Михаил Спирин - герой полуострова Рыбачий

12.07.2019 | О разном
Михаил Спирин - герой полуострова Рыбачий
Михаил Николаевич Спирин: «Эта гаубица-пушка в годы войны была для меня «боевой подругой»

За плечами ветерана Великой Отечественной войны Михаила Николаевича Спирина почти целый век. С 1942 по 1945 год он воевал на Карельском и 1-м Дальневосточном фронтах. За участие в боях награжден орденом Отечественной войны I степени и медалью «За отвагу».
Не думал, не гадал ветеран, что доживет до столь преклонного возраста. Его ровесников вернулось с войны всего три процента. А сегодня их - единицы. Оглянитесь вокруг - как немного фронтовиков 1923 года рождения.
Михаил Спирин - коренной дальневосточник, родом из старинного амурского села Кумара, которого на карте сегодня нет.
Для таких, как Михаил Спирин, война была началом их жизни. Они ушли на нее неоперившимися, покинув тепло родного гнезда.
В декабре 1941-го он был призван в армию и направлен в поселок Гродеково, в учебный артиллерийский полк. Летом 1942 года из обученных новобранцев был сформирован артдивизион и отправлен в Шую. В строках военных биографий много схожего: похоже передвигались из полка в полк, и похожи перед этими передвижками остановки: передовая, госпиталь.
После специальной подготовки Спирин был направлен топографом в войска береговой обороны Северного флота.
До Мурманска пополнение везли воинским эшелоном. Далее водным транспортом через Кольский залив, Баренцево море - на полуостров Рыбачий.
Полуостров Рыбачий - место не выдуманное. Эта земля находится на Кольском полуострове, в 70 километрах от Мурманска.

Здесь птицы не поют…

О героизме и мужестве защитников Рыбачьего уже в то время на Севере ходили легенды.
Непотопляемым, «гранитным линкором» стал на пути врага этот клочок советской земли. Осенью 41-го егерям 3-й горнострелковой немецкой дивизии «Норвегия» удалось завладеть перешейком и отрезать Рыбачий от материка. Но Малая земля продолжала надёжно закрывать от фашистов желанную для них цель - незамерзающий Кольский залив.
Необходимо отметить, что Кольский полуостров занимал отдельное место в планах немецкого командования. Одной из стратегических задач был захват Мурманска, вместе с его незамерзающими портами, базы Северного флота, с выходом на Кировскую железную дорогу, соединяющую Мурманский порт с остальной страной.
Для достижения этих целей на границе была сосредоточена армия, в которую входили два германских и один финский корпуса, общей численностью свыше 150 000 человек.
Весь полуостров, кажется, вылизан шершавым языком северных ветров - обветрены лбы валунов, стелется по земле карликовая березка с крошечными листиками, спрятались в трещинах лишайники и мхи.
1200 дней и ночей продолжалась оборона Рыбачьего. И до сих пор очевидцы той войны - скалы полуострова - хранят многочисленные свидетельства страшных боев. Земля под ногами усыпана гильзами и осколками снарядов, сохранились укрепления и окопы, каким-то чудом выдолбленные в скалах.
«На полуострове все вросло в землю: землянки, медпункты, гаражи, конюшни, склады - все стало подземным. Можно ехать километр за километром среди расположения войск и не видеть ничего, кроме снега и торчащих из-под него красноватых скал», - писал Константин Симонов, побывавший здесь.
Рыбачий вдохновил Симонова написать знаменитое стихотворение «Сын артиллериста» о том, как корректировщик огня Ленька Петров совершил подвиг - вызвал на себя огонь фашистов.
Должность у командира взвода Михаила Спирина была как у симоновского героя - наблюдатель. И рисковал он своей жизнью каждый день.
Бывший командующий Северным флотом, адмирал А. Г. Головко об этой земле выразился так: «Кто владеет Рыбачьим, тот держит в своих руках Кольский залив. Без Кольского залива Северный флот существовать не может».
С нашей стороны немцам противостояла 14-я армия, занявшая оборону на направлениях на Мурманск и Кандалакшу. С моря она прикрывалась кораблями Северного флота.
- Мы удерживали фронт, хотя у противника было преимущество: немцы занимали сопки, а мы выбивали их снизу, - вспоминает Михаил Николаевич Спирин.
Думаю, что здесь к месту рассказать об артиллерийском полку, в котором служил Спирин. В его состав входили четыре дивизиона с батареями. На вооружении состояли 122-мм пушки с дальностью стрельбы 21 километр и 152-мм гаубицами с дальностью стрельбы 17 километров.
Полк имел 48 орудий. Разведывательный артиллерийский дивизион состоял из четырех батарей: топографической, звуковой, оптической и фотограмметрической разведки.
Восемь батарей дислоцировались на полуостровах Рыбачий и Средний.
Элитные немецкие войска - горные егеря, обученные всем премудростям войны в условиях Заполярья, прекрасно вооруженные и экипированные, вынуждены были перейти к обороне. И сделать это их заставили зеленые, в общем-то, юнцы. К тому времени противником были заняты практически все господствующие высоты на хребте Муста-Тунтури. Вот только спуститься с них они так и не смогли. Надо сказать, что в Заполярье немцы не смогли достичь ни одной поставленной цели. Более того, в районе хребта Муста-Тунтури им удалось продвинуться от советской границы всего на несколько километров.
Полуостров Рыбачий так и вошёл в историю Великой Отечественной войны как единственное место советско-германского фронта, где немцам не удалось пересечь государственную границу СССР.
Немецкий полковник Карл Руеф так описывал военные действия на Муста-Тунтури: «Это было как на страшном суде, и как будто небеса разверзлись… Самым страшным было то, что они, презирая смерть, вообще не реагировали на огонь беспрерывно строчащих наших пулеметных расчетов, которые изрыгали целые снопы огней. Они не прятались, они падали толпами, но позади них уже шли новые шеренги людей… Среди нас была паника. Перед лицом ужасной, превосходящей силы, которая прокатилась по нам, мы потеряли уверенность в своих силах…»
Михаил Спирин был глазами и ушами артиллерии, корректируя огонь батареи с помощью стереотрубы. Он находился на переднем крае в окопе.
Трудно в таких условиях раскрыть секрет расположения противника, обнаружить его огневые точки. Но, как это ни трудно, а разыскивать цели необходимо, чтобы артиллерия могла стрелять не наугад, а точно по правильно выбранным целям.
Ведь основная масса орудий ведет огонь с закрытых огневых позиций, находясь в укрытиях. Люди, которые ведут огонь из орудий, сами не видят цели. Они посылают снаряды в невидимого врага. Но эту цель видел Михаил Спирин на своем наблюдательном пункте, он направлял снаряды точно в цель.
Очень досаждали Спирину немецкие самолеты, летящие столь низко, что он даже кресты и свастику на фюзеляжах мог различить. Они с воем падали вниз. Казалось, что самолет через секунду-другую врежется в землю, но он выходил из пикирования и сбрасывал на батарею бомбы. Потом их место занимали истребители, которые обстреливали ее из пулеметов. Тем временем бомбардировщики делали новый заход. И все повторялось сначала…
Одна из бомб была сброшена на наблюдательный пункт, Михаил Спирин был тяжело ранен в грудь. Ему повезло, он чудом выжил: два месяца пролежал в госпитале в Новосибирске.

