Полет «Пятерки»

02.09.2003 | АРХИВ | 4м. 30 c. | 119

В октябре 2003 года в Хабаровске откроется региональная выставка. Это важное событие в культурной жизни города и края. Данная статья продолжает знакомить читателей с художниками - будущими участниками выставки.

Один из «Пятерки»

Их было пять молодых художников. Так их и стали звать. Группа «Пять» осталась самым ярким открытием хабаровского искусства в конце XX века.

Четверо из них были представлены в рубрике. Сегодня наш гость Игорь Кравчук.

Знакомимся

Игорь Кравчук сложен и прост. Одновременно. Он противоречив. В нем уживаются наивный, искренний ребенок и трезвый прагматик. Уживаться им непросто. Поэтому творчество Кравчука развивается по сложной кривой, делая замысловатые петли. Художник решает непростую задачу. Он пытается одновременно найти себя и найти свое место в «экономической нише» арт-рынка. Это трудно. Это значит оказаться на самом острие жизни, когда твой завтрашний кусок хлеба зависит от сегодняшнего мазка краской. Я лично от такой жизни прячусь в педагогику.

А как это получается у Игоря? Как живется в Хабаровске художнику, сделавшему свое творчество средством существования?

Мы неторопливо разговариваем в мастерской. Пока закипает чайник, попробую немного описать своего героя.

Игорь внешне (только внешне) всегда спокоен. Он улыбчив, но улыбка у него скорее грустная. Считается, что «хорошего человека должно быть много». Игоря достаточно. У него крупная, плотная фигура. Может, поэтому, когда жизнь собирается его ударить, она редко промахивается. Но сбрасывать килограммы Игорь не желает. «Если я буду худым и маленьким, меня все обижать будут», - шутит он.

Живут в мастерской Кравчука пес и кот. Они первые зрители его картин. Для них творческие успехи хозяина решают, будет мясо или нет. Кажется, они это понимают.

Начало

- Художником я быть не собирался. Шли мы с приятелем сдавать документы в «железку» на «Мосты и туннели». Из любопытства заглянули в «пед» поинтересоваться конкурсом, - вспоминает Кравчук. - Какая-то девушка говорит: «Вы что, на худграф собрались? И не думайте! Я, например, уже два года поступаю. А вы прямо с улицы! Вы и художников, наверно, никаких не знаете?» А я, кстати, знал Репина, Шишкина. Их однофамильцы в нашем классе учились. Ответил ей гордо и сдал документы. Я поступил, а та девица потом еще несколько лет поступала...

То ли из вредности, то ли из озорства, а может, по команде свыше, оказался Игорь на худграфе.

Взрослая студенческая жизнь ему сразу понравилась. Друзья, халтуры, богема. Наливай, выпивай, закусывай и рассуждай об искусстве. Очень интересно! Тогда в моду начинал входить запрещенный авангард. Так что поговорить было о чем.

Протрезвил его преподаватель Александр Михалевич: «Чтобы чего-то достичь - пахать тебе надо. Рисовать. Читать. Думать. А богема здесь не пройдет». Вроде проняло. Взялся за ум. Начал работать.

Промелькнула учеба, и оказался Игорь далеко на Севере. Романтическое распределение. Заманили юную душу песни про нагаевскую бухту, про колымскую трассу и лагеря.

Поселок Палатка. Три часа езды до Магадана. Три часа лета до Хабаровска. Осень там необыкновенная. Все горит и полыхает. И от этой красоты случилось с Игорем чудо. Почувствовал он какой-то внутренний толчок. Схватил какие-то картонки, проклеил и принялся писать этюд за этюдом. Так с тех пор и рисует. Такое из него было начало. Из-за заносчивой девчонки и северной красоты родился художник.

