Орхидея из стали

Орхидея из стали

Товарно-денежные отношения, стремление к наживе любой ценой уже проникли в наши внутрисемейные связи. Они разрушают чувства родства, близости и любви, заботы о ближнем, особенно там, где их прочность была зыбкой, не устоявшейся, не воспитанной с самого детства отцом и матерью. О драматичной истории таких отношений в семье рассказывает Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.

Идеальная доля

С самого детства все друзья и знакомые говорили про их дочь, что она - писаная красавица. Снежанна в семье Парфеновых (сведения об участниках судебного дела, лицах и обстоятельствах изменены в целях соблюдения кодекса профессиональной этики адвоката) росла в общем-то обычным ребенком. В меру бойким, живым. В меру начитанным, развитым и в целом - здоровым. Лишь одно отличало ее всегда: фотогеничная внешность в сочетании со стройной высокой фигурой сразу привлекали внимание всех окружающих.

- Вот повезет кому-то, - говорили приходившие в гости друзья, когда дочь расцвела великолепной природной девичьей красой. - Такую принцессу отхватит. К тому же умна, воспитана. Просто прелесть…

Родители, естественно, нарадоваться на дочь не могли и гордились ею. Ее младшему брату, безусловно, Антон Валентинович и Марина Львовна тоже уделяли внимание. Но все-таки в центре их семьи всегда была она - их «снежинка», дочка, доченька…

Когда дети были еще совсем маленькими, возникла потребность улучшить жилищные условия. Двухкомнатная квартира в Первом микрорайоне Хабаровска, которую они тогда занимали, стала для семьи элементарно тесной. Отец и мать по­дыскали неплохой вариант приобретения четырехкомнатной квартиры в центре на улице Пушкина. По площади она была небольшой, всего чуть более шестидесяти квадратов, но с тем преимуществом, что можно было выделить каждому из детей по отдельной изолированной комнате.

Родители купили эту квартиру. Но когда они стали реализовывать ставшую ненужной прежнюю жилплощадь - возникло неожиданное препятствие. Органы опеки разрешили реализацию их прежней квартиры, но под условием: чтобы у каждого из детей появилась собственная доля в квартире новой. Антон Валентинович и Марина Львовна тут же оформили каждый по половине от своих долей по договорам дарения детям. Так все четверо членов дружной семьи стали иметь в собственности по четвертой части их жилья. Такие доли в собственности, без разделения их на комнаты и квадратные метры, называются в юриспруденции «идеальными долями», в отличие от долей «реальных», предумотренных в натуре, обособленных и зафиксированных, что говорится, на местности.

Название «идеальная доля» в наше гражданское право перешло от древних римлян. Идеальность ее заключается в том, что долю эту собственник, не мучаясь с реальным ее выделом, может самостоятельно и практически без ведома других собственников реализовывать: продавать, завещать, дарить. Для семьи Парфеновых, впрочем, «идеал» этот обернулся самым настоящим кошмаром, рассказ о чем еще впереди.

Красавица и чудовище

Еще студенткой, во время обу­чения в педагогическом университете, Снежанна познакомилась с молодым человеком. Был он высок, широкоплеч, образован, не лишен природных талантов. Выделялся среди окружающих привлекательной внешностью, так что пара эта смотрелась великолепно. Одно смущало родителей: он практически отказывался с ними общаться. Держался подчеркнуто холодно, отчужденно. Цедил неохотно слова в ответ на их расспросы, словно одолжение делал.

Отношения молодых стали устойчивой связью. Снежанна переехала жить на квартиру к парню, просто поставив родителей перед фактом. Еще через месяц они узнали, что их дочь и Виталий зарегистрировали брак.

- А как же свадьба? - ахнули отец и мать. - Ты же всегда мечтала о белом платье?

- Никакой свадьбы не будет… Мы с Виталей практичные люди. Незачем тратить безумные деньги на все это шоу для посторонних. Мне нужны деньги на дополнительное образование в Штатах, где я буду совершенствовать свой английский.

Очень быстро родители перестали узнавать свою дочь. Приезжала к ним она все реже. Долго не задерживалась. Стала замкнутой, молчаливой. Редко звонила, а о совместной жизни молодых вообще ничего не рассказывала. Оживала только, когда речь заходила о деньгах. О щедрой материальной помощи хорошо зарабатывающего отца как-то отозвалась: «Да это же копейки…»

В одно из таких посещений она завела речь о своей доле в квартире. Ссылаясь на свою нуждаемость в деньгах, маленькую зарплату по месту работы в колледже, предстоящие затраты на иностранное обучение, Снежанна категорически потребовала, чтобы отец и мать выкупили у нее долю в их «родовом гнезде» за полтора миллиона рублей.

