Твою жизнь охраняют от бед люди в белых халатах

Твою жизнь охраняют от бед люди в белых халатах
Одна из первых аптек в городе

Дальний Восток, глухая окраина царской России, служил местом ссылки и каторги, поэтому по времени возникновения еще с середины XVIII века старейшими среди медицинских учреждений были лечебные заведения при каторжных тюрьмах, воинских частях, а также населенных пунктах Амурского и Уссурийского казачьего войска.
История развития медицины в Хабаровске начнет свой отсчёт в конце XIX века. Первыми врачевателями в Приамурье после шаманов были военные. Служащие 13-го Восточно-Сибирского линейного батальона, основавшие пост Хабаровка, не только строили жилье и обеспечивали продуктами первых гражданских поселенцев, но и оказывали им медицинскую помощь.
В мае 1867 года в Хабаровке при постовой команде первого разряда был учреждён военный лазарет на 14 коек (11 мужских и 3 женских), которым заведовал лекарь IV разряда, а обеспечивали лечение пациентов и уход за ними старший и младший фельдшер. Кроме них были ещё надзиратель за больными и имуществом и два лекарских служащих. Одним из первых начальников лазарета был полковой врач второго конного полка Амурского казачьего войска Шкурко.
Лазарет находился в деревянном здании, расположенном в районе Военной горы (сейчас улица Серышева), примерно в том месте, где в наши дни находится родильный дом № 4. Была при нём и казённая аптека. Принимал лазарет только тяжелобольных, но даже с такими ограничениями его персонал еле справлялся с наплывом пациентов. Самой же главной проблемой была нехватка врачей, в особенности специалистов, которые могли бы посещать больных на дому.

Лекарь лекарю - рознь

В 70-е годы XIX века Хабаровка значительно разрослась. В ней проживало 500 человек, включая солдат постовой команды, на которых приходился всего один доктор. Да и от него толку было мало - его спаивал постовой командир.
«Доктор приехал навеселе, прописал какое-то лекарство и посоветовал поставить «эшафановский компресс», но это не помогло. А врач тем временем все пил, - рассказывала в своих мемуарах «Воспоминания о жизни на Амуре» жена военного инженера Раиса Фриессе. - Муж написал доктору, живущему в Казакевичевой, в 40 верстах, умоляя его приехать в Хабаровку. Тот ответил, что лечить женщин не умеет. Тогда мы начали делать все, что только нам советовали знакомые: ванны, горчичники, припарки, компрессы холодные и согревающие…».
Но вскоре заболела дочь Раисы. Доктор к этому времени успел протрезветь, назначал девочке различные лекарства, но его лечение оказалось безрезультатным.
К счастью, вскоре в Хабаровке оказался компетентный медик. Весной через поселение проезжал военный врач - доктор Лекгер. Он осмотрел дочь Раисы и назначил ей лечение, после чего она быстро пошла на поправку. Сам доктор вскоре уехал, но осенью этого же года вернулся в Хабаровку - его назначили старшим врачом военного полугоспиталя, образованного в январе 1874 года.
Он поселился в маленьком двухкомнатном домике и стал лечить хабаровчан от разных болезней. Легкер был чутким и добрым человеком: давал лекарства больным бесплатно, а сильно нуждающимся даже помогал деньгами, хотя сам получал только жалованье. Да и как врач он был находкой для поселения - при необходимости мог быть хирургом или акушером. Однако он не очень долго прожил в Хабаровке, в 1878 году уехал в европейскую часть России, оставив о себе хорошую память.
В военный полугоспиталь был преобразован прежний лазарет, который не мог справиться с большим числом посетителей и был упразднён в ноябре 1873 года. В полугоспитале имелось уже 100 коек, а работали в нём два врача и старший фельдшер. Лечили в нём как военных, так и гражданских лиц.
Постовая команда, казаки из соседних станиц, ссыльные, проходящие через Хабаровку, и просто местные жители без званий и чинов выстраивались в очередь перед деревянным зданием. Оно же не выдерживало такого наплыва посетителей и не могло оказать всем помощь.
К началу века полугоспиталь мог принять уже 350 лежачих пациентов. При этом работали там всего четыре врача.
Первое стационарное лечебное заведение Приамурья осталось востребованным и после революции 1917 года. Вместимость лазарета продолжала увеличиваться, как и его штат, и со временем он перерос в 301-й окружной военный клинический госпиталь Восточного военного округа, действующий и сегодня.

