«Лиса» и Зайцев

«Лиса» и Зайцев

Законы о приватизации жилья меняются вместе с жизнью. Не всегда удачно. Сейчас, например, при приватизации жилплощади не требуется получать согласие от членов семьи, ранее уже участвовавших в приватизации.

Но при этом не исключены злоупотребления других членов семьи. Как это иногда происходит, нам рассказал Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации

Почти родня

На работе в локомотивном депо станции Хабаровск его всегда ценили. Отмечали безотказность при направлении в тяжелые рейсы, старательность и пунктуальность, строгое соблюдение дисциплины труда. Перед сменой от Николая Зайцева (сведения об участниках судебного дела, лицах и обстоятельствах изменены в целях соблюдения кодекса профессиональной этики адвоката) никогда не было даже легкого запаха перегара, из-за чего его сослуживцы иногда отстранялись от рейсов, обследование у врача он проходил без сучка и задоринки. Свое дело знал хорошо, технику любил и умело за ней ухаживал. Немудреные правила движения по рельсам, как помощник машиниста, строго соблюдал, памятуя заветы более опытных наставников, что все правила на железной дороге «написаны кровью».

Но вот в личной жизни Николаю не очень везло. Дважды он был женат, но оба раза неудачно. От предыдущей семейной жизни остались не очень приятные воспоминания, категория плательщика алиментов, или попросту - «алиментщика», да редкие встречи по выходным с подраставшим сыном. Квартиру, полученную в первом браке, он оставил бывшей жене с ребенком, а сам несколько лет ютился в общей комнате общежития на улице Дорожной вместе с холостыми парнями, пока за добросовестный труд к сорока годам родное депо не предоставило ему отдельную комнату все в той же «общаге».

Выясняя вопросы, связанные с приватизацией этой комнаты, когда статус общежития был снят при передаче дома от локомотивного депо властям города, он и познакомился с Ольгой, работавшей риелтором. Приветливая, еще молодая женщина сразу ему понравилась, на его поначалу робкие ухаживания отвечала взаимностью, поскольку жила одна, воспитывая пятнадцатилетнюю дочь.

Во время коротких посещений его матери Ольга всегда была подчеркнуто вежлива, предупредительна, домашние хлопоты буквально выхватывала у нее из рук, называя Наталью Кузьминичну не иначе, как «мама».

- Лиса, ой лиса… - дословно повторяла слова из рекламы по телевидению, глядя вслед будущей невестке, Наталья Кузьминична.

Регистрация их брака при таких отношениях не заставила себя ждать. Свадьбу отметили скромно, без лимузинов и свадебного путешествия, в соответствии с достатком. Не прошло и месяца, ушли трескучие январские морозы, в которые они посетили Дворец бракосочетаний, как Ольга поставила ребром вопрос о прописке:

- Негоже мужу с женой быть прописанными врозь. Регистрируй нас с Кристиной у себя в комнате.

Николай сопротивляться не стал: действительно, как-то нехорошо. Быть в браке, а числиться по месту регистрации врозь. Формальности были быстро улажены.

Еще через месяц Ольга сама заговорила с ним о приватизации комнаты, по поводу чего они и познакомились.

- Хлопот не очень много, как риелтор тебе говорю. Соберем нужные бумаги, получим разрешение у администрации города, там специальная городская жилищная комиссия по бывшим общежитиям создана. И сдадим все в отдел приватизации. Ты в приватизации уже участвовал по квартире твоей мамы, сам рассказывал. Значит, на твою долю даже часть комнаты приватизировать нельзя. Давай оформим все на Кристинку. Она ведь тебе сейчас все равно, что дочь. Ну и что из того, что фактически живет у бабушки. А я от приватизации откажусь в ее пользу. Вдруг еще что-то доведется приватизировать, вот мое неучастие в приватизации и сгодится…

Письмо в администрацию о возможности приватизации его комнаты Николай, поддавшись на уговоры Ольги, подписал. И вскоре положительный ответ получил. Но вот от дальнейших действий в пользу Кристины воздерживался, решиться никак не мог, не родная дочь все-таки.

Это Ольгу ничуть не смутило. Все дальнейшее она делала сама, даже не получая согласия Николая. И вскоре показала ему новенькое свидетельство о регистрации комнаты на право собственности за своей дочерью.

Простофиля

Наступило жаркое лето. Неожиданно повысился градус и в отношениях «молодых». Ольга стала закатывать скандалы и истерики по любому поводу, эти ссоры часто доходили до оскорблений. Николай поначалу сдерживался, но постепенно сам стал срываться на крик и «матерки».

Рискуя быть снятым с рейсов, тоску лечил традиционным русским методом: стал «закладывать за воротник».

