Шериф здесь больше не живет

12.01.2002 | АРХИВ | 5м. 5 c. | 252

В канун Нового года на совещании в МВД президент Владимир Путин и министр Борис Грызлов отмечали приоритетную роль участковых милиционеров в борьбе с преступностью.

Государственные мужи были, безусловно, правы - доверие населения к органам правопорядка нужно восстанавливать, начиная с первичного уровня, одними «масками-шоу» в банковских офисах и изловленным Радуевым любовь народную не завоюешь. Особенно это актуально для отдаленных населенных пунктов, где участковый или начальник поселковой милиции олицетворяет закон и порядок, словно шерифы в американской глубинке. Полноценно играть эту роль они смогут лишь при безусловной поддержке со стороны государства.

Маленькие таежные поселки и деревни, разбросанные по Среднему и Нижнему Амуру, нынче представляют унылое зрелище. Покосившиеся дома, запущенное хозяйство, безработица и пьянство, какая-то немотивированная жестокость в отношениях между людьми. В этих самых поселках обычно один милиционер на всю округу - он и оперативник, и убойный отдел, и инспектор по делам несовершеннолетних. Часто у него даже телефона под рукой нет, сложности со служебным помещением, не хватает горючего для машин - набор проблем по нынешним временам вполне стандартный. Да и жить местному шерифу зачастую негде. По российским законам местная власть обязана обеспечить Анискиных жильем в течение шести месяцев. Но это на бумаге так должно быть, а в действительности?

До 2000 года в нашем крае районные власти вообще старательно забывали об этой своей обязанности, дело улучшилось только после заседания коллегии при губернаторе края, на которой рассматривалась записка, подготовленная краевым УВД по этому вопросу. Тогда глава краевой администрации Виктор Ишаев потребовал внимательней отнестись к проблемам милиции. Но, вероятно, схема наделения участковых жильем не была проработана до конца и по сей день, что порождает конфликтные ситуации. Одна из них произошла в Комсомольском районе.

Майор Александр Павлов перевелся на должность начальника территориального пункта милиции в поселке Селихино в 1998 году. Семья у него большая, встал вопрос, где ей жить. Просторная квартира в частном одноэтажном доме, которую ее хозяин готов был продать за 45 тысяч рублей, нашлась быстро. А вот с деньгами дело обстояло не столь благополучно. Администрация Комсомольского района на запрос руководства ОВД Комсомольского района ответила, что средств на покупку жилья Павлову нет. Тогда он сам нашел спонсоров среди руководителей ряда лесозаготовительных предприятий района, которые согласились оказать финансовую помощь. Деньги в сумме 44 тысяч рублей поступили на счет внебюджетного фонда районной администрации, а затем были переданы продавцу квартиры В. Денисову.

А дальше началась неразбериха. Деньги продавцу передали, но не полностью, оставалась еще тысяча. Семья Павлова справила новоселье, а в то же время в квартире оставался прописанным сын Денисова. Что самое удивительное - договор купли-продажи между хозяином жилья и администрацией района заключен не был, соответственно квартира на баланс ни в администрации, ни в РОВД поставлена также не была. И жил Александр Павлов с семьей в новом доме по сути дела лишь на основании неких устных договоренностей.

Через некоторое время Павлов вышел на пенсию. Сам он предпочитает не распространяться на эту тему, говоря лишь, что отслужил в органах 20 календарных лет и ушел на заслуженный отдых по состоянию здоровья. Заместитель главы администрации Комсомольского района Владимир Кондрашов, курирующий социальную сферу, в разговоре с корреспондентом «Тихоокеанской звезды» упоминал о серьезных дисциплинарных нарушениях Павлова, которые и послужили причиной его выхода на пенсию.

После этого ситуация была окончательно загнана в тупик. Отношения Павлова с коллегами, а также и с Денисовым испортились. Уплаченные было за квартиру 44 тысячи рублей затребовали обратно, РОВД ходатайствовал перед главой района, чтобы деньги отдали им во внебюджетный фонд на социальные нужды. Плюс к этому бывшим хозяином жилья был выставлен счет за использованные Павловым дрова. Сам Александр Дмитриевич говорит, что ему не компенсировали, как это положено, затраты на приобретение дров на протяжении 1998-2000 годов.

Начались хождения майора Павлова по различным инстанциям - от родного РОВД до краевой администрации. Но сделка зарегистрирована не была, к тому же в очереди на получение жилья он не стоял. А посему закончились эти хождения не в пользу бывшего начальника Селихинского пункта милиции. Хотя прокуратура Комсомольского района первоначально внесла представление об устранении нарушений в этом деле, а семью Павлова заверили, что им обязаны предоставить жилье.

