поиск
15 июля 2024, Понедельник
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Виктор Вебер: «У Дона Нигро - русская душа»

29.06.2022
Просмотры
566
Виктор Вебер: «У Дона Нигро - русская душа»
Как уже сообщалось, на сцене Хабаровского краевого театра драмы грядет премьера - 1 и 3 июля на суд зрителей будет представлен спектакль «Рыбак на озере тьмы», режиссером которого является заслуженный артист РСФСР Никита Ширяев из Москвы. Эту пьесу написал Дон Нигро, а перевел ее на русский язык Виктор Вебер.

Собственно говоря, Виктор в свое время и открыл для российских зрителей и читателей этого американского драматурга, в творчестве которого есть обширный русский цикл, куда входят пьесы о Пушкине, Льве Толстом, Достоевском, Гоголе, Чехове, Мандельштаме, Цветаевой, Ахматовой, других поэтах Серебряного века.

Аплодисменты… переводчику

Естественно, все это не могло не заинтересовать Вебера, который за восемь лет перевел (только вдумайтесь!) свыше 400 пьес Нигро. А ведь в послужном списке Виктора есть масса и других авторов. Просто Дон, по признанию Вебера, - один из его самых любимых.

Время от времени пьесы в переводе Виктора Анатольевича с удовольствием ставят российские режиссеры. Хабаровские зрители тоже не обделены вниманием.

Все началось в 2018 году, когда на сцене театра драмы состоялась премьера детективной истории «Замок Рейвенскрофт» по пьесе именно Дона Нигро.

Поклонники Мельпомены давно привыкли, что главными «виновниками» на премьере обычно считаются артисты, режиссер, художник-постановщик и другие причастные к спектаклю люди.

Но в тот раз, помниться, внушительная порция аплодисментов досталась… Виктору Веберу, который специально приезжал в Хабаровск из Москвы, чтобы посмотреть постановку. Тогда, к слову, и состоялось знакомство корреспондента «Тихоокеанской звезды» с маститым переводчиком.

Затем в театре драмы были поставлены еще два спектакля, к которым Виктор Вебер, что называется, приложил руку: комедия «Знойные мамочки» по пьесе Дэвида У. Кристнера и триллер «Портрет страха» Эдварда Тейлора.
И вот четвертый бенефис Вебера в Хабаровске. И вновь по пьесе его любимого Нигро.

Без мистики не обошлось

- Столько пьес по моим переводам еще не было ни в одном театре страны, - рассказал в беседе с вашим корреспондентом Виктор Вебер. - Прежний рекорд - три спектакля. Приятно, что с хабаровской драмой у нас сложились такие теплые, творческие отношения.

- Виктор Анатольевич, именно вы для России открыли Дона Нигро. Помните, как все начиналось?

- Еще бы не помнить! Кстати, убежден, что в моем знакомстве с Доном Нигро без мистики не обошлось. Дело в том, что в 2014 году я твердо решил завязать с переводом прозы (и завязал, делая исключения только для Стивена Кинга) и перейти к переводу пьес.

Присоединился к одной из социальных сетей, объединяющей профессионалов самых разных специальностей. И набрал в строке поиска «драматург». Сеть выдала мне сто фамилий, и среди них оказался Дон Нигро.

Почему Дон попал в первую сотню, учитывая, что драматургов уже тогда в сети было зарегистрировано более трех тысяч, не знаю. Я тогда написал всем, многие откликнулись, в том числе Дон, прислали пьесы.

Мои переводы публикуются с 1980 года, поэтому я могу отличить хорошее от плохого. Так вот, пьесы Дона не просто выделялись (западные драматурги, надо отметить, пишут вполне пристойно) - это был какой-то другой уровень. Причем это становилось понятно с самой первой прочитанной пьесы.

И опять о высших силах. Первую пьесу Дона поставили в далеком 1974-м, он - один из самых публикуемых американских драматургов, но за сорок лет ни один из советских/российских театральных переводчиков не обратил внимания на его творчество. Кто-то там, наверху, заботливо прикрывал его пьесы, дожидаясь нашего с Доном знакомства.

- Интересная история! Так чем вас все-таки подкупил этот драматург?

- Творчество Дона Нигро разнообразно и многообразно. Монологи, мужские и женские, короткие пьесы, одноактовые, полноразмерные, драма и трагедия, трагикомедия и фарс, просто комедия и детектив… Общее количество написанных пьес приближается к пятистам.

Условно пьесы Дона можно разделить на три большие группы: про жизнь, история его родного города Малверна начиная с тысяча семьсот лохматого года до наших дней и исторические хроники, герои которых не королевские особы, а знаменитости в мире искусства. В последнюю группу входит и обширный русский цикл - от Пушкина и Гоголя до Толстого и Чехова.

Наше сотрудничество с Доном успешно продолжается и по сей день. И никакие санкции нам не помеха! Я перевел уже более четырехсот его пьес. Скажу вам, это увлекательное чтение. Дон - рассказчик замечательный. При чтении театр возникает в голове.

Нисколько не сомневаюсь, что Дон пишет для русскоязычного читателя и зрителя. Поэтому цель у меня простая: все, написанное Мастером на английском, должно быть и на русском.

В моем списке шедевров Дона более сорока наименований. Но одна пьеса под названием «Звериные истории» - это что-то невероятное. В нее вошли одиннадцать коротких историй о братьях наших меньших. Мало того, что это блестящая литература, так в этих историях глубочайший философский смысл. Да еще русская душа.

Поэтому не удивительно, что ставят «Зверушек» от Камчатки до Калининграда как профессиональные театры, так и детские студии. Каждый находит там что-то свое.

От «Юного техника» до Хемингуэя

- Виктор Анатольевич, давайте теперь поговорим на другие темы. Слышал, что вы, коренной москвич, родились в семье потомственных инженеров. Откуда такая тяга к переводам?

- Признаюсь, в школе я иностранными языками совершенно не интересовался. Английский выучил, уже будучи студентом Московского авиационного института. Стал читать иностранные книги, обожал фантастику. Увлекся до такой степени, что захотелось поделиться прочитанным с друзьями.

С тех пор перевожу. Поначалу это было что-то вроде хобби. Затем стал печататься. Свой первый рассказ опубликовал в 1980 году в журнале «Юный техник». Как сейчас помню баснословный по тем меркам гонорар - 157 рублей за 17 страниц.

Если кто помнит, молодой специалист с инженерным дипломом получал тогда в месяц порядка 120 рублей. Поначалу публиковался в основном в журналах. А потом грянула перестройка, стало больше появляться переводной литературы, начался книжный бум…

- Тем не менее вы, так сказать, «штатным» переводчиком стали далеко не сразу…

- Я трудился на закрытом предприятии, являлся сотрудником конструкторского бюро, инженером жидкостных ракетных двигателей. Работа была творческая, на моем счету более 70 изобретений. Начинаешь все с чистого листа, а потом… Это, скажу вам, так же интересно, как тексты переводить.

Естественно, пока работал, переводами занимался только в свободное время. А потом разошелся (улыбается). Кого я только ни переводил: Чейз, Грегори Макдональд, Хемингуэй, Дженнифер Уайнер…

«Война и мир» поразила масштабом

И в заключение нашей беседы мы вновь вернулись к Дону Нигро. Я попросил Виктора Вебера задать драматургу такой вопрос: «Как в жизнь Дона вошла русская культура и почему она его так заинтересовала?» Вскоре пришел ответ.

- Впервые я столкнулся с русской культурой маленьким ребенком, - рассказывает Дон Нигро. - Это была русская музыка к американским мультфильмам и фильмам, таким, как «Фантазия» (Чайковский и Мусоргский) и «Три истории любви» (Рахманинов). Прошло несколько лет, прежде чем я связал музыку с композиторами, но отлично помню, какое сильное воздействие она произвела на меня.

Скорее всего, я узнал о существовании «Войны и мира» и «Братьев Карамазовых» по американским фильмам. Книгу «Война и мир» прочитал, когда мне было четырнадцать лет, и поразился масштабу, замыслу и сложности романа.

Потом были «Мастер и Маргарита» Булгакова и «Доктор Живаго» Пастернака. Уже в колледже я читал Достоевского, Чехова и Станиславского, позднее - Гоголя, Тургенева, Пушкина и Мандельштама. Годы спустя Татьяна Кот познакомила меня с Цветаевой, Ахматовой и другими завсегдатаями кафе «Бродячая собака». После этого я влюбился в русскую литературу раз и навсегда.

… Кстати, пьесу «Рыбак на озере тьмы» Дон Нигро написал о Льве Толстом. Но у режиссера Никиты Ширяева на этот счет свое видение. Во всяком случае, в «титрах» главный герой остается безымянным. А дальше пусть каждый оценивает сам… Ждать до премьеры осталось совсем недолго.

Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ.