поиск
20 июля 2024, Суббота
г. ХАБАРОВСК
РЕКЛАМА Телефон 8(4212) 477-650
возрастное ограничение 16+

Почему золото лучше олова

05.12.2002
Просмотры
287

В минувшую пятницу на расширенном заседании правительства края слушался вопрос об эффективности использования природных ресурсов в целях повышения доходов в бюджет края.

Вне сомнений, что ресурсный комплекс имеет приличный вес и в экономике, и в социальной жизни края. Его доля - почти четверть от краевого объема промышленного производства, почти треть от валютной выручки, более пятой части налоговых поступлений. На его предприятиях работают более сорока тысяч человек. В населенных пунктах, где предприятия ресурсных отраслей являются базовыми, проживает свыше половины сельского населения региона. Причем по заготовке древесины и добыче драгметаллов наш край вышел на третье место в стране.

В 2002 году ресурсные отрасли дадут в бюджет края 1,9 млрд. рублей налогов и платежей, к 2005 году должны дать 3,7 млрд., а к 2010 году - 6,1 млрд. рублей. Эти цифры, конечно же, прогнозные. Над ними нет зонтика на случай плохой погоды в экономике, за них никто и не ответит, если кто-то где-то просто крупно прошляпит - даже при экономическом штиле.

Откуда же придут в казну такие доходы?

Раньше наш край давал много олова и маленько золота. Сейчас все наоборот. В этом году будет добыто 19 тонн драгметаллов (вместе с платиной). А к 2005 году ставится задача дойти до 23 тонн и сохранить эти объемы до 2010 года, дабы померкла золотая Колыма. Вот такие простые планы. И нет в них ни капли амбициозности. Добыча драгметаллов была самой динамичной отраслью все последнее десятилетие. В нее вкладывались хорошие деньги на реконструкцию и модернизацию. Она и росла в объемах в разы, крепчая даже в экономической лихорадке. А олово оно и есть олово - податливый элемент. Маленько прижали, маленько припекли - и не выдержал Солнечный ГОК. На заседании было скромно сказано, что решены, наконец, проблемы «Дальневосточной горной компании» (и это в который раз?). Постояла, дескать, и хватит. Добыча руды возобновлена. Предстоят опять «героические усилия» - выдать цветных металлов аж две тысячи тонн, а за два-три года подняться до четырех тысяч. И главное - без оценок «геройских заслуг» всех мявших олово последнее десятилетие.

И вообще в этой жизни важно не только иметь крепость, но и уметь блестеть. Скажем, вышел на трибуну Виктор Лопатюк и рассказал, как за восемь месяцев был построен обогатительный комплекс «Тас-Юрях». Как из Нерюнгри народ перевез по тайге за тысячу километров пятьсот составов грузов. Как в тайге же сделали взлетную полосу и все прочее. Вот где имело место геройство. Но зал не откликнулся даже скромными аплодисментами.

Так вот, «Тас-Юрях» будет сдаваться в эксплуатацию досрочно - 14 декабря вместо первого квартала 2003 года. В конце следующего года будет введен комбинат на Хаканджинском месторождении в Охотском районе, а в 2005 году - обогатительный комплекс на месторождении «Албазино» в районе им. П. Осипенко. И олову в ближайшие три года тоже будет внимание: предстоит модернизация комплекса на Правоурмийском месторождении, грядет разработка ТЭО строительства металлургического комплекса по выпуску металлического олова, меди и других сопутствующих металлов. Отсюда - от развития производства, от объемов продукции и пойдут прогнозируемые самые большие налоги.

Понятно, что горнорудная промышленность - это тягловая лошадь в ресурсном комплексе (в плане налогов для бюджета), а две другие отрасли - лесная и рыбная - просто клячи. Да, край больше стал заготавливать леса, производить пиломатериалов и мебели, в связи с чем поступление налогов увеличилось в 1,6 раза. Но лесные ресурсы могут давать больше доходов. В текущем году выделенный лесной фонд будет недоиспользован в объеме двух миллионов кубометров. Ежегодно на делянах остается свыше одного миллиона кубометров низкотоварной древесины. Многие лесопользователи берут с делян только высококачественный и доступный лес. Специалисты оценивают оставшиеся реальные запасы леса в 12 млн. кубометров, которые могут быть освоены уже через 6-7 лет.