- Полтора миллиона?!. - крайне удивились оба. - Так ведь если перемножить - шесть миллионов получится. Наша квартира, доченька, шесть миллионов не стоит, а у тебя ведь ее четвертая часть. Да и нет у нас таких денег, двести тысяч только на сберкнижке. Твоя жилплощадь принадлежит тебе, приходите и живите, комната-то отдельная…

- Жить мы с Виталей у вас не будем, твердо это усвойте. А не хотите отдать деньги за мою долю по-хорошему, отдадите по-плохому, только намучаетесь…

Попытки урезонить дочь, в том числе и через ее родного брата, успехом не увенчались. Ни на какие варианты решения внезапно возникшей на пустом месте проблемы, ни на какие отсрочки она не соглашалась. Звонок Виталию добил их окончательно.

- Соглашайтесь на предложенную дочерью продажу по нами озвученной цене. Торговаться мы не будем, - голос парня в трубке был как всегда холоден и бесстрастен. - Иначе крупно пожалеете. Я знаю, что у вас по закону есть преимущественное право на выкуп доли. Но мы с продажей «на сторону» ее доли маяться шибко не будем. Продадим за гораздо меньшую сумму, чтобы вам, твердолобым, насолить, а своего добьемся. А чтобы никто из «законников» не «подкопался», оформим все как договор дарения. Подселим к вам кого-нибудь постороннего… Чтоб знали, как дочь обижать…

- Это - чудовищно, - только и успел сказать отец. Разговор оборвали, в трубке были слышны лишь короткие гудки.

«Доченька моя…»

Через неделю родители обнаружили, что все документы на квартиру из дома исчезли. Дочь отрицала причастность к этой пропаже, но дальнейшее развитие событий показало, что подлинники бумаг на жилище нужны были только ей.

Еще через месяц дверь квартиры ключом открыл незнакомец.

- В полицию звонить бесполезно, - прервал он движение Марины Львовны к телефонной трубке, - я ваш новый сосед, хозяин четвертой части квартиры. Ваша дочь подарила свою долю в квартире мне. Так что показывайте - где ее комната. Будем жить вместе. Вам это не нравится? А мне - плевать. Не хотите? Тогда выкупайте мою комнату или продавайте мне свои три четверти по сходной цене…

Гражданин Меркадер, осчастливленный дарением, никаких тайн своей сделки с их дочерью раскрывать не стал. Снежанна к тому времени телефонную трубку поднимать перестала. Так что о том, что он партнер Виталия по его бизнесу, они узнали от случайных людей.

Обратившимся к нам Парфеновым мы посоветовали дверь Меркадеру больше не открывать, замок на двери сменить. Мало ли что он собственник части жилья. Раньше-то он в их квартире никогда не жил. Порядок пользования с ним их квартирой сложившимся не был. Так что пусть обращается в суд. Нужно было осложнить вымогателю теперь уже миллиона семисот тысяч рублей жизнь, чтобы не получилось у него легкой наживы. Той самой, которую так и не удалось получить родной дочери под чутким руководством бессердечного зятя.

Два месяца телефонных угроз со стороны Меркадера Парфеновы выдержали. Он грозил им судом, полицией, судебным приставом, заселением в комнату чистоплотной узбекской семьи из двенадцати человек. А затем сами решили перейти в наступление. По просьбе родителей мы составили исковое заявление в Центральный районный суд Хабаровска в попытке оспорить договор дарения, как притворную сделку. Прикрывающую сделку, на самом деле совершенную, - куплю-продажу жилья. Дело в том, что продать долю в общей собственности можно лишь предварительно предложив выкуп другим дольщикам. Причем по той цене, по которой, в случае отказа дольщиков от такого выкупа, эта доля затем будет продана на сторону. Ничего этого в нашем случае сделано не было. И сам факт дарения постороннему попросту прикрывал эту махинацию дочери в нарушение прав родителей.

Чтобы исключить дальнейшие перепродажи доли квартиры, суд по нашей просьбе наложил арест на долю Меркадера. Ситуация у него, судя по всему, осложнилась. Но безнадежной, увы, не стала. Дело в том, что у истцов Парфеновых, кроме пары свидетелей, при которых Виталий заикался про будущую махинацию, других доказательств не было. А по документам у Снежанны и Меркадера все выглядело гладко. Подумаешь, что они не родственники и едва знакомы. Дарение не воспрещается между посторонними. Подумаешь, что Снежанна в результате дарения потеряла собственность. Собственник по закону свободен и может делать со своей собственностью почти все, что угодно, например, дарить.

- Эти люди, - сказала ответчица Снежанна, обращаясь к своим родителям в судебном заседании, - попытались лишить меня моего права распоряжаться моим же жильем. Так что я подарила свою долю Меркадеру назло им. Подчеркиваю: взяла и подарила…

- Доченька моя!.. Что же ты говоришь-то такое… - выкрикнул изумленный отец.

