Девушка и наркоман

Девушка и наркоман

Наследственное право - вещь безжалостная. Здесь не применяются эмоции и нравственные оценки. Почти не важны доказательства, даже если налицо судебный спор.
Обделил наследодатель в завещании свою родню, отдал все постороннему человеку - и ничего тут не поделаешь. Хоть засудись. Если наследников двое - имущество будет разделено, даже если второй наследник ну очень плохой человек. Тем более при этом бывает важно направление, в котором необходимо двигаться в отстаивании своих наследственных прав. Как это было в споре, поведанном нам адвокатом, управляющим партнером адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидатом юридических наук, заслуженным юристом Российской Федерации Михаилом Слепцовым

Дочки-матери
Все ее детство было наполнено горечью. Взрослея, она не могла вспомнить практически ни одного светлого дня из своей короткой, бедной на радости жизни. Отца припомнить она не могла, так как он оставил ее мать, когда Наташе (сведения об участниках судебного дела, лицах и обстоятельствах изменены в целях соблюдения кодекса профессиональной этики адвоката) было только три года. Мать никогда не рассказывала о причинах его ухода, но Наташе и без того было ясно, что, скорее всего, проблема заключалась в тяге матери к спиртному.
Никто, даже бабушка, не мог с точностью сказать - когда у Лили Максимовны появилось пристрастие к крепкому алкоголю. Опустошающая душу страсть к водке приводила мать в отупение, сменявшееся агрессией. Ребенок оказывался предоставленным самому себе, часто голодал, носил старые не- стираные вещи и часами плакал, забившись в угол, когда мать валялась на грязном полу в очередном запое.
Наконец не выдержала даже всегда оправдывавшая ее, почти не встававшая после тяжелой болезни бабушка Серафима:
- Ну, Наташка, видно придется тебе, как писателю Горькому, идти «в люди». Тебе уже двенадцать, так что, бог даст, выживешь. На мать надежды нет, запойная она. Вчера я дала согласие на лишение твоей матери родительских прав. Приходила женщина из опеки. Сама я быть опекуншей не могу, потому как чувствую, что помру вскоре. Грызет меня болезнь, не отпускает. Единственное, что еще для тебя могу сделать, так это оставить завещание на свою половину квартиры в твою пользу. А как мать твоя помрет - тебе и вторая половинка отойдет. Хозяйкой будешь. А встретишь парня хорошего - наладится жизнь твоя горькая…
Состоявшийся суд учел длительные запои Лили Максимовны, систематические случаи дебошей и мелкого хулиганства, отсутствие какого-либо ухода за ребенком, уклонение матери от обязанностей по воспитанию дочери, и лишил родительницу родительских прав. По решению органа опеки Наташу передали в приемную семью. Стоя у ночного окна и в последний раз перед своим отъездом в иную жизнь глядя на кроваво-красные отсветы факела над нефтеперерабатывающим заводом имени Орджоникидзе, Наташа плакала от страха за себя, за свою жизнь и будущее.
Говорят, что когда дети плачут, они взрослеют. Узнав через неделю, что бабушка Серафима умерла, Наташа почувствовала, что детство и юность у нее разом закончились…
Как бы «папа»
Ее приемные родители оказались людьми хорошими. Их забота о Наташе, внимание к ней были настолько искренними и сердечными, что уже через год она стала называть Людмилу Николаевну мамой. И ее нисколько не смущало, что «мам» у нее теперь было как бы две. Прежняя, к которой она достаточно часто забегала, по-прежнему пьющая и агрессивная, и новая, настоящая, нежная и заботливая.
Через два года у Лили Максимовны появился друг-сожитель. Был он на восемнадцать лет ее моложе, своего жилья в Хабаровске не имел, «прилетел» в совместную квартиру матери и Наташи с Сахалина. И так крепко в этой квартире осел, что Наташа перестала посещать мать, опасаясь за себя. Дело в том, что их участковый, отозвав ее в сторонку, предупредил, что Артур по сахалинским учетам проходит как наркоман. Так что от него лучше держаться подальше.
- Почему ж вы его не посадите?
- Чтоб посадить, сначала нужно «поймать». И поймать на конкретном факте, с поличным. А пока что на таком факте он не пойман. Его несколько раз задерживали оперативники наркоконтроля, но наркотиков ни разу при нем не обнаружили. Хотя, конечно, тип подозрительный. Вишь, как он к твоей матери-то прилепился, краном не оттащишь. Наверное, виды на ее имущество и жилплощадь имеет. Я уж предупредил ее, чтоб ни в коем случае его не прописывала. Вроде бы обещала. Ну да что с запойной-то возьмешь, цена ее слову - копейка…
Еще через месяц Наташа узнала, что мать все-таки попыталась прописать Артура к себе. Но бдительные сотрудницы паспортного стола заявили ей, что у квартиры две собственницы: она и Наташа. И потребовали подтвердить согласие на прописку Артура от ее приемных родителей, поскольку Наташа еще несовершеннолетняя, а сама Лиля Максимовна лишена родительских прав и законным представителем дочери являться не может.
Шло время. Квартира стремительно превращалась в «бичарню». Дым в ней стоял коромыслом. Попойки, чужие люди, дебоши и даже небольшие пожары - приходить туда совсем не хотелось.
Наташа перестала бывать у матери. А потом незваной гостьей явилась страшная весть: Лиля Максимовна, еще совсем не старая сорокапятилетняя женщина, умерла. Причина смерти - сильнейшее воспаление ягодицы, куда ей что-то было уколото, и общее заражение крови.
Попытка возбудить уголовное дело против наркомана, доведшего ее своими уколами до смерти, ничего не дала. Артур заявил в полиции, что мать Наташи сама колола себе что-то обезболивающее, так что он здесь ни при чем.