Поддерживавший его друг как-то предположил:

- Слушай, а может, она весь этот брак и затеяла, чтобы к твоей квартирке «подкатиться»?

- Нет, не может быть. Все ведь было так замечательно. Мы так любим друг друга. Попробую все наладить…

Но к октябрю без скандалов не обходился уже ни один вечер. В один из них Ольга, придравшись к пустяку, залепила Николаю пощечину. Будучи «под градусом», тот не сдержался и «подвесил» ей оплеуху в ответ. С криком выскочив в коридор, молодая женщина позвала на помощь соседку-алкоголичку, которая и станет потом основным свидетелем. Закончился вечер для Николая административным арестом в изоляторе.

А через десяток дней его пригласил к себе дознаватель. По уголовному делу. Ни много ни мало -  по факту угрозы убийством. Со всеми вытекающими из этого последствиями. И еще - мировой судья. По факту нанесения побоев. Через две недели из суда пришла повестка на развод. А еще через месяц - повестка в районный суд по иску о выселении. Его выселении. Из его же комнаты. От имени истца, собственника помещения - несовершеннолетней Кристины, исковое заявление за которую подписала ее законный представитель - Ольга.

В исковом заявлении указывалось, что Зайцев на момент приватизации членом семьи собственника не являлся (да, да, вы не ошиблись, уважаемые читатели: несовершеннолетняя дочь Ольги «на полном серьезе» утверждала, что это Николай, сорокалетний мужик, не являлся членом «ее семьи», а не наоборот!). А значит - утратил право на жилплощади собственника проживать. И подлежит выселению. Без предоставления другого жилья. Пусть «мотает» на тепловозе к своей матери. То есть - туда, где он ранее участвовал в приватизации. А они будут жить с мамой Олей в их комнате. Своей собственной. Законно приобретенной. Долго и счастливо.

Кому - как, не знаю, но мне вся эта история, которую поведала в нашем бюро испугавшаяся за сына Наталья Кузьминична, сильно напомнила русскую народную сказку про лису и зайца. В которой у лисы была избушка ледяная. Когда заяц пустил лису к себе на постой, а она же его из лубяной избы и выгнала… Помните? И мы решили нашу «лису» проучить. Как в сказке. Ведь в жизни, как и в сказках, должна быть справедливость.

Ведь что получилось с ослепленным чувствами простым рабочим человеком? С нашим простофилей, как назвала его мать. Заселил он к себе жену с падчерицей. А в результате через совсем короткий срок попал «под уголовку» сразу по двум делам. В изоляторе для административно арестованных нары бока «жмут». Жилья лишается. Семьи нет. На работе - жуткие неприятности.

« Я тебя посажу!..»

Возмущения Николая и его матери по поводу того, что он не давал согласия на приватизацию своей комнаты Кристиной, что все эти операции проделала за его спиной «краткосрочная» жена Ольга, мы остудили. Дело в том, что она могла все это проделать. Причем без его ведома. Закон о приватизации жилья в 2012 году изменили. И именно в части получения согласия на приватизацию. Причем по просьбе самих трудящихся. После двух решений Конституционного суда страны.

До недавних пор эта статья закона о приватизации жилья вызывала возмущение у тех, кто по тем или иным причинам не мог получить согласие на приватизацию от других членов семьи. А такое согласие всех проживавших в жилом помещении являлось непременным условием его приватизации. Иногда, злоупотребляя своими правами, не давали согласие и те, кто уже поучаствовал ранее в приватизации других помещений, в связи с чем не имел права на приватизацию вообще. Поскольку по закону такое право дается лишь раз.

Вот закон и изменили. Теперь согласие на приватизацию жилья необходимо получать лишь от тех, кто имеет право на приватизацию. И не нужно получать от тех, кто прописан, но права на приватизацию не имеет. И у Николая Зайцева, как ранее уже участвовавшего в приватизации, такого согласия ни Кристина, ставшая собственницей жилья, ни ее мать Ольга, ни отдел приватизации администрации города спрашивать были не обязаны. Раз они прописаны в комнате, значит, только их согласие и требуется. О чем Ольга, как риелтор, прекрасно знала. Чем и воспользовалась. Так что подозрения друга Николая, вероятнее всего, вовсе не были такими уж беспочвенными.

Закон-то изменили, да видно не учли законодатели ситуации вроде нашей. Не учли злоупотреблений со стороны вновь заселенных. Не учли, что пресловутая прописка (по-новому - регистрация) по-прежнему в стране победившего рынка имеет решающее значение. Можно сказать - магическое значение. Дамокловым мечом висит она над нашими государственными и муниципальными чиновниками, участковыми, всеми, кто применяет закон. Прописан - значит положено. Зарегистрирован - значит, имеешь право. В государственных органах многих людей, например, часто спрашивают: «Проживаете по месту регистрации?» Как будто это имеет какое-то решающее значение.