мало Одной благотворительности

К сожалению, и полугоспиталя для Хабаровки было уже мало - поселение быстро росло. А вот медицина развивалась медленно - не хватало средств. Когда комиссия по благоустройству в 1884 году предложила выделить на постройку здания для больницы и аптеки 40 тысяч рублей, первый Приамурский генерал-губернатор барон Корф ответил, что нужно строить за счёт благотворительности.
В 1887 году в Хабаровске в одном из частных домов была открыта переселенческая больница, а в 1890-1891 г г. благотворительное общество основало богадельню на четыре койки для призрения немощных больных всякого звания и сословия, наблюдение за содержанием которой возлагалось на смотрителя полугоспиталя.
В 1891 году открылась ещё и первая «вольная» аптека. Она разместилась в одноэтажном деревянном здании на углу улиц Муравьёва-Амурского и Поповской (сейчас Калинина). Управляющим её стал провизор Генрих Генрихович Лухт. Продажа лекарств была прибыльным делом - Лухт быстро сумел сколотить первоначальный капитал, который выгодно вложил в недвижимость - ему принадлежали три крупных земельных участка в Хабаровске.
В 1893 году был открыт городской приёмный покой на пять коек в доме мещанина Наумова по улице Поповской. Его заведующим стал окружной врач Софийского округа Василий Михайлович Любарский, служивший на Дальнем Востоке с 1886 года. Приёмный покой открывался временно - на время эпидемии кори и брюшного тифа, когда отсутствовали свободныt койки в полугоспитале.
Вскоре эта лечебница стала работать постоянно. Она была обеспечена самым необходимым, но было мало служебных комнат. Кухни не имелось, поэтому питание для больных доставлялось из буфета Общественного собрания (сейчас в этом здании находится театр юного зрителя) за 30 копеек на человека в сутки.
В августе 1894 года в приспособленном помещении одного из частных домов была открыта железнодорожная больница. В 1895-м приёмный покой было решено расширить до 12 кроватей, а вскоре на Инженерной улице (сейчас Тургенева) была открыта ещё и Александро-Ксениевская богадельня на 10 поселенцев (прежняя богадельня на четыре койки была закрыта).
Названа она была в честь великого князя Александра Михайловича Романова, выделившего средства на её сооружения и ежегодное содержание двух кроватей, и его супруги великой княгини Ксении Александровны, дочери Александра III. Построили богадельню на территории Иннокентьевской церкви. При ней была образована Община сестёр милосердия российского общества Красного Креста, первым врачом которой стал Иосиф Михайлович Коган.
В 1896 году железнодорожная больница получила собственное новое просторное здание на 12 кроватей. А в 1897-м в Хабаровске появилась городская больница, представляющая собой комплекс из трёх зданий (сейчас на этой территории находится перинатальный центр).
В каменном здании расположились кабинет врача, аптека, ванны, две мужские палаты и кухня, а в надстроенном деревянном этаже - станция переливания крови и лаборатория консультативной поликлиники. Во втором здании размещались две женские палаты и одна для лиц привилегированного сословия. Третье здание вмещало в себя прачечную, помещение для персонала и покойницкую.
Всего комплекс был рассчитан на 25 постоянных и 7 запасных коек. Первым врачом больницы был назначен упомянутый выше Василий Любарский, бывший ещё и городским врачом.
В 1898 году новое здание получила Александро-Ксениевская община, строительство которого началось в 1896 году. Это был кирпичный дом Г-образной формы, длинный фасад которого шёл параллельно Инженерной улице. В нём была бесплатная лечебница для амбулаторных больных, а также отдельные и общие комнаты для одиноких больных, нуждающихся в стационарном лечении. Здесь же обслуживали рожениц.
Однако одной благотворительности для финансирования развития здравоохранения было мало. Для частичного решения этой проблемы в 1899 году в Хабаровске был введён больничный сбор, ставший постоянной графой в городском бюджете, доходы от которого шли на здравоохранение. Он составлял два рубля в год с мужчины и рубль с женщины.
При госпитализации заболевшие должны были предъявить квитанцию об уплате сбора - тогда их лечили бесплатно. Те, кто не уплатил сбор, должны были оплачивать своё лечение и пребывание в больнице - два рубля в сутки.
Такой сбор с 1901 года давал ежегодные поступления в размере 6 тыс. рублей, а с 1907-го - 7 тыс. Причём в 1908 году от него освобождались дети до 17 лет, проживающие в городе менее месяца, а также женщины старше 50 лет и мужчины старше 55. Но большую роль по-прежнему играла благотворительность.
Ещё одна проблема - высокие цены на лекарства - тоже была решена. В 1899 году Хабаровск посетил врачебный инспектор Блонский. Узнав о недовольстве горожан ценами на препараты, он принял меры.
Лухт ушёл в отставку с должности провизора аптеки, на которой его сменил Виктор Фёдорович Зандау, который в 1900-1901 годах был управляющим аптекой четвёртого полевого госпиталя в Гирине. Дела у него тоже шли хорошо, и вскоре он открыл собственную аптеку с аптекарским магазином.
В 1902 году ещё одну аптеку открыло Благотворительное общество. Она разместилась в каменном доходном доме Перфильева (Муравьёва-Амурского, 36). В ней были рецептурная, лаборатория, кораторий (помещение для приготовления настоев и отваров), материальная, кабинет управляющего аптекой, а также подвальное помещение и ледник. Управляющим аптекой был сам Перфильев. А стояло это здание вплотную к доходному дому Зандау (сейчас кинотеатр «Совкино») со своей аптекой.
В начале ХХ века медицина в Хабаровске продолжала развиваться быстрыми темпами. Увеличивалось число больниц и их вместимость, появились новые аптеки. В городе работали прекрасные и самоотверженные врачи, такие как Леонтий Пионтковский, Григорий Пырский, Сергей Здановский, Александр Недлер и многие другие. Проводились различные мероприятия, собирались пожертвования, ежегодная сумма которых достигала 10-15 тыс. рублей.
А 21 мая 1913 года в Хабаровске был проведён «День белого цветка» с массовым шествием и разными мероприятиями для сбора средств на борьбу с туберкулёзом, давший в итоге сумму в 4563
рубля 26 копеек. Медицинские учреждения города в целом, и врачи в частности, делали всё возможное для поддержания достойного уровня здоровья населения.

Главный врач

В 1902 году на пароходе в город была завезена эпидемия холеры. Примерно в это же время на Дальний Восток был переведен молодой врач из столицы. Александр Германович Недлер жил в Санкт-Петербурге, где в 1900 году окончил Императорскую Военно-морскую академию и защитил докторскую диссертацию.
По окончании он поступил на службу врачом в кадетский корпус, участвовал в войне с Японией, после чего работал делопроизводителем в Военно-медицинском управлении. Кроме того, занимался частной практикой. Приехав в Хабаровск, врач сразу включился в медицинскую жизнь города и принял активное участие в создании специальной амбулатории. Некоторое время Недлер принимал больных в помещении, арендуемом в доме на улице Корсаковской (ныне Волочаевской).
В 1906 году главный городской врач женился. Супругой его стала Екатерина Михайловна Малченко - хабаровчанка, родом из дворянской семьи. Она заведовала частной женской гимназией и была достаточно обеспеченной. Ей принадлежала даже городская недвижимость, земля между Муравьева-Амурского и рекой Чардымовкой (ныне Амурский бульвар).
На этом участке, вдоль улицы Яковицкой (ныне ул. Шеронова), началось строительство дома для новой семьи, которое завершилось появлением одного из самых красивых особняков Хабаровска. Высокую оценку постройке из красного кирпича дал заслуженный архитектор России Николай Петрович Крадин. Этот двухэтажный каменный дом с пятигранным выступом со стороны уличного фасада, красивый и уютный, еще известен как особняк Малченко. Кроме шикарного дома, на участке также находились каретник с конюшней, семья была довольно обеспеченной и могла себе это позволить.
Огромный особняк никогда не пустовал. Ко времени заселения у супругов уже была дочь и приемный сын, а после родилась еще одна девочка. Здесь же жил и брат доктора - Василий Германович Недлер, тоже хорошо известный в Хабаровске. В 1913 году он заведовал отделом рыбных промыслов Приамурского Управления государственных имуществ. Отдельные комнаты в доме Екатерина Михайловна сдавала внаем под жилье ученицам своей гимназии.
Супруги активно занимались общественной деятельностью. Сам Александр Германович был действительным членом общества «Эсперо», Хабаровского медицинского общества, а также секретарем Хабаровского отдела Всероссийской лиги по борьбе с туберкулезом. Проводились различные мероприятия, собирались пожертвования, сумма которых ежегодно достигала 10000-15000 рублей. А 21 мая 1913 года при активном участии супругов в Хабаровске был проведен День белого цветка с массовыми шествиями и различными мероприятиями для сбора средств. Тогда была собрана огромная сумма, особенно для разового сбора - 4563 рубля 26 копеек!
Революция и гражданская война бросали Недлера из лагеря в лагерь, как и многих людей, живших в это непростое время. С советской властью у врача конфликтов не было. В 1918 году его даже сделали комиссаром здравоохранения. Но власть большевиков недолго продержалась в Хабаровске - в этом же году город был захвачен белыми силами. Семью Недлера не тронули, но ему пришлось служить новой власти.
При атамане Калмыкове врач был назначен окружным военно-санитарным инструктором. После окончания войны Александр Недлер оказался в Сибири. Впоследствии вернулся в Хабаровск, но был арестован - сотрудничество с Калмыковым не прощалось. Впрочем, после установления обстоятельств врача амнистировали. Недлер остался в городе и работал доверенным врачом.
Все так же вел приемы на дому и по-прежнему был одним из лучших специалистов. Но в 1931 году вместе с семьей покинул Хабаровск навсегда. Дом был описан за неуплату по общему налогу и в 1932 году перешел в собственность города. В разное время в особняке размещались различные советские учреждения. Сам Недлер поселился в Ленинграде, где и жил до своей смерти.
Не сохранилось фотографий Александра Германовича и его супруги. Изменился облик его дома, к которому достроили дополнительный объем с дворовой стороны, а в самой исторической части обосновался магазин Baldinini. Но в упоминаниях старожилов и в книгах по истории города его будут вспоминать как одного из главных врачей старого Хабаровска.

Куда же без эпидемий?!

