Исчезнувший театр

Первые шаги
Был ли у нанайцев свой профессиональный театр? - такой вопрос задал мне при встрече один из хабаровских режиссеров. Кроме утвердительного: «да, был», ответить ему не мог, но подробности пообещал поискать.
Их оказалось не так уж и мало. В становлении ранней советской культуры театральное искусство было едва ли не первоначальным фундаментом. Ярко расцвел букет московских театров под руководством самобытных и непохожих мастеров-худруков. Не избежал театрального «искуса» и Дальний Восток. В 30-е годы прошлого века у нас насчитывалось более десяти театральных коллективов, среди которых были и национальные: еврейский драмтеатр в Биробиджане, китайский - во Владивостоке, в Николаевске-на-Амуре - нивхский самодеятельный (при техникуме народов Севера). Драматические кружки работали в нескольких приамурских селах, где открывались клубные помещения.
Но особое место в истории нашего национального театра принадлежит нанайскому коллективу. Это стало возможным благодаря тому, что в национальные районы стали возвращаться (или приезжать на каникулы) студенты ленинградского Института народов Севера - многолетней кузницы творческой интеллигенции народов Дальнего Востока. Сошлюсь на статью кандидата культурологии Я. Крыжановской «Первый нанайский театр» («Вестник ДВО РАН», 1910, № 2). «В начале тридцатых годов студенты-нанайцы под руководством Л. Б. Жуковой организовали театральный кружок, где, опираясь на фольклор, создали пьесу на национальном языке. Дух того времени во многом определял выбор темы, положение нанайских женщин в условиях дореволюционного быта. Всем коллективом … создали пьесу «Сайла», в которой публицистически и сатирико-юмористически отражалась борьба «старого» и «нового» быта. Позже, когда студенты из Ленинграда вернулись домой в село, к ним присоединилась местная молодежь. Общими усилиями в 1934 году в Найхине появился свой драмкружок из 16 человек под руководством выпускника Института народов Севера Бориса Ходжера. Первой постановкой была «Сайла»…
Нанайскую девочку Сайлу еще в младенчестве родители обручили с таежным охотником. Прошли годы, наступил день, когда невесте надо было идти в дом предназначенного ей мужа. Но времена изменились, и новое поколение выступает против старого обычая.
Сюжет «Сайлы» был типичным для фольклорных произведений нанайцев. Юная героиня влюбилась в молодого юношу и убежала из дома в тайгу, испытывая драматические события. Финал спектакля оптимистичен, Сайла выходит замуж за любимого юношу-рыбака Морико. Героиню играла юная Мария Бельды, которая потом станет ведущей актрисой театра.
Перемена статуса
Успех первой постановки на нанайском языке подвиг районные власти хлопотать об организации (на основе кружка) национального театра. В 1935 году крайисполком принял решение о создании «нанайского передвижного театра с актерами в количестве 18 человек с целью поднятия и развития национальной и общей культуры колхозников». Учебно-производственной базой нового театра утвердили найхинский колхоз «Красный путь», его клуб на 200 мест. Общее руководство театром, его финансовое и хозяйственное состояние были возложены на отдел народного образования Нанайского райисполкома.
Все же театр все еще оставался самодеятельным коллективом. Его статус изменится в 1939 году - из самодеятельного он станет профессиональным, состав увеличится с 18 до 25 человек. Этот факт весьма повлияет на судьбу коллектива. Перевод театра в новый статус оказался поспешным и необоснованным. Желаемое выдалось за действительное. Театр, в котором ни один из его членов не имел актерского образования, назвали профессиональным, требования к которому были совсем другими. В статусе самодеятельного коллектив добивался успехов, гастролировал по селам и стойбищам, в его репертуаре появились инсценировки нанайских сказок, легенд, шаманских камланий. Была поставлена еще одна пьеса, сценические версии народных игр; нанайский фольклор «прирастал». Самодеятельные артисты все делали сами - сочиняли злободневные одноактные пьесы на злобу дня, песни, частушки. В составе театры были три группы: драматическая, хоровая и музыкальная.
Начиная с 1937 года театр считался подведомственным учреждением культуры краевого управления по делам искусств, подчинялся ему. Ежегодно писал отчеты о проделанной работе, ее результатах. Только в октябре 1938 года президиум Далькрайисполкома рекомендовал краевому управлению по делам искусств «решить вопрос» о включении его в сеть государственных театров и «оказывать систематическую помощь и руководство по развитию этого театра». По документам нанайский театр был преобразован из самодеятельного коллектива в профессиональный 1 января 1939 года (приказ Комитета по делам искусств при СНК СССР № 686 от 31 декабря 1939 года).
Однако краевое управление по делам искусств плохо занималось новичком, его специалисты лишь изредка ездили из Хабаровска в Найхин; у театра не было своего здания, средств передвижения, реквизита, скромной была дотация из госбюджета - всего 70 тысяч рублей. Все это сказывалось на творческой деятельности коллектива. Хотя расширился диапазон его гастролей. Если раньше театр обслуживал население своего района, то, став профессиональным, он побывал в селах других районов, выступал в Хабаровске, Комсомольске, Николаевске. Путешествовали артисты на большой весельной лодке с пятью гребцами, на повозках по лесным дорогам.
Что показывали-рассказывали
Репертуар театра в начале его пути был основан на национальном фольклоре: сказки, легенды, обряды. Выступления коллектива имели форму концерта, а не спектакля. Тяготение к драматургии, конечно, было, но не было такого материала, умения. Первую пьесу артисты сочинили сообща («Сайла»), потом последовали другие. (Тексты пьес, инсценировок не сохранились, возможно, их даже и не записывали - импровизировали, сочиняли устно, отбирали лучшее.)
Вот что писала газета «Тихоокеанская звезда» в номере за 24 января 1935 года: «В центре Нанайского района, Найхине, по инициативе нанайцев-комсомольцев с половины 1934 года работает, учит и сам учится культуре нанайский самодеятельный театр.
Организованный из нанайской молодежи, преимущественно колхозников-рыбаков (всего 18 человек, из них 5 женщин), театр сумел гибко и интересно построить свою работу. Коллектив разбит на три группы - драматическую, хоровую и музыкальную, имеет возможность показывать свою тематику большинством форм сценического искусства…
Драматическая группа поставила пьесу, переведенную с русского языка на нанайский «Конго Пояхто» («Глухая трава»), затем пьесу на местном материале, сочиненную кружковцами «Ми болаты» («Я помогу») и другие.
Хоровая группа исполняет национальную песню, которая на нанайском языке называется «Балана Балдюка» («Старые жили давно, давно жили»), ряд старинных песен - бытовых, молодежных…
Музыкальная группа, не имея пока технической возможности играть на национальных инструментах, играет на мандолинах, гитарах, балайках, искусно исполняя четыре произведения собственного сочинения и около десяти по народным мотивам и напевам.
В завершении программы идет музыкальный номер на оборонно-физкультурную тему…
Выступления молодого коллектива театра оставляет необыкновенно сильное впечатление благодаря большой и искренней сценической выразительности»…
Такой репертуар был близок и понятен нанайским зрителям. Сценические персонажи оказались такими же выразителями национального фольклора, как и те, кто сидел в клубном зале (у театра не было своего помещения). Первоначальный успех молодому коллективу был обеспечен. Но впереди подстерегали другие трудности. И не только найхинских энтузиастов. Поспешная профессионализация любительских театров была характерна для того времени, вот, мол, поменяем им статус, насытим пролетарскую страну подобными очагами и решим культурно-воспитательную проблему. В 1938 году Всесоюзный комитет по делам искусств издал приказ, который позволял зачислять «артистов» на постоянную работу, а театры закреплял по месту их нахождения. То есть формально театр был, но сути своей он исполнять не мог - в нем трудились неподготовленные артисты, любители, кое-что умеющие делать. Такими же были и их руководители. Если в первые годы у найхинцев случались успехи, то вскоре они исчезли, становились штампами. И - никакого развития. Статус театра требовал иной работы. Для этого нужны были специалисты, художественные воспитатели артистов-самоучек, знакомые с национальными особенностями культуры.
Вот как поступили хабаровские власти. 29 июня 1939 года художественным руководителем Нанайского национального театра был назначен режиссер Григорий Семенович Самарский. До этого он преподавал на курсах режиссеров самодеятельных театров, возглавлял в Хабаровске кукольный театр. Человек с опытом, профессиональными знаниями совершил роковую ошибку - подошел к работе в таком самобытном коллективе с привычными для него мерками. Он не смог понять и принять национальную специфику коллектива. Самарский вместе с художником Бриком дело поставил так, что в найхинском театре не осталось ничего национального. Прежние наработки вместо того, чтобы углублять, развивать, были отброшены и перечеркнуты.
Ошибки профессионала
«Новые руководители запретили в концертных выступлениях показывать народные танцы, фехтование, спортивно-игровые номера, которые всегда пользовались успехом у зрителей. Постановки нанайских легенд, сказок, инсценировки песен были заменены переводными русскими пьесами плохо и небрежно сделанными. С изменением репертуара пришлось отказаться и от национальных костюмов, являющихся гордостью коллектива. Красочные нанайские халаты, украшенные орнаментом (его выполняли лучшие народные мастерицы), ушли в прошлое, и, как писали в одной из рецензий того времени, «артисты выступали в грязных затасканных ватных спецовках». Приезд из центра профессионального режиссера и художника не только не помог театру, но имел прямо противоположный результат. Хабаровское краевое управление по делам искусств оценило деятельность Самарского однозначно: «… театр доведен до полного развала» и издало приказ об отстранении режиссера от работы (Я. Крыжановская).
Власти пытались исправить положение, управление по делам искусств издало приказ, в котором говорилось о восстановлении репертуара театра, созданного на основе народного творчества нанайцев. Было предложено командировать с 15 мая в Нанайский район бригаду из числа писателей, художников, музыкантов сроком на полтора месяца.
Но вернемся ко времени режиссерства Самарского. Что было предложено им взамен? В репертуаре 1940 года были поставлены: небольшой отрывок из пьесы «Очная ставка», «Женитьба» Н. В. Гоголя, «Платон Кречет», «Без вины виноватые» А. Н. Островского и пьеса, посвященная событиям Гражданской войны на Дальнем Востоке.
Такой репертуарный «переход» фольклорного театра в другую ипостась был губительным. Вот строки из одного документа, это специальное постановление исполкома Нанайского Совета депутатов трудящихся от 6 марта 1940 года «О Нанайском театре». В нем говорится о том, что «качество работы Нанайского театра в настоящий момент не удовлетворяет возросшим культурно-политическим запросам нанайского народа».
Профессиональный режиссер Самарский не смог удовлетворить эти запросы? Или переоценил способности самодеятельных артистов? Кто до кого не дорос?
Роковой приказ
Исполком райсовета обратился в краевое управление по делам искусств (театр был в его ведении) о принятии мер по улучшению работы театрального коллектива. Среди предложений - создание 1940-41 годах нанайской национальной студии в ГИТИСе для подготовки квалифицированных кадров, создание специального репертуара с участием местных авторов, укрепление художественного руководства. В Найхин были направлены новый художественный руководитель Б. Зац, имевший театральное образование и опыт работы, преподаватель музыки А. Перлыгин, помогал найхинцам художник кукольного театра О. Пуртов. Директором стал Чеби Николаевич Ходжер, отец будущего известного нанайского писателя. Он активно взялся за реформирование театра: начато было восстановление национального репертуара, создана бригада по обработке фольклора.
При новом режиссере был поставлен спектакль «Народу правду», получивший положительную оценку. Но это театр не спасло. Видимо, намаявшись с найхинскими артистами, краевое управление по делам искусств поставило перед крайкомом партии вопрос о ликвидации театра. За него вступился районный комитет партии, но это не помогло. Приказом управления от 31.07. 1940 года театр был реорганизован в районный Дом народного творчества.
Александр ЧЕРНЯВСКИЙ.