1, 2, 3, 4... «Пять»

Помните у Сервантеса: «Что, дружище, одиноко тебе в Испании?» Так Дон Кихот посочувствовал своему Росинанту. Не знаю, как для коня, но для молодых художников одиночество нестерпимо. От него они погибают. Поэтому через год оказался Игорь Кравчук в родном Хабаровске.

Устроился оформителем, но продолжал писать. Коллеги смотрели на него, как на психа: «Зачем рисуешь? Ведь денег это не приносит!»

Хабаровск побольше Палатки. Можно найти единомышленника. Познакомился Игорь со своим тезкой. Игорь Шабалин уже тогда был легендарной личностью. Во всем он не знал удержу. Гулять так гулять! Рисовать так рисовать! Картины свои доводил до лаконичности формулы. Кроме того писал резкие, пронзительные стихи.

Новые приятели стали бродить с этюдниками по старым хабаровским переулкам. Судьба сказала: «Два».

На одной из выставок Игорям приглянулись вызывающе-условные холсты Геннадия Арапова. Они тут же раздобыли адрес. Прихватили, очевидно, пузырь и поехали знакомиться. В застольной беседе так распоясались, что разругали картины хозяина. Но вот что удивительно! Хотя Арапов и опешил, но нахалов не прогнал. Даже наоборот - знакомство превратилось в дружбу. «Три», - сказала судьба.

Игори тогда работали в подвале на Ленина. В нем стояли странные конструкции - инсталляции, громоздились холсты и оформительские планшеты. Сюда «на огонек» заходили самые неожиданные посетители: депутаты, городское и приезжее начальство, писатели, предприниматели. Бывал там и поэт Виктор Еращенко. Так случилось, что из этого подвала ушел Виктор на встречу со своей смертью.

Что же привлекало людей к молодым ребятам? Талант всегда притягателен. Даже чужой. Он действует, как хороший бокал шампанского.

Поскольку критическая масса талантливых ребят близилась к реализации, она притянула еще двух друзей-единомышленников Андрея Паукаева и Владимира Хрустова.

Когда «Пятерка» была в сборе, Дальневосточный художественный музей предложил ребятам сделать выставку в своих залах. Большая честь. Они сразу согласились. Но тут неожиданно вмешался Союз художников. Он настоял, чтобы выставка прошла в галерее им. А. Федотова. «Пятерка» только рождалась, но уже была всем интересна.

Я помню ту давнюю выставку. Помню стихи Шабалина, ставшие ее девизом:

«Я сегодня нашел два крыла

В придорожной пыли у дороги,

Твердь земли позабыть приготовились ноги.

Я сегодня нашел два крыла...»

Действительно, «Пятерка» убирала шасси. Первая выставка. Полет нормальный.

«Хорошо быть молодым»

Хорошо быть полным творческих сил и тратить их безоглядно. Хорошо, если молодость совпадает с порой надежд в стране.

Как только рухнули идеологические запреты, до Хабаровска дошел шум второй волны авангарда. Каждое новое имя было открытием. Зверев, Шемякин, Неизвестный, Богомолов... Все такие разные!

Естественно, это повлияло на «Пятерку». Кравчуку тоже страстно хотелось сделать нечто такое, чтобы у зрителя расширились глаза и подпрыгнули брови.

Он самозабвенно клеил на холст веревки, тряпки, крышки от красок, давил краску из тюбиков, лил ее потоками. Он стремился вместе с краской выплеснуть переполнявшие его эмоции. Свой порыв сам Кравчук охарактеризовал так: «Это было стремление в неизвестность. Иногда такое получалось, что сам пугался». Спонтанная раскрепощенность - вот главное, к чему стремился тогда художник.

«Пятерышники» словно подстегивали друг друга, показывая чудеса работоспособности на пленэрах. В день по два законченных холста было нормой. Уйти с этюдником до рассвета, чтобы поймать первый луч солнца, - тоже. И, кажется, разгульная богемность тогда им совсем не мешала. Работа была на первом месте. Каждый год все новые и новые выставки.

На одном из пленэров в Сикачи-Аляне им посчастливилось работать бок о бок с замечательным живописцем Валентином Степановым. Маститый художник похвалил Кравчука за самобытность. Похвалил его тальники и посоветовал продолжать писать цветы. Оказавшись в среде «пятерышников», Степанов тоже ощутил прилив сил. Именно в те счастливые осенние дни он написал свои предсмертные звонко-радостные холсты. Такая получилась яркая точка в конце трагически оборвавшейся жизни. Валентин Степанов благословил ребят, каждому сказав доброе напутствие. Но, честно говоря, словно волшебную палочку, кисть он им не передал. Она до сих пор висит в воздухе, потому что пленэрного живописца такого уровня в Хабаровске просто нет.

Арт-бизнес по-хабаровски

Начало перестройки для художников было денежной порой. Как из прорвавшегося мешка хлынули иностранцы. Им сразу приглянулось российское искусство. Они скупали все подряд. Разница курсов валют помогала им в этом.

Первые выставки «пятерышников» буквально разлетелись по Япониям и Америкам. Кравчук поначалу удивлялся, что живопись может продаваться. Подумал... и бросил оформиловку. Еще немного подумал... и бросил употреблять спиртное.

Это сейчас стало модно среди творческой интеллигенции «завязывать». Даже в газетах и по ТВ сообщают: «Митьки» бросили пить. Бросили - и славненько. Пусть трезвеют. А Кравчук сделал это лет десять назад. Хотя мотив у них одинаковый. Пришло время выбирать: или работать и зарабатывать, или расслабляться с головной болью.

«Пятерка» с годами отходила на второй план. Нет, она не умерла. Дружба осталась. Еще случаются выставки, которые теперь стали называться «5+2». Но сами участники, повзрослев, не так сильно нуждаются друг в друге.

Почти все творческие объединения умирают раньше участников. Вспомните кубистов, «Битлз», дадаистов... Но то, что сделано вместе, остается. Ведь искусство живет само по себе, автономно от своих создателей.

Ситуация в арт-бизнесе быстро изменилась. Вначале была романтическая любовь между галереями и художниками. Но потом, естественно, на первое место вышли деньги. И художники сразу стали не очень нужны. Они капризны, амбициозны. Проще по дешевке закупить партию картин в Москве и перепродать в Хабаровске. Иностранцы, налюбовавшись руинами социализма, к тому времени исчезли.

Надо было выживать самостоятельно. Надо было сделать решительный шаг. Игорь, поразмыслив, сменил живописную манеру. Он стал говорить с отечественной публикой на понятном ей языке. Конечно, ни о каких веревках и потеках не могло быть и речи. Голубые небеса, купы деревьев, идиллия. Язык упрощен до предела. Все доходчиво. Народу такой демократизм пришелся по душе.

Школа выживания

Игорь помнил завет Степанова продолжать писать цветы. Часто он писал их в естественной среде. Прямо в поле. В этих букетах-пейзажах он искал новые выразительные возможности.

Художники, вытесненные из галерей, превращали свои мастерские в место встречи со зрителями. Кравчука это не удовлетворяло. Он мечтал создать собственную галерею.

Поработал консультантом, организатором выставок. Изучил спрос и психологию публики. Ведь картины не картошка. Прежде чем купить, ее надо полюбить. А чтобы полюбить, ее надо понять. У всех нас есть защитная реакция: непонятно - значит, плохо.

Сколько требуется такта, чтобы объяснить, не обидеть! Однажды настроенная на скандал зрительница громко возмущалась: «Что это такое! Да мой сын так нарисует!»

«Очень хорошо, - ответил Кравчук. - Вам повезло. Не придется тратиться на образование. Мы готовы с вами сотрудничать. Приносите завтра работы вашего сына». Посетительница приутихла и как-то тихо ретировалась.

Приходилось слышать и такое: «Нам нравится вот эта работа, но мы купим вот эту, а то нас не поймут».

Не так давно мечта о галерее стала реальностью. Везение приходит к настойчивым. Нашелся предприниматель, который помог с оборудованием и закупил «начинку» для багетной мастерской. Крайсопроф предоставил помещение.

Так, в самом центре города, на Комсомольской площади родилась новая галерея. Название у нее опять цифровое - «Минус 2», находится двумя этажами ниже вестибюля. Но здесь дневное освещение и вполне уютно. Такой мобильной, доступной галереи давно не хватало городу. Именно она может точнее всего показать ритм профессиональной художественной жизни сегодняшнего дня.

- Галерея нужна не только для того, чтобы торговать. Она формирует вкус. Она гарантирует качество, - объясняет Игорь. - Одного знаменитого галериста спросили: «Из чего формируется цена картины?» Он ответил, что ее создает весь творческий путь художника, вся его жизнь.

Мне, как художнику, было интересно заглянуть за кулисы арт-рынка. Оказывается, публика не любит картин с пасмурной погодой. Оказывается, ей не нравятся нарисованные георгины, а сирень, ромашки и васильки очень нравятся. Бизнесмены, торгующие рыбой, терпеть не могут ее изображения. Их от нее тошнит.

В галерейном деле много профессиональных тонкостей. Неподготовленный человек не в силах удачно повесить рядом даже несколько картин. Например, в резиденции Пуликовского к приезду Ким Чен Ира решили открыть небольшую выставку. Завезли картины. Бились-бились, ничего не вышло. Вечером в последний момент нашли Кравчука - он за час решил проблему.

- Сейчас в Хабаровске мало художников и мало галерей. Художественная жизнь течет вяло. Если бы Хабаровск действительно стал культурным центром, если бы проводились различные фестивали, биеннале, конкурсы, то наш город стал бы более живым и привлекательным для жителей и гостей. Административный и культурный центры должны совпадать. Художники могут участвовать в международных культурных программах, помогая политикам и бизнесменам. Ведь искусство помогает раскрывать сердца людей.

Трудно не согласиться с Игорем Кравчуком. Остается пожелать ему внести свой вклад в развитие искусства Дальнего Востока.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

25.06.2022 17:03
Михаил Дегтярев заложил новую традицию для лучших студентов-выпускников

25.06.2022 09:42
ВТБ: спрос на товары для туризма в России вырос на 20%

24.06.2022 10:29
ВТБ: выдачи ипотеки на новостройки во втором полугодии могут вырасти на треть
Новые условия ипотеки с господдержкой могут привести к удвоению среднемесячных выдач жилищных кредитов на новостройки в ближайшие несколько месяцев

24.06.2022 10:21
Минута молчания в память о героях
В День памяти и скорби в 12.15 по московскому времени в России прошла федеральная «Минута молчания».

24.06.2022 10:21
Компенсации за проезд на дачи
С 1 июня в Хабаровском крае начался прием документов на выплату компенсаций за проезд на дачи в этом сезоне.



07.05.2020 23:17
Около 2,5 тысячи деклараций подали получатели «дальневосточных гектаров»
Больше всего деклараций об использовании «дальневосточных гектаров» - 819 - поступило от жителей Хабаровского края. Декларации подают граждане, которые взяли землю в первые месяцы реализации программы «Дальневосточный гектар».

23.04.2020 22:22
Здесь учат летать дельтапланы и… перепёлок
Арендатор «дальневосточного гектара» Федор Жаков, обустроивший аэродром для сверхлегкой авиации (СЛА) в селе Красное Николаевского района Хабаровского края, готов предоставить возможность взлета и посадки сверхлегких летательных аппаратов


На какой резине ваш автомобиль ездит сейчас?

  1. На летней - 100%
     
  2. На всесезонке - 0%
     
  3. На зимней - 0%
     
  4. У меня нет автомобиля - 0%