Слова отца в зале суда, обращенные к дочери, показались мне очень знакомыми. И я вспомнил. Вспомнил пронзительно-трогательный польский художественный фильм «Знахарь». Отец, потерявший от нанесенной преступником травмы память, узнает в суде родную, ставшую уже взрослой дочь. «Доченька моя…» - произносит он изумленно. И отношения отца и дочери, и до этого носившие теплый, близкий характер, становятся с этой минуты родными. У любого нормального человека в этом месте фильма в глазах появляются слезы, потому что так щемяще-радостно становится за родных людей, наконец-то нашедших друг друга.

Слезы были и в нашем суде. Но это были не слезы радости, а слезы горькой обиды. Жестокого разочарования в родной кровинке, которую берег и растил. Кохал и лелеял. Для чего? Для того, чтобы она безжалостно обрекла тебя в старости из своих сиюминутных корыстных интересов жить под одной крышей с посторонним…

Стальная хватка

Мода на выкуп квартирных долей пришла к нам в край из столицы. Это там придумали под видом дарения или после реального предложения купли-продажи выкупать доли в дорогущей московской жилплощади. Выкупать, чтобы осложнить жизнь хозяевам квартиры. Чтобы предложить им затем, ради спокойствия, выкупить приобретенную чаще всего задешево долю в квартире по дорогой цене. Не одно и не два таких дела из хабаровской практики уже находятся в производстве нашего адвокатского бюро. Сказывается несовершенство федеральных законов, позволяющих учинять подобное. При этом мы никогда не защищаем «захватчиков», людей, делающих свой бизнес на чужом несчастье, на чужих проблемах. Просто потому, что это противоречит нашим убеждениям.

Чаще всего - это выкуп долей у бывших супругов, желающих отомстить напоследок своей бывшей половине. Иногда - выкуп доли у наследников. Но впервые в практике встретился случай, когда долю постороннему продала родная дочь.

В том, что это была именно продажа под видом дарения, у меня лично сомнений нет. Жаль, что несовершенное наше законодательство и в таких случаях требует прямых доказательств недействительности сделки. Откуда они могли взяться у родителей, не являвшихся участниками дарения? При таких обстоятельствах суд в иске родителей к дочери отказал.

Это, конечно, не означало, что Меркадер уже может заселяться в их квартиру. Может начать «пить кровь» у людей, так ошибившихся в железной хватке родной дочери в битве за собственность. Предстояли новые судебные баталии. Да и не все правовые способы, приемы еще были исчерпаны. Но у Антона Валентиновича с Мариной Львовной сил на борьбу больше не было. У отца разболелось сердце, у матери - стало зашкаливать давление. Они решили уступить «захватчикам» и выкупить их долю.

Единственное, в чем удалось им помочь - как следует поторговаться. Взяв кредит в банке под достаточно высокие проценты, они выплатили Меркадеру миллион рублей, переплатив в итоге за долю жилплощади тысяч двести.

Спокойствие под старость досталось достаточно высокой ценой. И дело тут совсем не в деньгах, а в разрушенных семейных связях. Капитализм, какими бы благими словами его сейчас ни называли, со своими товарно-денежными отношениями, с вечным стремлением к наживе любой ценой, уже проник и в наши семейные связи. Все чаще в своей практике мы сталкиваемся с тем, что дети судятся с родителями, сестры - с братьями, жены - с мужьями (и наоборот) после развалившегося под напором финансовых раздоров брака.

Только крепкие чувства родства, семейной близости способны противостоять соблазнам желтого дьявола во внутрисемейных отношениях. Воспитать эти чувства в детях - одна из главных задач отца и матери. Иначе в семье будут вырастать, по меткому выражению писателя Эриха Мария Ремарка, лишь орхидеи из стали. Красивые, но бездушно-холодные.

Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

21.01.2022 11:33
Будет по-зимнему
Предстоящая неделя в Хабаровском крае обещает быть практически сказочно тихой.

21.01.2022 11:25
Открыто уже 16 ледовых переправ
В Хабаровском крае открываются новые ледовые переправы.

21.01.2022 11:02
По 1000 рублей выплатят всем причастным ко Дню памяти
По данным министра социальной защиты края Александра Дорофеева, в настоящее время в регионе насчитываются 102 тысячи ветеранов.

21.01.2022 10:21
100 миллиардов для нацпрограммы ДФО
В этом году на реализацию национальной программе социально-экономического развития ДФО, запущенной по поручению президента РФ Владимира Путина, предусмотрено более 100 миллиардов рублей.

21.01.2022 09:49
Художественная студия анимации открылась
В Хабаровском крае продолжаются работы по созданию анимационного кластера.



21.01.2022 10:32
Без вины виноватые
Граждане крайне негативно относятся к руководителям предприятий, которые не справляются со своевременной сдачей жилых домов при долевом строительстве.

26.11.2021 10:01
Фонтан смерти
Обеспечение безопасности труда на местах поставлено еще крайне плохо. Люди продолжают гибнуть на производстве, при выполнении своих трудовых обязанностей. Их семьи теряют родных и близких, ушедших из жизни так внезапно и так рано.


Интересно, сколько зарабатывают читатели Тихоокеанской звезды, жители Хабаровского края?