Автор: Александр ЧЕРНЯВСКИЙ




04.08.2020 08:56
Квоты на добычу диких животных утвердили в крае
Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев подписал распоряжение об утверждении квот на добычу охотничьих ресурсов.

04.08.2020 08:50
Новую пожарную часть создали в селе Победа
В селе Победа Хабаровского района создадут пожарную часть.

04.08.2020 08:48
Сегодня в Хабаровске кратковременный дождь
Ветер северо-восточный, 9-14 м/сек. Температура плюс 18-20 градусов. Атмосферное давление будет падать.

04.08.2020 08:44
Всероссийская акция «Суббота донора» прошла в Хабаровске
Более 60 хабаровчан приняли участие во Всероссийской акции «Суббота донора».

04.08.2020 08:40
Меры социальной поддержки многодетных семей
Повышение рождаемости, укрепление и развитие института семьи, сохранение и восстановление традиционных семейных ценностей - основа семейной политики в нашем крае.



04.08.2020 08:46
Шестаков не любил, когда к нему заглядывали в паспорт
Помнится, лет тридцать пять назад автор этих строк готовил материал о детском тренере по хоккею с мячом Викторе Шабалине.

31.07.2020 10:40
Кузница кадров для Транссиба
9 марта 1895 г. управляющим учебным отделом Министерства путей сообщения Евгением Степановичем Волковым было подписано письмо на имя Приамурского генерал-губернатора П. Ф. Унтербергера.


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




 
Яндекс.Метрика