Три долгих года плена

14.04.2015 | О разном | 3м. 22 c. | 30

11 апреля мы отметили Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.
Среди узников было огромное количество несовершеннолетних детей. В 2007 году по решению Совета Российского союза бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей была разработана, а в 2008 году утверждена Геральдическим комитетом при президенте Российской Федерации памятная медаль «Непокорённые».
Она вручается бывшим несовершеннолетним детям, испытавшим наравне со взрослыми весь ужас немецкого плена. В удостоверении к медали написано: «За стойкость и верность Родине пострадавшему в годы войны 1941-1945 гг.». Медаль не является государственной наградой, но для бывших несовершеннолетних детей, выживших в неволе, она бесценна.
В Хабаровском крае эта медаль одной из первых была вручена Валентине Васильевне Цабе-Рябой.
Она - моя соседка, с которой мы живём дверь в дверь уже тридцать лет. Шестнадцатилетней девчонкой (смотрите фото) она буквально с первых дней вероломного нападения Германии на Советский Союз с лихвой хлебнула горя горького столько, что воспоминаний о пережитом хватает на всю её жизнь. В который уже раз слышу я рассказ этой женщины о начале войны, годах плена, и всякий раз слёзы сострадания накатывают у меня на глаза, и нет сил их удержать.
- Даже сейчас, спустя столько лет, - говорит Валентина Васильевна, - вижу внутренним взором родной Киев, весну 41-го года, необычайно пышные от молодой зелени деревья, особенно клёны, чистое небо. Я учусь в Киевском кулинарном училище, заканчиваю его …
Было мне 16 лет, и была я по-деревенски трудолюбивая, сноровистая и очень жизнерадостная дивчина. Хотя к тому возрасту уже пережила смерть родной матери, страдала от коварства и нелюбви мачехи, для которой мы, четверо чужих детей, были обузой, и непонятный арест отца. Но молодость своё брала, хотелось жить и радоваться этому. Жила я в общежитии, а практику проходила в столовой стекольного завода.
22 июня ровно в четыре часа фашисты начали бомбить Киев, днем нам объявили: началась война.
Гул самолётов, бомбы, летящие сверху на город, жуткий вой и грохот, паника. Нас, девчонок, немедленно отправили в открытом грузовике на завод. Нужно было приготовить завтрак, погрузить его в машину и везти на мост для рабочих Днепровского речного порта.
Баржи, пароходы, катера, разрывы снарядов, осколки летят - всё смешалось… Нам из встречных машин кричат: девчата, прыгайте за борт и держитесь за него руками с той стороны, так безопасней!
Кормили рабочих мы прямо на мосту. Мост большой, двухэтажный, здесь и поезда, и машины, и пешеходы. Немцы его бомбили в первую очередь. Нам кричат: бросайте всё, прячьтесь! Страшно, а кормить людей надо. Еда быстро закончилась, и мы опять на завод - за пирожками, и опять назад на мост. Бомбоубежищ как таковых не было, при вражеском налёте все устремлялись в метро. Давка, темнота, дети кричат, воздуха не хватает…
На второй день я в перерыве побежала искать своего брата Влада, который тоже учился в Киеве, и случайно увидела его в переполненном трамвае, он тоже заметил меня. Кричит: «Езжай, Валечка, домой в деревню, так батька велел!» Трамвай тронулся, брат помахал мне рукой. И всё, больше брата своего я не видела, погиб он в 1944-м.
Как поехала домой?
Наших деревенских в городе было много. Мы договорились возвращаться домой вместе. Но выбраться из города удалось лишь недели через две.
Через пять дней после нашего возвращения домой немцы пришли в нашу деревню. Она стала, как бы сказать, местом формирования новых немецких соединений из остатков старых. Занимали они две школы и больницу. Приезжали, формировались и уезжали. Отец меня ругал: надень платок, завяжи, чтоб лица не видели, ноги не показывай, платье длинное надень. А сам посылал меня в поле. Приближалась осень, и надо было, чтобы не умереть с голоду, серпом или косой жать рожь и пшеницу, овес. Для себя и для домашнего хозяйства. Вся деревня так поступала.
Однажды в деревне появились плакаты с призывом ехать на работу в Германию добровольно.
Никто из наших сельчан на фашистский клич ехать добровольно не откликнулся. И случилось то, что случилось. Мы были в поле. Видим, бежит наш односельчанин с криком, что немцы насильно будут увозить молодежь в Германию. Не успел он до нас добежать, как следом появилась большая крытая машина. Нас (человек 25-30) похватали, засунули под тент кузова и повезли. Крик, вопли, истерика… Мы с подружкой сразу сообразили: надо бежать. И где-то на повороте выпрыгнули. Наш побег не заметили потому, что захватчики ехали в кабине. Тайком добрались мы до деревни, домой не пошли, прятались у родственников подружки. Но шила в мешке не утаишь, особенно в деревне.
Нас сдала моя мачеха, пошла к полицаю и сообщила, где мы находимся. Было это 15 июня 1942 года. Вместе с другими такими же несчастными из деревни нас погрузили в машину и повезли в Киев на грузовой перрон, где стоял состав. Грязные вонючие вагоны, вверху маленькие оконца, затянутые колючей проволокой, широкие отодвигающиеся двери. И больше ничего. Ни соломинки, ни кружки воды. Вагон для скота!
А на перроне идёт сортировка людей. Лай собак вперемешку с воплями женщин и детей, окрики немцев, идут в дело плётки… От матерей отбирают детей, швыряют их в другую сторону. Я, помню, кричала: ох, паразиты, как же дитё без матери будет! За одну первую ночь три молодых женщины из нашего вагона, у которых забрали младенцев, потеряли рассудок.
Запихали нас в вагоны плотно - не продохнуть, и состав из 19 вагонов, сформированный в таком порядке: один вагон пленных, один вагон немцев, один вагон собак, наконец тронулся. Не могу найти слов, чтобы передать наше состояние. То всепоглощающее горе, отчаяние, ужас, безысходность были настолько велики, что даже больно стало дышать.
Изредка поезд где-нибудь в безлюдье останавливали, отодвигали двери и выгоняли нас на улицу, выстраивали в ряд, сзади собаки, впереди немцы, немного времени на туалет, потом опять плётка и опять вагон. Спали сидя, стоя, прилечь было негде. И так две недели. Куда везут - не знаем, что с нами делать будут - тоже. Кормили  раз в сутки, чем кормили - даже говорить не хочу. Потом нас выгружали, вели пешком, везли на машинах …
Наконец объявили, что прибыли в город Ваймер (Германия) и что будет баня. Нас раздели догола, с ног до головы опшикали из пульверизатора чем-то белым (говорят, дуст), едким, противным. Шмотки наши покидали в печи. Потом в бане обмыли нас из шлангов, отправили в сушилку, выдали узелок с нашей же продезинфицированной одеждой и повезли дальше. Жарко, пища страшно солёная, хочется пить, а воды не дают. Казалось, что мучения никогда не прекратятся.
В конце концов оказались мы в концентрационном лагере во Франкфурте-на-Майне (Саксония, Западная Германия). Нас разместили в женский третий блок. Несколько дней мы занимались уборкой территории лагеря. Потом появился пожилой немец, бауэр (зажиточный крестьянин), и отобрал 10 человек девушек для работы в сельской местности.
Бауэр жил в семи километрах от лагеря, и у него были обширные поля. В первое время он приезжал в концлагерь рано утром и забирал нас, а вечером отвозил обратно. Потом этот вопрос он как-то решил, и мы стали у него жить и работать. Таких, как мы, у него было 25 человек из разных европейских стран, а всего у него работало человек 50 мужчин и женщин, были среди них и арендаторы.
… Три долгих года плена. Без свободы передвижения, на скудном пайке. Но самое главное, без вестей с Родины, без родных и близких, подступало отчаяние. Однако в глубине души все же теплилась, не умирала надежда, что нас освободят.
Часто по дороге мимо усадьбы бауэра проводили в концлагерь колонны военнопленных, изможденных, больных. Мне их было жалко. И когда подворачивалась возможность, я совала им что-нибудь поесть, в основном это был отварной картофель. Однажды, когда проходили мимо пленники, я в линёвку вылила из кастрюли воду с картошкой в надежде, что может кому-то из них удастся её подобрать. Один немец из конвоя, сопровождавшего колонну, заметил это, навёл на меня автомат, поднял шум. Собаки исходили от злобы, так и норовили наброситься. Вышел наш бауэр, при всех отхлестал меня плетью и сказал: «Смотри, Валентина, в последний раз тебя предупреждаю». Долго моя спина хранила следы той плетки со свинцовым наконечником.
*          *          *
Освобождение Валентины Васильевны из плена пришлось на 17 апреля 1945 года, когда в Саксонию пришли наши союзники. Но её дорога домой растянулась на целых шесть месяцев. На одном из пунктов для репатриированных к ней обратились с просьбой поработать поваром. Она согласилась. Так в её трудовой книжке появилась первая запись: с 28 мая 1945 года по 27 сентября 1945 года работала на должности повара при лагере № 350 г. Ошатц. Уволена по собственному желанию (на Родину). Запись внесена на основании справки лагеря № 350 от 27.09.45 г.
Потом судьба привела её на Дальний Восток. Здесь она нашла своё счастье, работу, вышла замуж. Вместе с мужем вырастила прекрасных во всех отношениях дочь и сына.
В августе прошлого года Валентина Васильевна отметила свой 90-летний юбилей. Несмотря на пережитое, дух её крепок, память остра, и сама она не поддаётся старости.
Она всегда общительна, приветлива и хлебосольна. А как только наступает весна, берёт в руки лопату, грабли да тяпочку и идёт во двор нашего 160-квартирного дома. Разбивает грядки и разводит цветочную красоту, чтобы от разноцветья этого радовался и тешился взгляд, светлели наши лица и уходила с них утомленность. Посаженные её рукой растения хорошо приживаются и растут: поднимаются ввысь серебристые тополя, сирени, акации, виргинская черёмуха, маньчжурский орех… Конечно, есть у неё и добровольные помощники, тоже большие энтузиасты, но всему голова - она, наша Валентина Васильевна Цабе-Рябая.
Л. Лескова.
г. Хабаровск.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

