История последнего китайского императора Пу И

06.06.2016 | О разном | 7м. 36 c. | 677

В последнее время в средствах массовой информации, социальных сетях активно обсуждается факт переименования одной из улиц на «Заимке» в пригороде Хабаровска в Императорскую. Свои мнения высказывают и сторонники, и противники этой идеи. Естественно, что дискуссия коснулась и исторической личности, в честь которой переименование было сделано, - последнего императора Китая Пу И, его пребывания на хабаровской земле.
Император Пу И родился в феврале 1906 года. В 1908 году, в двухлетнем возрасте был посажен на императорский трон вдовствующей императрицей Цыси, так как предыдущий император Гуансюй не имел детей. Все решения за маленького Сына Неба принимались регентами, которыми были вдова Гуансюя и отец Пу И Цзай Фэн.
В ноябре 1911 года произошла Синьхайская революция, свергнувшая маньчжурскую династию Цин (1644-1911). В начале 1912 года регентша от имени Пу И объявила об уходе Пу И с престола. Гоминдановское правительство назначило пенсию в размере 4 млн. лян, сохранило за шестилетним Пу И императорское звание, но не полномочия, и не разрешило ему покидать императорский дворец (Запретный город, в настоящее время музей Гугун).
В июле 1917 года монархически настроенный генерал Чжан Сюнь совершил переворот и снова возвел 11-летнего Пу И на трон. Через две недели генерал был разбит республиканскими войсками, и Пу И отказался от трона во второй раз и продолжал жить взаперти за стенами Запретного города.
В ноябре 1924 году под угрозой артиллерийского разрушения Запретного города генерал Фэн Юйсян изгнал Пу И из императорского дворца. Чтобы сохранить жизнь императору Пу И, Чжэн Сяосюй, ранее служивший в посольстве Китая в Японии, а впоследствии ставший первым по счету премьером Маньчжоу-Го, переправил изгнанного Пу И в японское консульство, откуда в начале 1925 года Пу И выехал в Тяньцзинь, где как простой гражданин жил до конца 1931 года.
18 сентября 1931 года находившаяся в Северо-Восточном Китае (Маньчжурия) после Русско-японской войны японская Квантунская армия начала захват всего Северо-Восточного Китая и к концу 1931 года полностью оккупировала его, чтобы использовать его как источник военных ресурсов для осуществления планов дальнейшего захвата Китая и азиатских стран.
Для легализации своего присутствия Квантунская армия разрешила местным чиновникам (которые в дальнейшем оказались в плену в Хабаровске) создать государство Маньчжоу-Го (в переводе «Маньчжурское государство») и решило поставить во главе маньчжура Пу И. Поскольку Пу И считал своим долгом перед предками возрождение Великой Цинской династии, то отказался от предложенной японцами должности «верховного правителя». После отказа японские генералы Итагаки и Доихара (казненные позже по приговору Токийского военного трибунала в числе семи главных военных преступников) пригрозили, что будут считать его врагом Японии. А это было равнозначно смертному приговору. На условиях восстановления его как императора Пу И согласился в начале марта 1932 года стать во главе Маньчжоу-Го и в 1934 году в третий раз стал императором вплоть до капитуляции Японии в августе 1945 года и исчезновения марионеточного государства Маньчжоу-Го.
19 августа 1945 года в шэньянском аэропорту, откуда японцы хотели без согласия самого Пу И вывезти его в Токио, Пу И был захвачен советским десантом и отправлен в СССР, сначала на два месяца в Читу, а затем на четыре с лишним года в Хабаровск.
Будучи императором Маньчжоу-Го, Пу И не имел никакой реальной власти. Всем заправляли японцы, находившиеся в правительстве Маньчжоу-Го на всех ключевых постах номинально в ранге заместителей, а на самом деле в ранге первых лиц. И самыми главными управляющими в Маньчжоу-Го были командующие Квантунской армией, одновременно исполнявшие должность посла Японии в Маньчжоу-Го.
Вот как описывал положение Пу И Ёсиока Ясунори, назначенный японцами на должность «атташе при императорском доме» Маньчжоу-Го.
Пытаясь вывезти Пу И в Японию, он вместе с ним был захвачен в Шэньяне и попал сначала в Читу, а затем в октябре 1945 года вывезен в Москву и помещен в тюрьму на Лубянке по подозрению в ведении шпионажа против Советского Союза. Умер 30 ноября 1947 года в московской больнице от скоротечной чахотки.
На допросе 4 сентября 1946 года о конкретных обязанностях «атташе при императорском доме» Ёсиока ответил (далее по тексту допроса):
«Моей главной обязанностью было обеспечение связи между императором Маньчжоу-Го и командующими Квантунской армией. 1-го,
11-го и 21-го числа каждого месяца они навещали императора, а я отвечал за связь между ними в остальные дни.
Формально Маньчжоу-Го была независимым государством, но фактическая власть находилась в руках у японцев, а император Маньчжоу-Го был всего лишь марионеткой и не обладал никакой законодательной властью. Законы разрабатывались штабом Квантунской армии и только публиковались от имени Пу И. Командующие Квантунской армией встречались с императором три раза в месяц, доводили до него направление японской политики, цели и намерения японского правительства, а все остальное время я отвечал за связь между императором и командующими. Я познакомился с Пу И в Тяньцзине и заслужил его доверие. Я был назначен к Пу И советником. Пу И сопротивлялся осуществлению всех японских политических установок, но под воздействием моей воспитательной работы проникался японским духом. Пу И очень доверял мне, а я использовал это доверие в интересах Японии».
Когда Пу И захотел подготовить свой собственный охранный отряд, японцы запретили ему делать это. Даже со своим младшим братом Пу Цзе Пу И мог встречаться только с разрешения японцев. По воспоминаниям Пу Цзе, тоже находившегося в СССР, «японские милитаристы мучили боявшегося их Пу И, из-за чего жизнь его была нечеловеческой».
Вот как пишет о Пу И в своих воспоминаниях его племянник Юй Чжань, живший в императорском дворце и вместе с ним оказавшийся в плену в СССР.
«В императорском дворце в Чанчуне Пу И находился как под домашним арестом, ни о какой свободе не могло быть и речи. Не говоря о свободе выбора. В последний период войны на Тихом океане он мог только вслед за японским империализмом потерпеть полный крах. А если говорить прямо, то он не знал, где ему придется умереть!»
