Как поймать беглеца

Как поймать беглеца

Многие матери, не получающие от горе-отцов, «бегающих» от алиментов на своих несовершеннолетних детей, часто в бессилии опускают руки, перестают бороться с отцами и системой, не очень-то спешащей таким матерям на помощь.
Ситуация становится еще хуже, когда дети достигают совершеннолетия. Часто огромная, накопившаяся к тому времени задолженность беглецов, с них просто списывается, так как, чтобы ее взыскать, требуются новые юридические усилия. Но с недавнего времени такой неверный подход был здесь кардинальным образом изменен.
Как это происходило - в материале Михаила Слепцова, адвоката, управляющего партнера адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», заслуженного юриста Российской Федерации


Публикуя свои заметки на страницах газеты, я всегда стараюсь посвящать их наиболее интересным делам из практики нашего адвокатского бюро. Ведь ясно, что чем интереснее дело, чем неожиданнее его повороты, чем драматичней сюжет, который рожден самой жизнью, тем большее количество читателей заинтересуется освещенной в газете проблемой. Но иногда приходится задуматься: а верен ли такой подход? Ведь интересных сюжетов пруд пруди в детективных романах и приключенческих повестях. А людей больше всего волнуют гораздо более прозаичные юридические вопросы.
Как взыскать долг? Как безболезненнее разделить в случае развода совместно нажитое имущество? Как правильно взыскать алименты или задолженность по ним? Установить отцовство? Не писать обо всем этом - значит, лишить многотысячную аудиторию читателей газеты дополнительной информации на примере конкретного судебного дела, которая может оказаться им очень полезной.
Тем более, что и случай как раз подвернулся.

Тщетные усилия

В браке им довелось пробыть сравнительно недолго - всего пять лет. Позднее эти годы Нэлли Ивановна вспоминала, как историю о потерянном времени, о загубленной этим браком своей молодости. Но во время их с бывшим мужем совместной жизни родились двое детей. Которые каждый день хотели есть и пить. И в силу самого факта своего рождения требовали ухода. Воспитания. Потом - образования. И на все это нужны были деньги, деньги, деньги…
Два месяца она терпеливо ждала обещанной при разводе материальной помощи. Поняв, что со стороны отца ее детей это было всего лишь уловкой, подала на алименты.
Алименты в нашей стране взыскать проще пареной репы. Заявление - мировому судье. Минимум доказательств. Никаких формальностей. Никаких заседаний. Раз - и готово. Вот он, заветный исполнительный лист, по которому на содержание двоих детей отец должен был ежемесячно перечислять третью часть заработка.
Остается лишь предъявить этот исполнительный документ в отдел службы судебных приставов и на регулярной основе получать часто не бог весть какое, но все же вспомоществование.
Так оно и бывает. Но редко. Чаще наших женщин (а именно они и выступают в основном в роли таких взыскателей) ждет посещение страны чудес. Той самой, где Алиса не уставала удивляться и восклицать. Наша героиня пребывает в этой стране вот уже двадцать девять лет. За это время она давно повзрослела, но никакой из находящихся там
Кроликов так и не подскажет ей: где же выход? Страна эта именуется ведомством по исполнению судебных актов. Каких только усилий не предпринимала наша взыскательница, чтобы заставить это уважаемое учреждение работать, обеспечивая перечисление ей тех самых крох, на которые она и должна была содержать своих птенцов. Ведь родной отец обрек их на полуголодное существование. Но все ее усилия оказались тщетными.
Ее «бывший» годами нигде официально не работал. Все свое более-менее ценное имущество переписал на племянницу, чтобы оно не оказалось арестованным за накопившиеся долги. Когда Нэлли Ивановна всё-таки устанавливала (сама, заметьте!), что горе-отец куда-то трудоустроился, целым событием оказывалось заставить чиновников в светло-зеленой форме перебросить туда исполнительный лист. Исполнители не столько, собственно, исполняли, сколько покуривали на крылечке своего подразделения, пренебрежительно попыхивая на нее дымком.
Отец детей «таксовал», нигде не зарегистрировавшись, а она так и не смогла лишить его в целях понуждения к погашению долгов водительских прав (хотя закон позволяет). Он издевался над приставами, а те - над ней, и при этом должника больше чем за двадцать лет ни разу не привлекли ни к административной, ни к уголовной ответственности.
Ее исполнительный лист несколько раз теряли в пересылках по инстанциям, что требовало выписки дубликатов (а это тоже непросто). Многочисленные жалобы, кидаемые в это стоячее болото (давно, кстати, требующее основательного реформирования), создавали лишь легкие круги на его поверхности, не приводя ни к каким видимым результатам.
Но окончательно служба ее «добила», когда после очередного заявления о возбуждении исполнительного производства ей вручили постановление об отказе в этом.
- А что же вы хотели? - старший судебный пристав окинул ее давно выработанным в общении с жалующимися строгим и неприступно-начальственным взглядом. - Дети ваши выросли, стали совершеннолетними. Алименты ведь по закону принадлежат им, а не вам. Вы все эти годы были лишь их законным представителем. Теперь пусть напрягаются с долгами своего отца сами.
- Другими словами, вы предлагаете мне «подарить» моему бывшему мужу более миллиона долгов, накопленных по причинам его издевательств над правосудием и бездействия ваших подчиненных?
- Нет, так резко мы вопрос не ставим. Пусть взрослые дети в судебном порядке похлопочут о правопреемстве этого долга. Добьются новых исполнительных листов. Переведут долг перед вами на себя. А вы с вашими докучливыми жалобами нам больше не нужны…