- Зря ты, девочка, против меня суетишься. - Заявил ей Артур после похорон. - Я тут «ни при делах». К тому же мы с тобой теперь как бы родственники. Я тебе как бы «папа». Смотри. - Он достал из комода и продемонстрировал ей свидетельство о браке, за четыре года до смерти зарегистрированного им с ее матерью. - Муж твоей матери - он твоя родня. Мы с тобой теперича оба наследники на квартиру. Ты меня любить обязана. Вот сейчас и «полюбишь»… - И он толкнул ее, повалив на диван.
Чудом она сумела вырваться, стремглав убежав из собственного жилья. Из головы не выходили похотливые глаза самозваного «папаши» и его грязные волосатые руки, дрожавшие от возбуждения.
Наследственный тупик
Наше адвокатское бюро Наташа и ее приемная мать Людмила Николаевна посетили с идеей признания наследника Артура недостойным. Юридически это понятие означает возможность лишить наследника наследства, если он совершил в отношении наследодателя противозаконные действия, например, своими действиями способствовал его смерти.
Но, как я уже указывал, попытка доказать, что Лиля Максимовна умерла в результате инъекций Артура, успехом не увенчалась. Это где-нибудь в Англии такое «чисто английское убийство» наследодателя получило бы самую тщательную полицейскую проверку. А у нас никто даже со стула не встанет, чтобы проверить подобную версию: умер человек в больнице, ну так и какой же тут криминал?
Не было возбуждено уголовное дело и по фактам распродажи Артуром после смерти матери Наташи имущества умершей, вплоть до золотых украшений. Хитрован «наследничек» заявил в полиции, что золото он действительно продал, но вырученные деньги потратил на достойные похороны и уход за могилкой умершей. И все. «Копаться» больше никто не стал. Решение полицейских пришло по почте - в возбуждении уголовного дела отказать. Дескать, так наследник распорядился своим наследством. Если у вас есть к нему претензии - судитесь в гражданском порядке.
- Давайте попробуем признать этот брак недействительным. - Попросила нас Наташа, когда мы объяснили пришедшим бесперспективность заявления иска о признании наследника недостойным. - Что это за брак при такой разнице в возрасте? Что это за семья? Ясно же, что брак этот он сделал с единственной целью «захапать» себе имущество мамы. С целью лишения меня моей квартиры. Жить- то с ним вместе я никак не смогу. Просто страшно даже подумать об этом.
Но мы отвергли и эту идею. Надежд на такое признание было крайне мало. Разница в возрасте по закону значения не имеет. Четыре года брак все-таки просуществовал. И при жизни Лиля Максимовна его не оспаривала, хотя и не сообщила дочери о браке. Ну да что возьмешь с пропойцы, да еще после смерти?
Впереди явно маячила перспектива получить общую долевую собственность на квартиру у молодой девушки и циничного упыря. Это даже не девушка и хулиган. Это - девушка и наркоман.
Преимущественное право
Наследственное право - вещь безжалостная. Здесь не применяются эмоции и нравственные оценки. Почти не важны доказательства, даже если налицо судебный спор. Обделил наследодатель в завещании свою родню, отдал все постороннему человеку - и ничего тут не поделаешь. Хоть засудись. Если наследников двое, имущество будет разделено, даже если второй наследник ну очень плохой человек. Именно поэтому нам не раз приходилось остужать пыл обратившихся: предлагаемые пути бесперспективны, Артур, как бы мы ни доказывали его антиобщественное поведение, будет призван к наследованию.
И мы предложили третий путь.
Доля Лили Максимовны составляла половину квартиры и должна была распределяться между двумя наследниками по закону из первой очереди - ее дочерью Наташей и ее мужем Артуром. Значит, доля Артура составляла одну четвертую. Наличие этой доли позволяло ему проживать в квартире на законном основании, зарегистрироваться там. И фактически лишало такой возможности молодую девушку. Но нельзя забывать, что она уже имела половинную долю в квартире (хотя и жила в приемной семье) еще до смерти матери. А одно из положений наследственного закона устанавливает, что в этом случае у такого наследника есть преимущественное право на получение долей других наследников с компенсацией им стоимости таких долей.
Другими словами, у Наташи было преимущественное право на выкуп доли Артура, причем вне зависимости от его согласия. С тем чтобы стать полноценной хозяйкой всей квартиры. С тем чтобы у ее нежданного родственничка никаких прав на это жилье не осталось. Чтобы не жить с наркоманом под одной крышей. Вот этим-то правом, о существовании которого даже не каждый юрист знает, мы и предложили воспользоваться.
Первой реакцией наших клиентов было недовольство: как, ему, этому мерзавцу, еще и деньги заплатить? Но после терпеливых разъяснений положений наследственного права и перспектив они согласились именно на этот путь. К наследнику, который вот-вот должен был уже получить у нотариуса свидетельство о праве на наследство, был предъявлен иск.
Кировский районный суд под председательством судьи Л. В. Якимовой, несмотря на бурные возражения Артура, согласился со всеми доводами, представленными в пользу истца адвокатом Н. М. Слепцовой, и иск удовлетворил. Квартирная «четвертина» ответчика была выкуплена по суду за семьсот пятьдесят тысяч рублей - согласно оценке жилья, нами проведенной. Решение суда вступило в законную силу. Артуру пришлось смириться и из квартиры съехать, вернувшись на Сахалин с указанной суммой отступных, которые приемная мать Наташи по нашему совету взяла в кредит в банке.
История завершилась благополучно для молодой девушки. Став к тому времени совершеннолетней, она отремонтировала свою двухкомнатную квартиру и заселилась в нее.
- Вы знаете, - сказала она мне по окончании всех юридических баталий, - кажется, начинает сбываться доброе предсмертное пророчество моей бабушки. Горькая моя жизнь начинает налаживаться.

Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

25.06.2024 08:41
Подростки летом могут поработать

25.06.2024 08:40
Форум семейных сообществ в Хабаровске

25.06.2024 08:18
Что такое литораль

24.06.2024 20:23
Проеду по жалобам: Демешин анонсировал визит в город Юности

24.06.2024 20:23
Виновные уже уволены: Демешин принял конкретные решения по ситуации с инсулином

24.06.2024 15:28
Отремонтировать больницу и школу: Демешин дал ряд конкретных поручений по итогам визита в район имени Лазо

24.06.2024 14:44
Решение проблем – наша общая задача: Демешин провёл открытую встречу с жителями района имени Лазо

24.06.2024 14:39
Объявлены итоги XIII конкурса «Вместе в цифровое будущее»: лидируют темы ИИ, кибербезопасности граждан и цифровизации отраслей народного хозяйства

23.06.2024 15:56
Нехватка инсулина в крае будет решена в ближайшее время

21.06.2024 11:57
В Хабаровске проходит IT-конференция «ИнфоХаб. KHV — 2024»

21.06.2024 09:41
Выборы на территории Хабаровского края пройдут 6, 7 и 8 сентября

21.06.2024 09:30
УК заплатила за потоп



24.05.2024 00:19
Невыученные уроки
Проблема увольнения нерадивых работников имеет не только двух участников трудового процесса (работодателя и работника), но и две стороны медали: дисциплина труда должна соблюдаться и крепнуть, а с другой стороны – нельзя подвергать работника дискриминации, необоснованному увольнению.

12.01.2024 00:00
Случай на трассе
Первый месяц весны был уже на исходе. Последние «нашлепки» льда на асфальте, растаяв, попросту испарились. Его мощный грузовой «Урал» приблизился к месту, где должен был съехать с трассы налево на грунтовую дорогу