Комендант проверяет...

17.10.2002 | АРХИВ | 2м. 31 c. | 55

Новелла Франца Кафки «В исправительной колонии» дает яркий образ её коменданта, придумавшего особый аппарат и целую систему для изуверской казни людей, где комендант соединял в себе всё - и конструктора, и солдата, и судью, выносившего приговоры по правилу: «Виновность всегда несомненна»...

Такие пороки советское литературоведение относило, конечно, к жестокости буржуазного строя, его законов, обычаев, морали. Но писательская фантазия Кафки, жившего в начале ушедшего века в благочинной Европе, почти документально предвосхитила реальные события, которые происходили в конкретной стране, строившей «самое гуманное общество» - социализм. О том, как строила, мы знаем, например, по «Архипелагу ГУЛАГ» А. Солженицына. И вот появился его дальневосточный аналог...

Книга эта особенная во всех отношениях: от трудного рождения до ситуации, когда её невозможно приобрести... Мне довелось прочитать еще рукопись. И потому с особым удовлетворением получал бандероль с заграничным изданием: Владимир Вейхман. «Воскреснет ли старый комендант?» (Документальная повесть. - Тель-Авив, изд-во «Иврус», 2002. - 192 с., ил. 15).

Даже зная наперёд фабулу повести, впечатление такое, будто за её обложкой угрюмо стоит тот самый старый комендант, и уже сам похороненный, ехидно вопрошает из преисподней: «Ну-с, повторим-с?». Как бы проверяет всех нас на историческую память и житейскую мудрость! И автор, похоже, успешно прошел это испытание, показав пример гражданственности. Посудите сами. Владимир Вениаминович Вейхман вовсе не писатель - в обычном понимании. Будучи кандидатом наук, он преподавал в морских вузах Владивостока, на Камчатке, в Калининграде на Балтике. Родился же и вовсе в Хабаровске, «отметив» семь месяцев жизни арестом отца.

Эта дата,12 февраля 1935 года, и стала точкой отсчета многолетних поисков его дальнейшей судьбы. Гулаговская система, официально именуемая правоохранительной, на деле выступала охранником бесправия, цепко храня следы массовых преступлений. И надо было иметь движение души, выдержать ответы-отписки, порой тупиковые ситуации, чтобы не впасть в отчаяние. Вейхман не впал, не отступил, снова и снова стучался в глухие двери хмурых инстанций. Идя по лагерным следам отца от Красноярска до Колымы, он встречает еще одного Вейхмана - старшего брата, очередную жертву коменданта. Источниковая база расширилась: бесконечные допросы, доносы, решения «троек», «особых» инстанций, иезуитские сочинения полуграмотных исполнителей - всё становится единым адским документом...

Признаюсь: работая над репрессиями в научном плане, мы где-то шли параллельно; но мне, как «постороннему», выдавали лишь справки-схемы, В. Вейхману - подлинники, как родственнику. Таков сегодня порядок, установленный законом. Но нет закона выше Конституции, гарантирующей доступ к информации; облегчают к ней путь и ещё ряд законов и указов президента, которые откровенно игнорируются. Зато царствует тот, где пуще велено «не пущать». Как будто миллионы загубленных жизней и исковерканных судеб, насаждение всеобщего страха, духа сталинизма - это только родственное дело, а не драма всей нации.

К тому же Дальний Восток - не курортная, а совсем иная зона - ссыльный, лагерный край. И когда краевая дума, именуемая Законодательной, слепо копирует архивные нормы доступа к источникам, что приняты в центре, это вовсе не забота о правах личности, которая или давно расстреляна, или настолько обескровлена, что ей не до архивов, которые по-прежнему заточены в подвалах КГБ, лишь сменившего вывеску на ФСБ. И далеко не всем родственникам, подобно В. Вейхману, дано разобраться в судьбах их близких. «Безродным» же исследователям путь к замогильным источникам фактически заказан как минимум на 75 лет. И расчет верен: за такой срок и дальние родственники отойдут в мир иной или позабудут, что там было в далёких тридцатых-пятидесятых. А это значит, что загробный комендант снова ухмыльнется: «Ну-с, какова система?».

Ответить ему могли бы ныне свободные от цензуры журналисты. Ведь основные герои повести - их погибшие коллеги, в меру сил противостоявшие сталинскому режиму. Давид Вейхман - фактически один из организаторов молодёжной печати в регионе, редактор многих изданий во Владивостоке, один из руководителей приморской газеты «Красное знамя». Вениамин Вейхман как журналист сложился на Урале и был переброшен для воспевания дальневосточной романтики печатным словом: зам. редактора краевой газеты «Знамя пионера», ответственный секретарь «Тихоокеанского комсомольца», сменивший на этом посту недавно призванного на срочную службу Петра Комарова и потому лишь не попавшего в опалу.

В ту пору обвинение в КРТД - контрреволюционной троцкистской деятельности - было настолько аморфно, бездоказательно и всеядно, что вплетало в уголовные дела целые редакционные коллективы, имевшие по роду работы обширные «связи», и попробуй докажи, что ты не троцкист. А потому не было в крае редакции, избежавшей арестов. Особенно пострадали «Тихоокеанская звезда», «Красный маяк» (Николаевск-на Амуре), «Рабочий путь» (на кит. яз.), издания ЕАО, радиокомитет, Дальгиз, даже ряд районных многотиражных газет... Но где то слово «о друзьях-товарищах», что заживо сожжены в лагерных пожарищах? Молчит пресса. Неужели комендантский пост и по сей день стоит у редакционного порога?

Впрочем, отношение к репрессиям в любой форме - дело не ремесленное. Это, скорее, проверка состояния души, порядочности, чувства долга. Книга В. Вейхмана пробуждает и возвышает их, потому что дает широкую картину страданий народа, заставляет задуматься всех и каждого над пороками не только прошлого, но и настоящего. Ведь среди тех, о чьих изломанных судьбах рассказывает повесть, не только простые люди, но и известные деятели: генеральный секретарь ЦК комсомола А. Мильчаков, члены семьи Емельяновых, укрывавшие Ленина в известном «Разливе», помощник Троцкого - секретарь Реввоенсовета республики Сермукс, поэт Н. Олейников, писатели, инженеры, священники... Получили должное и их гонители - от Дерибаса до рядовых исполнителей, в большом числе разделивших судьбу своих жертв.

«Кто же виноват?» - ставит автор извечный вопрос. И сам же отвечает через призму познанной трагедии: «Говорят: сталинские репрессии. А Сталин - он откуда?.. Он был востребован ...нация с ущербной совестью - это мы с вами, дорогой читатель, это мы порождаем и сталиных, и кагановичей, и ежовых, и смертиных».

Давайте же сегодня строже посмотрим на обилие мерзостей и подлостей вокруг: кто-то предал товарища по службе, живет по принципу «чего изволите?», у кого-то явный перебор эгоизма и полное отсутствие нравственных начал, не подвластных даже самым благим законам. И при этом, как сказал Вл. Набоков, «...и за горе, за муку, за стыд... никто не ответит, и душа не простит». Лишь осознанная совесть нации может стать порукой духовного возрождения.

Сейчас в Москве готовится документ о воспитании патриотизма. Но его лозунгами может воспользоваться любой демагог и даже подлец. Важны дела честные и справедливые. Цену им дальневосточники познали сполна. Вот и у меня с автором была важная общность - сообща найти патриотичного издателя-спонсора. Не нашли - во всей России. Повесть удалось напечатать в Израиле, хотя тысячи ее экземпляров разошлись бы на востоке России - от Красноярска до Магадана, где исправно поработал «старый комендант». А вот умер ли он и воскреснет ли? Пусть каждый ответит для себя. По совести!

М. АЛЕКСЕЕНКО, кандидат исторических наук.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

19.09.2021 20:54
Волонтеры считают: выборы прошли чисто
Студенты Герман Столяров и Арина Головина говорят, что решили принять участие в выборах в качестве общественных наблюдателей, потому что это показалось им интересным для дальнейшего развития, убедиться в честности выборов, добросовестности их проведения.

19.09.2021 17:55
В лидерах по голосованию северные районы Хабаровского края
По состоянию на 15 часов 19 сентября в краевой столице проголосовало более 35 % избирателей.

19.09.2021 13:03
Павел Минакир: "Просто красивых плакатов с красивыми словами недостаточно"
Научный руководитель Института экономических исследований ДВО РАН, член президиума Дальневосточного отделения РАН Павел Минакир ходит на выборы каждый раз, как они проводятся, за исключением тех моментов, когда его нет в Хабаровске.

19.09.2021 10:17
Заключительный день голосования стартовал без происшествий
Стартовал третий, заключительный день голосования по выборам  губернатора Хабаровского края и депутатов в краевую думу.

18.09.2021 21:47
Завершился второй день выборов
Сегодня в 20-00 по местному времени избирательные участки Хабаровского края завершили второй день голосования на выборах, назначенных на 19 сентября 2021 года.



07.05.2020 10:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 09:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?