Прописан - значит, имеет право на жилплощадь. На приватизацию. На многое другое. И никто не будет разбираться в тонкостях возникших правоотношений. Разве что суды. Разве что по искам пострадавших. Но и в этих случаях решения непредсказуемы.

Нашей целью, прежде всего, было «отбиться» от иска о выселении. Ведь норма о выселении бывших членов семьи в Жилищном кодексе действительно есть. Но те, кто по просьбе Ольги составлял ей иск, не учли разъяснение Верховного суда России, что норма эта о выселении не распространяется на тех, кто в момент приватизации имел равное с собственником право на жилплощадь. Им разрешается проживать на этой жилплощади постоянно. Хоть до скончания веков. И выселять их нельзя. По крайней мере - при тех обстоятельствах, что были в нашем случае.

Железнодорожный районный суд краевого центра под председательством судьи И. А. Алейниковой, разобравшись в ситуации, в иске Ольги о выселении и снятии Николая с регистрационного учета отказал.

- Я тебя посажу! - ничуть не смущаясь присутствием судьи, прокурора и адвоката, злобно прокричала истица в сторону ответчика, выслушав неугодное ей судебное решение. - Я тебя сгною в тюрьме! Ты у меня сядешь, и надолго!..

Наша «лисичка» показала свои зубы. Не самое приятное зрелище.

«Сказка - ложь, да в ней намек…»

Уголовные дела оказались «дутыми». Выдвинутые Ольгой обвинения - бездоказательными. В связи с чем дела эти, как у дознавателя, так и у мирового судьи, «рассыпались» и были прекращены после соответствующей работы защиты.

Но помощь Николаю мы решили продолжить. И поставили в том же суде вопрос о признании сделки по приватизации Кристиной комнаты Николая недействительной. Как раз по тем основаниям, что она членом семьи Зайцева не являлась, в договор социального найма злополучной комнаты никогда не вписывалась, совместно с ним не проживала, а была лишь прописана.

В планах был и иск о признании скороспелого и краткосрочного брака недействительным. Как заключенного в корыстных целях завладения чужой жилплощадью. Без намерений создать семью. Со всеми последствиями такой недействительности.

Когда Николай озвучил эти планы Ольге - крику было до небес. Вплоть до напоминаний, что «супружеский долг» ею иногда исполнялся.

Но семья - это не только совместное времяпрепровождение. Семья - это, даже по семейным законам, взаимные уважение, забота и ответственность. Общие финансы и собственность. Общее жилье.

Испугавшись возможного неблагоприятного развития событий, Ольга предложила Николаю Зайцеву пойти на мировую. О возобновлении брака, конечно, речи уже не было, но юридические последствия их краткого сближения мы урегулировали без суда и следствия.

Николай остался жить в своей комнате. И выселение ему больше не грозит. Замок в его двери клеем «момент» неизвестные уже не заливают, дверь больше не пытаются поджечь.

Добрый наш «молодец», не запомнивший простую мудрость детских сказок, получил хороший урок из жизни: в следующий раз быстро не жениться. Получше узнавать спутницу жизни. Думать о юридических последствиях своих решений.

Рассекая мощным тепловозом ночную тьму и думая о жизни, он надеется, что еще встретит женщину, которая не будет поведением своим напоминать хитрого коварного хищника.

Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

25.01.2022 10:31
Вакансий больше, чем безработных
В настоящее время в крае официально зарегистрировано 5,5 тысячи безработных.

25.01.2022 10:12
В Хабаровском крае подведены итоги работы офисов МФЦ за минувший год.
Миграционный прирост населения отмечен в Хабаровском крае по итогам 10 месяцев 2021 года.

25.01.2022 10:01
«Олимпия» вновь в лидерах
Хабаровские гимнастки выступят на первенстве России и международных играх «Дети Азии».

25.01.2022 09:30
ТОР «Комсомольск» расширяет границы
Границы территории опережающего развития (ТОР)«Комсомольск» будут расширены.

25.01.2022 09:02
Тигр придёт 1 февраля
В ночь с 31 декабря на 1 января мы провожали Белого Металлического Быка и встречали своего нового покровителя - Голубого Водяного Тигра.



21.01.2022 10:32
Без вины виноватые
Граждане крайне негативно относятся к руководителям предприятий, которые не справляются со своевременной сдачей жилых домов при долевом строительстве.

26.11.2021 10:01
Фонтан смерти
Обеспечение безопасности труда на местах поставлено еще крайне плохо. Люди продолжают гибнуть на производстве, при выполнении своих трудовых обязанностей. Их семьи теряют родных и близких, ушедших из жизни так внезапно и так рано.