Впрочем, с последним никто не спорит. Владимир Кондрашов тоже говорит, что без крыши над головой майор Павлов со своей семьей не останется в любом случае. Да и последний подтвердил, что ему уже предлагали квартиру в пятиэтажном доме, но переезжать туда он категорически отказывается: ни один нормальный человек туда жить не пойдет - подвал затоплен канализационными водами, ползимы нет отопления.

Но, видимо, менять местожительство отставнику все-таки придется. Потому что ответ прокуратуры на его повторную жалобу был уже менее оптимистичным - в нем Павлову был дан совет... подать заявление о предоставлении жилья. А судебное разбирательство, продолжающееся по сей день, по мнению Владимира Кондрашова, скорее всего закончится решением о выселении Павлова из нынешней квартиры.

Типичной эту ситуацию назвать вряд ли можно. Чаще всего участковые годами маятся по общежитиям, живут с семьями прямо в пунктах охраны правопорядка, а сельские милиционеры снимают углы. А тут вроде и спонсоры нашлись, чтобы жилье купить.

Но очень уж много вопросов остается после этой селихинской истории. Почему сотрудник милиции сам должен искать людей, которые бы дали деньги внебюджетному фонду на приобретение жилья для сотрудника? Не будет ли он после того, как добрые люди найдутся, связан со своими спонсорами особыми отношениями? Почему сделка между частным лицом и организациями, по сути своей призванными олицетворять собой законность на территории - администрацией района и РОВД, так и не была оформлена надлежащим образом? А потом, что это за внебюджетные фонды? Подобные финансовые кормушки различных ведомств сейчас широко обсуждаются не только в прессе, но и в коридорах власти на самом высоком уровне - достаточно вспомнить, что Генпрокуратуру недавно подобного фонда лишили.

В целом в Хабаровском крае, по словам начальника отделения краевого УВД майора Геннадия Ломакина, жилищная проблема после упомянутой выше коллегии при губернаторе края более-менее решается совместными усилиями милицейского руководства и администраций районов. В 2000 году (более свежих данных получить не удалось) милиционеры получили 119 квартир. В очереди тогда стояло 975 человек, из них только в Хабаровске - 485. В краевом центре идет строительство дома на 300 квартир на ул. Запарина, под девятиквартирный дом переоборудуется недостроенный магазин на ул. Краснодарской. Решен вопрос о выделении жилья сотрудникам милиции в поселке Калинка под Хабаровском. Иногда при решении жилищных проблем практикуется сотрудничество с военными и УИНом. И вообще, как сообщили в краевом УВД, на периферии участковому все же проще получить жилье, чем в городе. Быть может, и проще, да не всегда, как это случилось в Селихино. Приходится милиционеру самому побегать по спонсорам, хотя все это должны сделать местные власти. А есть ведь и другой путь - более опасный, когда работник милиции въезжает в жилье, бывший хозяин которого получает «прописку» в зоне. О таких историях много пишут - их как оценить? Не возникнет ли желание у стражей правопорядка, пользуясь своим служебным положением, ускорить «решение» своего жилищного вопроса, допустим, проявить усердие и избавиться от прежнего хозяина жилья, «заведя дело»?

А тем временем участковый, к слову, получает все больше и больше прав. Сейчас их приравняли по статусу к оперуполномоченным. Это означает рост зарплаты и большие полномочия. Но только одно не должно меняться - государев человек должен быть государством обеспечен и нормальной заработной платой, и жильем. Тогда у него будет меньше соблазнов воспользоваться столь широкими правами в личных целях.

Дмитрий Кошевой. Селихино - Хабаровск.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

17.06.2024 13:17
В Некрасовке полным ходом идёт ремонт дорог

17.06.2024 13:06
Фонд "Защитники Отечества" в Хабаровске: новые функции и помощь

17.06.2024 13:01
Игорь Демешин встретился с уполномоченным по правам человека

17.06.2024 00:00
Максим Пассар — гордость Хабаровского края

16.06.2024 21:14
Обращения жителей становятся основой рабочих поездок Демешина по краю

16.06.2024 12:26
Читаем всей семьей!

16.06.2024 12:25
Дмитрий Демешин рассказал о планах развития медицины

14.06.2024 16:12
Готовимся к Олимпийскому дню

14.06.2024 16:11
Почтовое отделение отремонтировали в Комсомольске-на-Амуре

14.06.2024 16:10
Педагоги освоили беспилонтики

14.06.2024 16:06
Как НКО получиь грант на проекты для молодёжи

14.06.2024 15:46
Срочно подавайте заявки, чтобы заявиться на Дне молодёжи в Хабаровске



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов