило авиакомпанию «Восток» в обслуживании пассажиров на социально значимых перевозках.
А мощный и крупный когда-то, имевший и самолетный, и вертолетный парк «Восток» стал дочерней компанией «ЮТэйр» - как в «Аэрофлоте» те же «Победа» или «Аврора». Экипажи перешли под «ЮТэйр», только три «Ми‑8» до сих пор остались «осколком» авиакомпании «Восток» и, хотя они находятся в краевой собственности, сейчас работают в Тюменской области, летают по сибирским болотам.

И все же надо верить в чудеса…

- Формально вертолет принадлежит компании «ЮТэйр» и, по большому счету, это их собственность. Конечно, легче взять готовое, чем где-то искать и восстанавливать, как это когда-то сделали наши ребята из второго объединенного авиаотряда абсолютно бесплатно, - говорит председатель профсоюза авиаработников Дальнего Востока Хасан Серожединов.
- Эта редкая машина внесла огромный вклад в развитие Дальнего Востока: когда не было ни дорог, ни взлетно-посадочных полос, при копеечной стоимости топлива, «Ми‑1» был единственным доступным транспорта.
Когда он стоял у малого аэропорта, честно говоря, девяносто процентов людей проезжали и не замечали его. А когда вертолет сняли с пьедестала, тут такое событие встряхнуло всех, но особенно профессионалов.
Хасан Ахтямович в чудеса не верит. «Думаю, его все равно у нас заберут…» - сказал он. Но надеяться на лучшее, конечно, хочется всем.
В Тюмень на имя генерального директора ПАО «Авиакомпания «ЮТэйр» Андрея Мартиросова и на имя генерального директора АО «ЮТэйр-Вертолетные услуги» Андрея Ильменского от Общественного совета при министерстве транспорта и дорожного хозяйства Хабаровского края и краевого музея им. Гродекова были направлены письма с просьбой оставить вертолет в Хабаровске.
- Трудно сказать, знают ли вообще руководители «ЮТэйр» об этой ситуации, попадут ли к ним на стол наши бумаги и какое решение будет принято.
Мы сейчас уже думаем о том, чтобы хоть самолет «Ан‑2», который стоит рядом с вокзалом авиакомпании «Восток», тоже очень заслуженная машина, оставили на постаменте, - комментирует Виктор Иванишко. - А вертолет «Ми‑1»  единственный, и найти еще такую машину будет не так просто.
- Я надеюсь, что в вопросе возврата памятника здравый смысл все-таки возобладает, - говорит Юрий Белкин. - Хотя сохранение памятников и памятных знаков не является профильной деятельностью нашего музея, мы не смогли остаться в стороне. В данном случае мы выступаем как институт национальной памяти.
Музей - это своего рода аккумулятор народного мнения, надеемся, что наше письмо не будет гласом вопиющего, потому что подключились очень многие люди, и организации, и частные лица, и ветераны авиации, и государственные органы в лице министерства транспорта и дорожного хозяйства.
Когда большое количество людей, и не профессионалов, и профессионалов, объединяется ради такой благой цели, это замечательно. Зря говорят, что нет гражданского общества. Оно есть! Мне кажется, в жизни есть какие-то вещи, которые не должны быть подвластны вопросам прагматизма и коммерциализации. Поэтому будем надеяться, что вертолет вернется на свое законное место.

Марина ДЕРИЛО.

Автор: Марина ДЕРИЛО




Комментарии

К этой публикации еще нет комментариев. Зарегистрируйтесь и добавьте первый комментарий!

23.10.2019 10:37
Генконсул предлагает открыть из Кореи новые туры

23.10.2019 10:36
Спорткомплекс назвали ФОКСТРОТ

23.10.2019 10:35
На набережной Хабаровска завершается ремонт

23.10.2019 10:34
В Москве высоко оценили нашу архитектуру

23.10.2019 10:33
Не спешите выполнять требования предписаний из почтовых ящиков



18.10.2019 11:06
Назад, в СССР, или Мороженое по ГОСТу возвращается в Хабаровский край
(Окончание. Начало в номере от 11.10.2019 г.) В преддверии дня рождения родного края корреспондент «Тихоокеанской звезды» заглянул в музей истории краевого центра. Давайте перенесемся назад, в СССР, когда доллар стоил всего 60 копеек.

11.10.2019 09:35
Назад в СССР, или Мороженое по ГОСТу
В преддверии дня рождения Хабаровского края заглянем в музей истории краевого центра. Перенесемся назад, в СССР, когда доллар стоил всего 60 копеек, докторскую колбасу делали из мяса, а молоко - из настоящего молока.


Работаете ли вы по специальности?




14.08.2019 09:50
Большая вода 2019
2019-08-10 15.43.24.JPG 2019-08-10 15.43.00.JPG
 
Яндекс.Метрика