Алиментарное дело

Браться за любое судебное дело с крайне туманными перспективами его выиграть всегда нелегко. Любой адвокат заинтересован, чтобы в его практике было как можно больше побед. Это окрыляет. Заставляет трудиться еще эффективнее. Привлекает новых клиентов.
Изучение судебной практики, хотя и немногочисленной, подтверждало, что наша клиентка, которая решила не прощать подлецу его издевательств над ней и детьми, может получить в судах отказ даже при условии оказания ей квалифицированной юридической помощи.
Но сложные перспективы ее не пугали.
- Я слышала отзывы и надеюсь на вас. Путь, предлагаемый мне приставами, я отвергаю. И сразу по нескольким причинам. Во-первых, два десятка лет они морочили мне голову, не исключено, что делают это и сейчас. Во-вторых, я за все эти годы закалилась в боях за свою правду. Чего не скажешь о детях. Они буквально ненавидят своего биологического отца, бросившего их, как щенят в ледяной пруд: авось выживут. Им плевать и на него, и на этот долг, только бы никогда не видеть эту сытую рожу… Но пусть он не мечтает - за границу ему не съездить. Будет невыездным. И водительских прав я его, таки, лишу. И много чего еще. И, наконец, вдруг я упущу время на обжалование, а никакого правопреемства мы так и не получим? Понять и простить? - Дудки…
Никто из юристов и адвокатов нашего бюро не хотел связываться с малоперспективным делом, несмотря на огромное сочувствие бедной женщине. Однако адвокат Надежда Слепцова сумела разглядеть хоть слабую, но юридически эффектную зацепку в ворохе документов, накопленных за годы мытарств клиентки по болоту. И взялась за дело. Административное дело по обжалованию решений судебного пристава об отказе в возбуждении исполнительного производства по взысканию накопленной большой задолженности по алиментам.
Профессор университетской кафедры семейного права в далекие уже годы моего студенчества на своих лекциях всегда произносила «алиментарные правоотношения» (а не «алиментные»), и считала, что так говорить более правильно юридически. Я вспомнил ее лекции, когда начался судебный процесс по нашему алиментарному хабаровскому делу, которое оказалось далеко не элементарным, не простым. Таким, которое изменило судебную практику разрешения подобных дел в масштабах всей страны.

