Льготная очередь долго тянется

10.06.2015 | 1м. 38 c. | 122

Люди, что хотели бы уехать из северных районов по программе «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к нему», с подобной ситуацией сталкиваются не так уж и редко. Людмила Ефраимовна Кривопишина, обратившаяся в редакцию, получается, в связи с этим сегодня попала в замкнутый круг.

- Моей сестре Ирине 54 года, она родилась в селе Оглонги и 48 лет проживала там с нашей матерью. Из-за болезни матери я вынуждена была забрать ее к себе, в ЕАО, в деревню под Волочаевкой, где мы с мужем снимаем жилье, - пишет она в письме в редакцию. - Это было в 1998 году, когда мать вместе с сестрой встала на очередь на получение сертификата по программе переселения с Севера. В 2002 году мама умерла, и я стала опекуном сестры, инвалида с детства, а позже и своего мужа-инвалида. Как-то позвонила в район насчет очереди: мол, какая она у сестры? Мне ответили, что мать убрали из очереди по случаю смерти, а сестра там и не стояла… С этого и начались мои многолетние мучения. Я пыталась восстановить справедливость - мать проживала с Ириной в одном доме, являлась ее опекуном, в справке БТИ указано количество проживающих - как могли инвалида убрать из очереди?

Но в администрации района уперлись: она выезжала за пределы района. Хотя Кривопишина поинтересовалась прежде, не потеряет ли сестра очередь, если уедет? Ведь инвалиду нужна медицинская помощь (ее в северном районе нет), а чтобы попасть в больницу Биробиджана, нужна прописка в ЕАО… Специалист ответила ей: «Ни в коем случае!»

Получилось иначе: сестре понадобилась срочная психиатрическая помощь, затем стационарная (в областном психиатрическом диспансере), без прописки на учет ее не ставили, пришлось выписаться из Оглонгов. Лечение в Биробиджане сестра проходит по сей день, а прописку имеет по месту временной регистрации в Еврейской автономной области.

Но восстанавливаться в очереди как-то надо было - полвека, считай, и мать, и сестра отдали северному району! Поэтому в 2003 году Кривопишина обратилась с исковым заявлением в суд района имени Полины Осипенко, и Юсупову Ирину восстановили в льготной очереди как «незаконно снятую из очереди». По правилам, инвалиды стоят в льготной очереди в числе первоочередников.

- Сестра моя неграмотная, писать не умеет, и заявление для постановки на очередь пришлось писать мне как ее опекуну, - продолжает Людмила. - Заявление я писала под диктовку специалиста администрации, спросила ее, от кого писать? Та уверенно объяснила: «Пишите от себя, вы же опекун». А документы, конечно, там были вложены сестры Ирины.

В течение четырех лет Кривопишиной отправляли из района бланки для заполнения, та заполняла и отправляла их обратно, и ни разу никто не указал ей на то, что надо бы исправить ее фамилию на Юсупову…

А переезд «по северному вывозу» никак не двигался. Людмила подала в суд, там ей указали, что «конкретно Юсупова не стояла и следует поставить ее в новую очередь». Странно: а кто же стоял? Как могла совершенно дееспособная Кривопишина стоять в льготной очереди, где перевоочередниками считаются лишь инвалиды? Шесть лет стояла, вроде все было правильно, а накануне того, как давать квартиру, выясняется: мол, почему там не сестра-инвалид, а она?..

Специалист районной администрации предложила иной ход: «Откажитесь от иска, тогда мы вас поставим в первоочередные, там всего-то человек пятнадцать…» Это было в 2011 году. И Людмила поверила! Естественно, не поставили - месяца через четыре ей сказали: «Вы не стоите у нас в программе, вы стоите под программой». Кто-нибудь может понять, где это?

В конце концов поставили Юсупову уже в конец очереди, 32 (и только после того, как Кривопишина обратилась в правительство края и «Единую Россию»).

Далее она обращалась в другие инстанции, однако ее жалобы продолжают ходить по кругу: как была 32 номером, так и остается… К тому же четыре года очередь почти не движется. «Федеральный бюджет мало выделяет денег на программу» - объяснили Кривопишиной в министерстве строительства края.

А когда заболел муж Людмилы (у него 1-я группа), в районной администрации от широты душевной посоветовали: мол, пропишите мужа в Оглонгах (там еще остается древний материнский дом-развалюха), тогда у вас будет больше шансов получить нормальное жилье. Прописала Людмила мужа там, копию странички с пропиской плюс справку со ВТЭК прислала в администрацию района.

И что? Недавно ей пришел ответ за подписью главы района имени Полины Осипенко Сергея Кузьмина. Суть ответа проста, как правда: «У вас 32 очередь…»

Людмила Ефраимовна продолжает ждать. Продолжает жить в чужом жилье, которое снимают. С двумя инвалидами в домике на 38 квадратных метрах. Впереди - никаких перспектив, лишь мифическая льготная очередь.

Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев