поиск
25 июля 2024, Четверг
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Нерадивого врача уличить можно, но сложно

22.11.2002
Просмотры
268

Галина Денисовна ждала «неотложку» пять часов. Все это время она и участковый терапевт пытались убедить врачей станции «Скорой помощи», что поселок, в котором жили супруги, находится в их ведении.

Супругу Галины Денисовны, с которым она прожила в мире и согласии тридцать лет, внезапно стало худо. Подскочившее давление, тошнота, замедленная речь, пелена в глазах - все это говорило ей, перенесшей два инфаркта, что дело плохо. Но даже тогда, когда эта женщина уговорила «скорую» доставить супруга в районную больницу, не пришли облегчение и долгожданная профессиональная помощь. Женщина чувствовала, что теряет мужа. Она, как могла, спасала его: неумело откачивала скопившуюся в горле мокроту, пыталась дать привезенные из дома таблетки, а медперсонал терапевтического отделения... смотрел мыльный сериал «Семейные узы». Медсестра, заглянувшая в палату, лишь через полтора часа, чтобы поставить капельницу, огрызнулась на пожилую женщину, мол, надоела - тревожишь доктора, отвлекаешь от работы.

Патологоанатом, выяснявший позже причину смерти, не стал скрывать от Галины Денисовны правду: загубили врачи здорового мужика, ему бы внимание да лекарство, нужное в срок, жил бы еще долго. А у тех уже оправдания наготове: бензина нет, «неотложек» не хватает. Можно еще пожаловаться и на непроходимость русских дорог, пустые больничные закрома, мало ли нынче в медицине проблем, за которые можно спрятаться. Но равнодушные глаза врача, очерствевшие души медсестер - разве их утаишь.

«Наверное, судьба такая была, - пытается объяснить случившееся Галина Денисовна. - Словно рукой злой рок в этот день отводил от мужа помощь». Но эти пространные мысли приходят лишь тогда, когда не верится, что смерть дорогого человека - это всего-навсего чье-то бездушие или... отсутствие денег на взятку врачу. Именно эту причину уже другая женщина, хабаровчанка Евдокия Федосовна, считает главной в смерти ее сорокалетнего сына. Обезумевшая от горя мать желает тем, кто, как она считает, загубил ее кровиночку, испытать подобный шок. Конечно, это очень жестоко, но Евдокия Федосовна, наверное, имеет на это право.

После кровоизлияния сыну, еще молодому мужчине, потребовалась сложная операция. Но это, намекнули в отделении, будет стоить 600 долларов. Собрать таких денег ни он, ни мать, ни другие родственники не смогли, потому на операцию пришли «с пустыми руками». От чего умер сын, Евдокия Федосовна так и не поймет: то ли неудачная операция, то ли послеоперационные осложнения и последующее еще одно хирургическое вмешательство, то ли от пневмонии, сковавшей легкие, от неумелого ухода за тяжелым больным.

«Он лежал в реанимационной палате недвижимый, беспомощный, укрытый лишь простыней, а вокруг вились мухи», - вспоминает мать. Эта картина впилась в сознание Евдокии Федосовны, как заноза. Она ухаживала за сыном: кормила его, выносила утку, лечила пролежни, лишь когда «позволял» врач. Эта женщина была рядом и не могла понять, почему сын простуженно кашляет, температурит, а лечащий врач, отмахиваясь от нее, как от надоедливого гнуса, твердит, что все пройдет. Но не прошло...

Если авторы первых двух писем, пришедших в «ТОЗ», уверены, что будь у них средства на подношение врачам, то близкие люди обязательно бы выжили, то автор третьего, Александр Владимирович, мог бы поспорить: взятка также не гарантирует выздоровление. Деньги, которые он отдал за внимание к себе, не спасли его ногу от ампутации, не уберегли и от гепатита С.

Так закончилось лечение Александра Владимировича в одной их хабаровских клиник. После удаления грыжи пищевода он так и не испытал облегчения, а после шунтирования бедренной артерии этот человек стал инвалидом. Но и это не все злоключения: во время второй операции Александра Владимировича заразили гепатитом С, неизлечимым, прогрессирующим заболеванием печени. Эту грубую оплошность врачей он не сможет никогда доказать - накануне операции тесты на гепатит врачи не делали, а на «нет» и суда, как водится, нет. Чтобы хоть от части успокоить душу, родные Александра Владимировича сдали анализы - гепатит С ни у кого не найден.

Все эти люди написали в редакцию «Тихоокеанской звезды» для того, чтобы не столько рассказать о беде, сколько констатировать очевидные факты: мало того, что в наших больницах врачуют из рук вон плохо, пациенты рискуют подцепить в отделениях смертельно опасные болезни, к тому же доктора не брезгуют принимать или требовать внушительные «подарки». «Деньги перед операцией у меня открыто вымогали, но поди докажи теперь правду, - пишет Александр Владимирович, - ведь их на виду берут лишь в кассе, а взятка, почитай, дело «интимное».