Сколь верёвочке ни виться…

Суть составленного нами административного искового заявления была простой: признать действия и решения приставов неверными, незаконными. Поскольку огромный долг отца перед детьми по алиментам остался. И он рано или поздно должен быть погашен. Причем именно матери детей, которая все эти годы несла расходы в одиночку.
Возражения приставов сводились к тому, что дети выросли и могут сами за себя постоять. Оформить правопреемство по алиментному долгу. Требовать возбуждения нового исполнительного производства. Добиваться исполнения. Именно они являются собственниками этих долговых денег. Именно в их пользу эти деньги взыскивались по решению суда. А мать теперь пусть постоит в сторонке. Ее хлопоты имели значение, пока дети были малы. А с их совершеннолетием все изменилось.
Решение суда первой инстанции после нескольких судебных заседаний вполне предсказуемо состоялось не в нашу пользу. Почему? Да потому, что, как я уже отмечал, так складывалась до сих пор судебная практика. И хотя в Российской Федерации не существует, в отличие от, например, англо-саксонской системы права, прецедентов, тем не менее наши суды в целом ориентируются на то, как похожие случаи реализуются в других судах, и особенно - в Верховном суде.
Была надежда «развернуть» дело в пользу обратившейся к нам женщины только в вышестоящих судебных инстанциях. А их, нацеленных на исправление допущенных нижестоящими судами возможных ошибок в применении норм права, немало. Как минимум - четыре. Апелляция, кассация, Верховный суд, ну и, наконец, председатель Верховного суда, как наивысший авторитет высшей судебной инстанции страны.
И адвокат Надежда Слепцова стала подниматься по этим ступенькам судебной лестницы. Причем везде встречала подробные отказы. И в апелляционной инстанции нашего краевого суда. И в его президиуме, который до октября прошлого года выступал в качестве кассационной инстанции.
Содержание отказов сводилось к тому, что за ребенком, которому причитаются выплаты денежных сумм в качестве алиментов, фактически признается право собственности на эти суммы. А родители являются лишь распорядителями этих средств.
И если право несовершеннолетнего ребенка на получение алиментов в полном объеме не было реализовано до наступления его совершеннолетия, то есть до восемнадцати лет, то после достижения совершеннолетия он может реализовать свое право самостоятельно, так как по общему правилу права родителей, как законных представителей, прекращаются по достижении детьми этого возраста.
Наконец, наше дело «забралось» практически на самый верх судебно-юридической пирамиды.
Далеко не каждому адвокату в своей практике доводится излагать свои аргументы на заседании в высшей судебной инстанции страны. Просто потому, что жалобы не берутся к производству и отклоняются на стадии их принятия. Выступая в Верховном суде России по этому непростому делу, Надежда Слепцова обратила внимание судей на то, что недополучение Нэлли Ивановной все эти годы средств на содержание детей повлекло дополнительное обременение взыскателя, так как алименты в силу закона должны уплачиваться регулярно и в полном размере.
Соответственно, погашение образовавшейся задолженности по алиментам носит компенсационный характер для получателя алиментов. И право требовать образовавшуюся задолженность при достижении ребенком совершеннолетия у родителя, в чью пользу они взысканы, не утрачивается.
Из помпезного здания в Ржевском переулке столицы адвокат вышла в прекрасном настроении. Поскольку ее аргументы были услышаны и приняты. Все решения нижестоящих судов Верховным судом были отменены. А само дело отправлено на пересмотр, начиная с первой инстанции. Позиция Верховного суда в защиту взыскателей алиментов, изменившая юридический подход к подобным ситуациям, была широко освещена в средствах массовой информации, вплоть до первого канала телевидения. И тысячи дел подобного рода теперь получили совсем иное свое разрешение. Как и наше дело.
Поражало лишь то, что даже при новом рассмотрении представительница исполнительной службы упорно гнула свое, отстаивая незаконное постановление ведомства.
- Так вы что, считаете себя умнее Верховного суда? - строго, но не без иронии спросила ее судья, заново рассматривавшая по первой инстанции наше дело.
У нашей клиентки теперь есть все шансы рано или поздно поймать беглеца от правосудия. Достать его, используя все способы юридической защиты, коих все-таки немало. Ведь какими бы трудными и долгими не были хождения по болоту, твердый берег рано или поздно ноги должны нащупать.

Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.







21.06.2021 13:55
Классификаторы закупок
Незаменимым звеном в обеспечении государственных закупок является классификатор закупок.

21.06.2021 13:44
Стоит ли покупать Xiaomi Redmi Note 10S
Новые мобильные телефоны Xiaomi из семейства Redmi Note 10 предоставят вам все необходимые технологии

18.06.2021 13:58
Владимир Путин пожелал Михаилу Дегтяреву успехов
Президент России Владимир Путин провел онлайн-встречу с главой Хабаровского края.

18.06.2021 13:28
Управление Росреестра по Хабаровскому краю с 21-25 июня проводит «Марафон горячих линий»

18.06.2021 11:42
«Лучи Победы» в небе России
Хабаровский край присоединится к всероссийской патриотической акции «Лучи Победы» (#лучипобеды), которая пройдет в день начала Великой Отечественной войны - 22 июня.



21.05.2021 08:00
Ковёр для королевы
Тех, кого в советские времена именовали «несунами», расхищавшими по мелочи имущество  предприятий, на которых они трудились, стало, безусловно, меньше.

12.03.2021 09:40
Служить бы рад…
В нашем законодательстве провозглашен принцип эфффективной государственной гражданской службы. Но на конкретных примерах видно, что принцип этот только провозглашен.


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?