Почти все страны в своей истории успели пережить серьёзные эпидемии, выкашивающие население, и имели свой опыт борьбы с ними. Даже близкая к нам Корея пережила эпидемию чумы, вдохновившую Ким Ын-хи на создание комикса о зомби-эпидемии, лёгшего в основу известного многим сериала «Королевство».
В Хабаровском крае тоже происходили вспышки серьёзных заболеваний, с которыми приходилось сталкиваться местным врачам. Городское население росло быстро, поэтому уже в 90-е годы XIX века медицине Хабаровска пришлось задуматься о мерах на случай эпидемий. Тем более, что с некоторыми серьёзными заболеваниями поселенцам приходилось сталкиваться чуть ли не с первых дней.
Например, с лепрой, которую ещё в XVI веке на Дальний Восток принесли якуты, передавшие её нанайцам. От последних лепра «досталась» и русским поселенцам, вышедшим в низовья Амура.
В период интенсивного заселения русскими Амура в XIX веке почти в каждом селении значились лепрозорные семьи. Хабаровск эта напасть затронула не так сильно, серьёзнее пострадал Николаевск-на-Амуре - именно он упоминался в самых ранних сведениях о заболевших проказой. В 1896 году недалеко от города был создан первый на Дальнем Востоке лепрозорий, в котором изолировали и лечили пациентов (в 1924 году переведён под Владивосток).
Среди других серьёзных заболеваний, беспокоивших тогда Дальний Восток, были корь и брюшной тиф. Для борьбы с ними в 1893 году был открыт городской приёмный покой на 5 коек. Он находился в доме мещанина Наумова по улице Поповской (сейчас Калинина), а заведовал им окружной врач Софийского округа Василий Михайлович Любарский, служивший на Дальнем Востоке с 1886 года. Приёмный покой открывался временно - как раз на случай эпидемии кори и брюшного тифа, когда отсутствовали свободные койки в полугоспитале, однако вскоре он стал работать постоянно.
Строительство новых медицинских учреждений было вполне своевременным - новая напасть не заставила себя долго ждать. В 1902 году на Дальнем Востоке произошла вспышка холеры. До этого «азиатская гостья», как её называли, обходила восточную окраину стороной - Россия в XIX веке ещё не столь активно контактировала со своими азиатскими соседями.
А вот расширение торговых отношений с восточными соседями, да ещё и строительство Транссибирской железнодорожной магистрали, совпавшее с началом VI пандемией холеры на Земле, сделали общение более тесным. Что облегчило пути проникновения заболевания. На российский Дальний Восток холера пришла из Маньчжурии, где как раз находилась принадлежавшая России Китайско-Восточная железная дорога.
Предположительно, в Хабаровск её занесли теплоходом с Сунгари. Болезнь подхватил каждый четвёртый житель города. Жертв эпидемии хоронили на отдельном кладбище, под который выделили участок городской земли, где раньше располагалась Китайская слобода (как раз в 1902 году китайцев переселили в район Казачьей горы), а сейчас находится площадь Славы.
Для Дальнего Востока это была самая тяжёлая на тот период эпидемия. Она «зацепила» Хабаровск, Николаевск-на-Амуре, Уссурийск, Владивосток и ещё 121 населённый пункт! Для борьбы с ней на местах пересечения сухопутных и водных путей вдоль всей границы с Китаем открывались специальные холерные отделения и больницы, врачебно-наблюдательные и фельдшерские пункты, проводилась дезинфекция всех прибывающих судов и велась разъяснительная работа с населением.
Не без потерь, но первую вспышку холеры удалось преодолеть. Однако в 1909 году Россию охватила новая волна этого заболевания, докатившаяся в 1910 году и до Дальнего Востока. Источником стал Николаевск-на-Амуре, куда холера, предположительно, была завезена морскими судами из Японии. Был конец промыслового сезона, и в город стеклось много рабочих с рыбных промыслов и золотых приисков.
Промысловики и грузчики пили речную воду из малопроточной бухты, куда сливались отходы с пароходов и барж. А далее водными путями холера пробежалась и по другим городам Дальнего Востока. В Хабаровск она пришла пароходами из Николаевска-на-Амуре, на которых было выявлено 47 заболевших и снято 18 умерших. С 26 сентября по 7 ноября 1910 года длилась эпидемия в городе, унеся жизни 47 человек.
В начале ХХ века медицина в Хабаровске продолжала развиваться, хотя и не всегда поспевая за нуждами быстро растущего города. Увеличивалось число больниц и их вместимость, появлялись новые аптеки и изыскивались новые средства и методы для борьбы с эпидемиями, посещавшими наш город.

Время подвигов и геройства

На страницах хабаровской истории осталось несколько имен первых врачей, не побоявшихся тягот работы на отдаленной окраине.
«Каких подвигов, какого постоянного геройства требует работа передовых работников в заброшенных, оторванных трущобах необъятной окраины, среди дикой природы и диких людей», - охарактеризовал своих коллег Михаил Каценеленбоген. И нисколько не преувеличил.
В начале века в Хабаровске не было, пожалуй, ни одного жителя, который не знал бы доктора Леонтия Пионтковского - старшего врача городской больницы. Самоотверженный, добрый человек, превосходный врач и ученый, он стал автором научной работы «Влияние мыл на работу пепсиновых желез». Пионтковский пользовался в городе безоговорочным уважением и платил хабаровчанам тем же, круглосуточно готов был откликнуться на любой призыв о помощи.
Вслед за Пионтковским в Хабаровск приехал и доктор медицины, статский советник Григорий Пырский. Его назначили старшим врачом Хабаровского военного лазарета, а в свободное от основной работы время он консультировал пациентов в частном кабинете на улице Поповской (Калинина).
Он вступил в основанное в начале века Хабаровское медицинское общество и через несколько лет переселился в новый, специально построенный особняк с огромным фруктовым садом на улице Барабашевской (Запарина). Доктор Пырский быстро завоевал в городе репутацию грамотного специалиста, способного вернуть с того света, как и его коллега, доктор Здановский, который снимал у него флигель, а впоследствии построил особняк по соседству.
Хирург Сергей Здановский приехал полный энтузиазма в Хабаровск в 1914 году сразу после окончания учебного заведения в Санкт-Петербурге. Карьера молодого врача пошла в гору, он быстро стал профессором.
Но разразилась гражданская война. В ее годы он помогал обеим сторонам, не считая политические взгляды важными при спасении жизни. Тем не менее, помощь проигравшим противникам привела к тому, что доктор Здановский был репрессирован по обвинению в поддержке монархии. Никаких доказательств его вины не нашлось, и новые власти вынуждены были отпустить доктора. В дальнейшем он продолжил заниматься медициной.
К концу 1910-х годов состояние здоровья и медицинское обслуживание хабаровчан улучшилось: эпидемии случались все реже, страшные болезни, «отпугиваемые» обязательными прививками, отступали.
Увы, события 1917 года перечеркнули почти все достижения дальневосточных врачей: больницы разрушались и отбирались под личные нужды, и достижения медицины перестали существовать. Возрождение началось лишь в 1930-е годы.