Можно понять всех наших авторов: в поисках понимания и защиты они готовы рассказывать о приключившейся беде всем, кто готов слушать. Но ища помощи в средствах массовой информации, максимум, что могут получить в ответ, - искреннее сочувствие. Нам также сложно оценить, верно ли действовал терапевт, «чисто» ли сделал операцию хирург, правильную ли пилюлю дала больному медсестра. Мы можем рассуждать, куда делась гуманность, почему врачи, особенно молодые, превратились в крохоборов, которые вымогают деньги у тех, кто живет во сто крат хуже их. Можем констатировать, что наши бабушки и дедушки уже давно поняли: на пути к здоровью загорается красный свет, стоит только уйти на пенсию; можем осуждать, что от стариков и малоимущих в больницах отмахиваются - вы и так уже пожили, уступите место тем, у кого кошельки туже. Предупреждать, что даже маленькие зарплаты - не оправдание для взяточников, не повод для равнодушия в глазах. Можем подтверждать: взяточничество - один из пороков современной медицины, процветает в хабаровских лечебницах, но доказывать и наказывать должны не журналисты, а спецы из других органов. Потому что оставлять без внимания подобные факты - тоже преступление.

«Но разве смогу добиться правды, кто поверит мне, даже если я пойду за помощью в суд, начну рассказывать там о беде. Какие доказательства предъявлю, кроме слез, в противовес множеству справок и уверений врачей, что они сделали все, что смогли. Ведь среди врачей процветает круговая порука», - смахивая слезы, рассуждала Галина Денисовна. И была неправа.

В прошлом году в Хабаровский краевой фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) за защитой обратились 448 хабаровчан. Большая часть жалоб касалась качества медицинской помощи, выбора лечебного учреждения в системе обязательного медстрахования, обеспечения страховыми полисами, лекарствами, взимания денег за медицинскую помощь, отказа в медицинской помощи и др. За половину нынешнего года в краевом ФОМСе насчитали уже около четырехсот жалоб на местное здравоохранение.

Но это не значит, что отстаивать право на качественную медицинскую помощь придется в суде. Больше половины недоразумений решается, как говорит начальник отдела ОМС и защиты прав застрахованных граждан Ирина Щербакова, в досудебном порядке. В этом году уже более двухсот жертв некачественной работы хабаровских медиков получили сатисфакцию, причем не только моральную. В 2001 году хабаровские больницы выплатили бывшим пациентам 65 тысяч рублей. В текущем году рассмотрено уже 11 судебных дел, а сумма возмещенного ущерба подходит к 86 тысячам рублей. Вот такая интересная статистика, опровергающая мнение о том, что уличить врача в недобросовестности, некомпетентности и непрофессионализме невозможно. Можно, но и попотеть придется изрядно, преодолевая врачебную корпоративность, лишний раз убеждаясь в недостаточной судебной практике по подобным искам, и в поиске адвоката, согласившегося бы взвалить на себя «дело врачей».

Но можно пойти и по другому пути: написать заявление в отдел защиты прав застрахованных граждан краевого ФОМСа, в крайнем случае позвонить по телефону 32-86-89 или 30-28-77. И тогда собирать доказательства и расследовать ваш трудный случай будут уже профессионалы: собирать справки, писать заключения, подключать экспертов и даже на суде произносить за вас разоблачительные речи.

И вот свежий пример. Чегдомынец Максим Демиденко (имя и фамилия изменены. - Авт.), выигравший у одной из хабаровских больниц десять тысяч рублей, не приезжал ни на одно судебное заседание. Ирина Щербакова не позволила выливать ушат грязи еще и на судебных разбирательствах на голову и без того черпнувшему с лихвой горя парню. Дело в том, что консультирующие медики не увидели на рентгеновском снимке саркому кости и удалили... мениск. Ненужное хирургическое вмешательство и последующее физиолечение подстегнули рак и спровоцировали появление метастаз. Исправлять огрехи коллег пришлось хирургам «Дальмедцентра». Ногу двадцатичетырехлетнему парню ампутировали, но с опозданием, а сделай операцию в срок, все обернулось бы совсем по-другому.

Во многих историях, что разбирает юрист ФОМСа, фигурируют взятки, доказать которые невозможно. И тем, кто сталкивается с вымогателями, Ирина Щербакова рекомендует не торопиться нести кровные в надежде на особое отношение к себе. Прежде чем заплатить деньги, обратитесь к главному врачу, поинтересуйтесь в администрации больницы, на что нужны деньги, и попросите показать прейскурант на платные услуги. Искать защиты от наплевательского к себе отношения поначалу стоит в администрации все той же больницы. Этот метод, по мнению Ирины, выручает: чем чаще на столе у заместителя главного врача по лечебной части появляются жалобы больных, тем требовательнее начальник к рядовым.

Похоже, что взяточников уже недолюбливают даже коллеги, и за плохую работу работников вынуждено платить лечебное учреждение. «Благодаря» одному из своих хирургов вторая краевая больница, выложила уже 13 тысяч рублей. Теперь этот человек, кстати, фигурирующий в двух судебных делах, закончившихся в пользу его бывших пациентов, нынче идет как ответчик в гражданском деле администрации больницы, решившей компенсировать расходы.

Хабаровские больницы вынуждены обзаводиться юристами, во второй краевой, например, их два. Похоже, одному уже не справиться, защищая карман и имя клиники и от пострадавших пациентов, и от непрофессионализма собственных врачей.

Татьяна Баулина.