«Когда Пу И жил в Тяньцзине, именно японцы специально организовали террористические инциденты, чтобы обманом вытащить его в Северо-Восточный Китай и сделать марионеточным императором, который служил Японии на протяжении 14 лет. И уже после капитуляции они снова обманули Пу И, сказав, что летят в Японию, а на самом деле сдали его Советскому Союзу».
Тем не менее, присутствие Пу И на формальном троне Маньчжоу-Го сдерживало бесчинства японцев, почитавших своих императоров, в частности, императора Хирохито, который считал Пу И равным себе. Находившемуся уже после СССР в китайской тюрьме для военных преступников Пу И китайские власти через несколько лет предъявили обвинение в том, что в годы его пребывания на посту императора Маньчжоу-Го за 14 лет погибло 64 тысячи человек. Но если вникнуть в суть вопроса, то в основном погибшими были партизаны, против которых Квантунская армия регулярно проводила карательные операции и остатки которых перешли в СССР и были преобразованы в 88-ю отдельную стрелковую бригаду Дальневосточного фронта. За пределами Маньчжоу-Го японцы не церемонились с населением. Только в одном Нанкине в конце 1937 года за полтора месяца ими было уничтожено 300 тысяч человек, главным образом гражданского населения.
Вот как в разговоре с Ли Вэньда, редактировавшего автобиографические воспоминания Пу И «Моя первая половина жизни», Пу И описывал свою жизнь до выдачи его Советским Союзом в КНР в 1950 году:
«Всю свою жизнь до сегодняшнего дня я находился в окружении стен. С трех и до девятнадцати лет я был заперт в Запретном городе. Это был первый круг из серых и красных дворцовых стен. Вторая стена была образована японскими посланниками, японскими генконсулами, командующими японской Квантунской армией и начальниками штаба этой армии. Я считал, что эти люди защищают меня, но оказалось, что меня просто окружили стенами императорского дворца Маньчжоу-Го. В этих третьих по счету стенах я служил им 14 лет, в течение которых мои мечты о возрождении Великой Цинской династии превратились в кошмар, и в результате сегодня я оказался за четвертой, советской стеной. И если я не удержусь в окружении этой стены и меня отправят в Китай, то боюсь, что там не будет даже стен, а будет только сход в могилу…».
Советский Союз никогда не считал Пу И фашистом, военным преступником и даже военнопленным. В докладах министра МВД СССР Сергея Круглова Сталину относительно просьб Пу И остаться навсегда в Советском Союзе китайский император называется «интернированным лицом». Успех советского обвинения на Токийском военном трибунале также был обеспечен беспрецедентными восьмидневными показаниями Пу И против военных преступлений Японии. И как ни старалась защита японских военных преступников, ни председатель суда Уэбб, ни главный обвинитель Кинэн, ни судьи от стран антифашистской коалиции, - никто на этом процессе не обвинил Пу И в фашизме и военных преступлениях, в противном случае ему просто не позволили бы быть свидетелем со стороны обвинения. В письме правительству СССР Пу И пишет: «В 1946 году власти Советского Союза разрешили мне отправиться в Токио в качестве свидетеля в суде над японскими военными преступниками, что позволило мне избавиться от чувства ненависти и позора, копившегося на протяжении более десятка лет. И это в еще большей степени вызывает у меня чувство радости и счастья. Все это заслуга Советского Союза. Я очень тронут тем, что Советский Союз спас мою жизнь и позволил мне очиститься психологически. Я не забуду этого».
В Советском Союзе Пу И не знал, что после советского плена в Китайской Народной Республике ему придется провести в тюрьме еще почти 10 лет, а после освобождения в конце 1959 года ему останется жить только семь лет. Но в эти годы он пользовался покровительством до сих пор почитаемого в Китае премьера Госсовета Чжоу Эньлая, был избран членом Постоянного Комитета Народного политического консультативного совета Китая (ПК НПКСК, с 1949 года законодательный и исполнительный орган КНР до сформирования в 1954 году Госсовета (правительства КНР), с ним встречался Мао Цзэдун. И тем не менее уже больной Пу И в годы «культурной революции» снова подвергся гонениям уже со стороны хунвэйбинов.
Историк и писатель Виктор Усов, написавший книгу «Последний император Китая», назвал жизнь Пу И трагической. Писатель и востоковед Георгий Пермяков, бывший в СССР переводчиком Пу И, в своих воспоминаниях «Император Пу И: пять лет вместе» охарактеризовал Пу И как глубоко трагическую фигуру, такую же, как Николай Второй.
В настоящее время интерес в Китае к жизни последнего императора за более чем двухтысячелетнюю историю китайской монархии огромный. В Чанчуньском музее на базе императорского дворца марионеточного государства Маньчжоу-Го создано научное общество по исследованию жизни Пу И, которое каждые два года проводит научные конференции с участием научных кругов Китая и зарубежных стран. Автор этих строк трижды участвовал в этих конференциях и выступал с докладами.
6 мая 2016 года автор был принят в Пекине директором научно-исследовательского института ЦК КПК по изучению истории компартии Китая г-ном Гао Юнчжуном, который, коснувшись жизни Пу И, с гордостью сказал, что в отличие от России Китай не уничтожил последнего императора. Но Советский Союз тоже сохранил ему жизнь. Несмотря на требования гоминьдановского правительства Сталин не выдал Пу И (как в наши дни Путин не выдал Сноудена). Поэтому в своей автобиографии Пу И отметил, что только в Советском Союзе он впервые почувствовал себя в полной безопасности.
Автор считает, что переименование улицы, на которой Пу И находился в 1945-1946 годах, в Императорскую является данью уважения к исторической фигуре Китая, увеличивает количество действительно стоящих достопримечательностей Хабаровска и еще больше привлечет простых туристов и сановных гостей, которые с огромным интересом посещают «Заимку» ради встречи с местом, где находился именно последний император Китая. И поскольку многие высокопоставленные руководящие лица в Китае, взять того же Чжоу Эньлая, считали за честь поддерживать отношения с Пу И, то переименование улицы, как дружественный акт, не вызовет никакой негативной реакции в КНР, даже если бы ее конкретно назвали улицей Императора Пу И.
Г. КОНСТАНТИНОВ.







Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматических сообщений

Подтвердите, что вы не робот*

CAPTCHA

Нет комментариев

27.05.2024 16:59
В Москве представлен проект строительства художественного музея

27.05.2024 15:15
Сделать доступный сервис для записи к врачу поручил Дмитрий Демешин

25.05.2024 09:22
Демешин: Будем вместе укреплять патриотизм в Хабаровском крае

24.05.2024 12:53
Управление Росреестра по Хабаровскому краю напоминает: уничтожение пунктов государственных геодезических сетей является административным правонарушением

24.05.2024 09:07
Сегодня поёт площадь

24.05.2024 08:57
В Хабаровске закончили акарицидную обработку

24.05.2024 08:36
На обновление мастер-планов – две недели

24.05.2024 07:00
Демешин обозначил запрос на справедливость в Хабаровском крае

23.05.2024 12:44
Система видеонаблюдения контролирует проведение ЕГЭ-2024 в Хабаровском крае

23.05.2024 10:52
Александр Сапежников: «Мы должны быть единомышленниками!»

23.05.2024 08:18
COVID-19 «Омикрон» активизировался

22.05.2024 16:02
Исследование ВТБ: 20% школьников отправятся в этом году на отдых в летние лагеря



28.05.2024 00:00
На пути к урожаю: огонь, вода и общественный транспорт
Заиметь огород и заниматься им – не так просто, как многим кажется. Для начала прочитайте слово «огород» в обратную сторону. Ведь любой, кто мечтает о даче, непременно хочет построить дом, разбить сад.

17.05.2024 00:05
Чем привлекательна карьера государственного служащего в Хабаровском крае
«Тихоокеанская звезда» продолжает свою рубрику «Далеко от Москвы», в рамках которой рассказывает о кадровой потребности и зарплатах в разных отраслях экономики Хабаровского края. В прошлом выпуске мы говорили о строительном секторе.