Как появились зубные врачи

Многочисленные источники указывают на то, что у населения Дальнего Востока была высокая распространенность заболеваний зубов. Кроме того, было замечено, что многие болезни, в т.ч. зубные, протекали здесь более агрессивно, чем в европейской части России.
Варвара Духовская, жена Приамурского генерал-губернатора, отмечала: «... одному полковнику я дала все восемьдесят лет, а ему оказывается только сорок пять». Можно предположить, что здесь прослеживается клиническая картина полной адентии, когда лицо вследствие функциональных нарушений и атрофии лицевого скелета приобретает облик старческого.
С конца XIX века  значительно повысилось качество жизни и уровень потребления в некоторых социальных слоях городского населения Дальнего Востока. Появляется заинтересованность в сохранении зубов, сбережении имеющегося, восстановлении утраченного.
Красивая улыбка становится элементом статуса человека, социально активной части населения - «требовалось открывать рот и произносить речи». Это привело к появлению платежеспособного спроса на услуги зубных врачей, которых здесь было крайне мало.
Зубоврачебную помощь населению дальневосточной окраины в виде удаления зубов оказывал в основном немногочисленный фельдшерский состав, а также врачи других специальностей. Отмечалось, что «страдающими зубами в большинстве случаев приходилось делать экстракцию за невозможностью придерживаться консервативного метода лечения». А. П. Чехов, посетивший Николаевск-на-Амуре в 1890 г., писал «о каком-то японце, дергающем зубы не щипцами, а просто пальцами».
Первые специалисты в области зубоврачевания появились в Приамурье в конце XIX - начале ХХ вв. Согласно официальным данным, появление первого, официально зарегистрированного дантиста в Приморской области относится к 1900 г. В 1910 г. во Владивостоке осуществляли свою деятельность 10 зубных врачей, в Хабаровске – 3.
А  уже в 1916 году  в Хабаровске работали 9 зубных врачей, во Владивостоке - 12, в Никольск-Уссурийске - 2, кроме того, трое специалистов  практиковали в сельской местности.
В 1912 году  на стройке Восточной части Амурской железной дороги в Хабаровске был открыт зубоврачебный прием для рабочих и служащих, занятых на строительстве, а также для членов их семей.
Этот опыт был признан удачным. Японские мигранты пытались удовлетворить возросшую потребность населения в зубоврачебной помощи и восполнить недостаток специалистов. Японские зубные врачи и дантисты появились на российском Дальнем Востоке в конце XIX - начале ХХ вв., однако Русско-японская война, а затем жесткая конкуренция не позволили им широко развернуть практику.
Медицинская помощь на селе в Приамурье была значительно хуже, чем в городе. Несколько зубных врачей организовали практику возле предприятий лесной, горнорудной промышленности. Однако в основном жители сельской местности обращались в городские больницы.
Организация общественной зубоврачебной помощи в Приамурском крае была сопряжена с финансовыми трудностями и подчас с недопониманием ее даже со стороны докторов с высшим медицинским образованием.
Только в 1914 году зубоврачевание вступило в конкуренцию с терапией и хирургией за ограниченные ресурсы городского бюджета.
Таким образом, организация общественной системы зубоврачебной помощи в Приамурском крае принадлежала активистам местного самоуправления и включала в себя оказание услуг по лечению и удалению зубов для городского населения, которое платило больничный сбор.
В первое десятилетие XX в. на юге Дальнего Востока, как и в остальных регионах, стала преобладать частная зубоврачебная практика с прямым расчетом пациента с врачом. Конкуренция на рынке зубоврачебной помощи привела к повышению качества услуг.
Несмотря на то, что зубные врачи обладали ограниченным медицинским образованием, которое не предполагало даже изучение заболеваний слизистой оболочки полости рта, повышается уровень диагностических и лечебных мероприятий, уходит в прошлое принцип «рви здоровые, авось до больного доберешься».
Между тем, крепкие нервы, твердая рука и достаточный практический навык остаются весомыми условиями успешной практики. Врачи внедряют в жизнь профессиональные мероприятия по профилактике болезней зубов и пародонта.
С начала XX в. менее чем за 20 лет социальное значение зубоврачевания в России кардинальным образом изменилось. Если в конце XIX в. зубные врачи работали только в больших городах, обслуживали элиту государства, то уже во время Первой мировой войны зубные врачи принимались на службу в городские больницы в отдаленных уголках страны, оказывая помощь всему населению.

Подготовила Елена Денчик.





29.10.2020 16:13
Мечеть готовы строить
Сейчас пятничные молитвы посещают от пятнадцати до двадцати тысяч человек, исповедующих ислам.

29.10.2020 16:04
Как видим Хабаровский край в будущем
Мой сын - предприниматель, тоже работает на благо своей малой родины.

29.10.2020 15:45
Как видим Тугуро-Чумиканский район в будущем
Вся моя жизнь связана с Хабаровским краем. Вообще-то я хабаровчанин, но уже с 1969 года живу в Тугуро-Чумиканском районе

29.10.2020 09:49
Еще три спортивных объекта сдали по нацпроекту
Все три объекта - спортивные площадки.

29.10.2020 09:33
Такой центр нам нужен
Специальная комиссия по организации и проведению отбора проектов при Министерстве сельского хозяйства РФ одобрила заявку Хабаровского края на строительство центра детского творчества в Николаевске-на-Амуре.



23.10.2020 10:22
У него вся страна была на карандаше
Многие хабаровчане и гости города, прогуливаясь по стадиону им. Ленина, наверняка обратили внимание на аллею памяти, посвященную спортсменам-фронтовикам.

22.10.2020 10:20
Как Шуранов перенёс юг на север
Лишь некоторые сорта носят имя своего творца. Например, картофель Лорх, яблони Ренет Черненко, груши Чижовская и Осенняя Яковлева.


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




27.10.2020 13:43
В тени эйфории
1F6A8886.jpg 1F6A9087.jpg
 
Яндекс.Метрика