17.08.2022 13:20
ВТБ нарастил на 18% корпоративный кредитный портфель в Хабаровском крае

17.08.2022 12:35
Дополнительное образование доступно всем
Новое оборудование для обучения детей по программам дополнительного образования поступает в школы Хабаровска и пяти районов края.

17.08.2022 12:05
От зумбы до панна-футбола
В Хабаровском крае продолжается реализация губернаторского проекта «Доступный спорт».

17.08.2022 11:50
«Безумно» и ярко откроется новый концертный сезон в филармонии
10 сентября в Хабаровской филармония состоится масштабное открытие филармонического сезона - «Безумный день в филармонии».

17.08.2022 10:57
В Хабаровском крае появятся новые авиаотряды для тушения пожаров
В 30 российских субъектах смогли ликвидировать все очаги в первые же сутки, в 13 - не допустили их появления



17.08.2022 09:49
Первый лимузин привезли из Германии
В историческом календаре августа немало дат, напрямую связанных с Хабаровским краем и людьми, которые здесь жили, трудились, оставили свой след. Среди них событие, которое произошло в августе 1857 года.

10.08.2022 11:50
Клещ поймали с поличным
Проект Хабаровского краевого музея имени Н.И. Гродекова «Клещ. Поймать с поличным» победил в V цикле грантового конкурса «Музей 4.0».


На какой резине ваш автомобиль ездит сейчас?

  1. На летней - 100%
     
  2. На всесезонке - 0%
     
  3. На зимней - 0%
     
  4. У меня нет автомобиля - 0%