В этих условиях приоритетными направлениями в лесной отрасли называются углубление переработки древесины и экспорт не круглого леса, а продукции. Наши 14 процентов переработки леса не идут ни в какое сравнение с общероссийскими показателями. Даже приморцы, даже иркутяне обошли нас, не говоря о западных областях. Мы уже отстали, хотя есть еще шансы, если будут созданы планируемые лесоперерабатывающие центры. Возможные адреса такие. На Амурском ДОКе - шебельные плиты. В Комсомольске - строительство фанерного завода. Лесопильные заводы - в Ванино, Березовом, Горине. Еще в планах найти инвесторов для строительства целлюлозно-бумажного комплекса в Амурске и завода по производству газетной бумаги на базе Хорского биохимического завода.

Хорошие планы, но это только планы. Под налоговой базой лежит уже не бездонная ресурсная база. О ней говорил на заседании профессор лесной науки Александр Шейнгауз. Только один глава района в крае (а именно - Ульчского района) направляет платежи за пользование лесными ресурсами на их восстановление. Все остальные районы тратят их на другие цели. В крае нет данных, сколько леса воруют. Главное - получить разрешение войти в лес, а дальше нет проблем получить любой пакет документов. Неизвестно также, сколько леса идет контрабандно на экспорт. Зато известно, что здесь давным-давно ведется истощительная ресурсная политика. Чем она чревата? Весь мир уже не только понял, но и переходит к системе экологически ответственных лесопользователей. И дело не в экологии, дело - в сохранении ресурсов. А какой иностранный инвестор рискнет участвовать в наших замечательных планах, вкладывать деньги на годы вперед, зная про наше варварство в лесу? Нам за рубежом уже создан именно такой имидж. Нам уже сбивают цены на лес. И может случиться так, что через какое-то время этот ужасный имидж используют в качестве повода, чтобы вышибить нас с международного рынка. А на внутреннем российском рынке дальневосточная древесина не нужна.

Губернатор края назвал нынче рыбную отрасль убогой. В экономике края она имеет намного меньше значения, чем в социальной жизни, обеспечивая занятость населения. Аукционная продажа квот на вылов рыбы подорвала и без того хилую экономическую базу предприятий. За два года число нерентабельных предприятий увеличилось наполовину. В этом году ожидаются убытки по этой отрасли в пределах 350-400 млн. рублей.

Что будет с этой отраслью - ясности меньше всего. И даже раздел мероприятий на 2003-2005 годы по рыбной отрасли грешит общими фразами типа разработать мероприятия, подготовить рекомендации, провести оценку, определить перспективу...

А тем временем начальник краевого УБЭП Андрей Малов рассказал о другой стороне «использования» природных ресурсов. За 10 месяцев этого года в этой сфере выявлено почти 300 преступлений. Правда, еще не известно, какая это доля от реальной преступности и кто попадается - мелюзга или крупные воры. Это еще не значит, что все «выявленные» пойдут под суд, возместят ущерб. Просто отдельные факты. Река Амгунь - самая нерестовая в крае. Амуррыбвод нынче выдал только 21 лицензию на вылов 12 тонн лосося. А было изъято у браконьеров 9,5 тонны красной икры, что по самым грубым прикидкам соответствует 200 тоннам переработанной рыбы. По оперативным данным, на Амгуни ежегодно заготавливается до 12 тонн красной икры. Это же сколько ловится рыбы?..

Такой пример. В поселке Многовершинном с приходом на ГОК добропорядочного собственника значительно сократилась ингушская диаспора, которая занималась скупкой золота. При этом потребность в золоте на «черном» рынке выросла, так как без проблем можно получить лицензию на изготовление ювелирных изделий. А в крае таких предприятий больше трехсот. И есть мнение, что главным поставщиком золота на «черный» рынок также служит район им. П. Осипенко...

На заседании приводился пример, когда население района им. Лазо, отвечая на вопросы анкеты, поставило двойку за ведение хозяйства в лесу. Не так бы, наверное, ставить вопрос, а пошире - за ведение хозяйства во всей ресурсной сфере. И не только хозяйствующим субъектам ставить оценки, но и управленцам от власти. Ведь она же пускает в лес, на реку, в море «недобросовестных» добытчиков, а потом ловит «хвосты» операциями «Путина» и т.д. Но об этом на заседании не говорилось. Это другая тема. Хотя в ней, то есть в «теневом» ресурсном бизнесе, по известным оценкам, скрывается примерно такая же сумма налогов в казну, как и в легальном производстве. И мы в этой теме почти как в ситуации с оловом - слишком податливые элементы.

Раиса ЦЕЛОБАНОВА.