Ещё одна война

После излечения его отправили в артиллерийское училище. А 1 июня 1944 года в погонах младшего лейтенанта он был направлен в артбатарею 76-мм пушек 202 стрелкового полка 335 стрелковой дивизии. В это время полк дислоцировался вблизи Находки.
- После начала боевых действий с Японией 10 августа полк передали в состав десантных сил Тихоокеанского флота, - рассказывает ветеран. - Как стало известно позже, полк предназначался для высадки на японские острова. Но в связи с отменой этой операции полк передали в состав 25-й армии 1-го Дальневосточного фронта для разгрома японских войск в Северной Корее.
Батарея лейтенанта Спирина участвовала в боевых действиях по освобождению северокорейских городов Сейсин и Гензан, порты которых являлись для японцев стратегическими. Японцы перебрасывали сюда по кратчайшему пути людские силы и военные грузы в Маньчжурию и к нашим приморским границам.
Поэтому бои здесь шли ожесточённые. Уличные перестрелки завязались за каждый дом, улицу, переулок. Враг засел на чердаках и в подвалах, вёл бой из-за заборов и окон, и выбивать его оттуда винтовочным огнём было сложно. Тогда советские бойцы пустили в ход артиллерию. Особенно опасны были японские снайперы-смертники, которые прицельным огнём точно поражали наших бойцов прямо в голову.
С большими потерями эти города всё-таки освободили от японцев, которые 40 лет держали корейский народ в жестоком рабстве. В этом бою было убито и взято в плен около трёх тысяч японских солдат и офицеров, сбито четыре японских самолёта и уничтожен один бронепоезд, в гавани захвачено 27 транспортных судов и танкеров.
В итоге совместных действий морской пехоты, кораблей и авиации Тихоокеанского флота во второй половине августа Сейсин и Гензан были полностью очищены от противника.
После окончания боевых действий Спирин был направлен для дальнейшей службы на Дальний Восток.
Памятным стал для него 1946 год, когда молодой офицер получил отпуск и прибыл к родным в поселок Тетюхе. Здесь он женился. Очень затруднительно было подготовить торжество в условиях тяжелого послевоенного времени.
В следующем году он вновь получил новое назначение в другую дивизию, которая дислоцировалась вблизи Пхеньяна - столицы КНДР.
В 1948 году Спирин был переведен в минометный полк в Уссурийск. В дальнейшем служил в войсковых частях в приморском поселке Барабаш.
1961 год стал вехой в его карьере. Перспективный офицер М. Н. Спирин был направлен на учебу в Ленинград на годичные Центральные курсы усовершенствования офицерского состава.
После их окончания он вновь вернулся в Приморье и был назначен начальником штаба артполка. Через некоторое время стал командиром полка.
Рубежным годом для него стал 1970 год. После военного конфликта на острове Даманский в пограничных отрядах появились минометные батареи. Михаилу Николаевичу, как опытнейшему артиллерийскому офицеру, предложили должность начальника артиллерии Дальневосточного пограничного округа. Немаловажным стимулом стало и предоставление квартиры в Хабаровске.
С января 1970 года и до конца 1980 года полковник Спирин обучал пограничных артиллеристов…

«Боевая подруга»

… Сегодня Михаил Николаевич Спирин надел парадный китель, ордена и медали и решил проведать пушку в военно-историческом музее Восточного военного округа. Возраст дает знать о себе. Передвигаться без посторонней помощи ветеран не может. С осторожностью, будто это стенки хрупкого сосуда, подвожу его к орудию. Батарея Спирина выбивала врага этой пушкой! Он постоял рядом со своей любимицей. Погладил ее ствол и вздохнул.
- Сто пятьдесят вторая миллиметровая гаубица была лучшей среди советской ствольной артиллерии. Эта пушка внесла огромный вклад в нашу победу, - похвалил он свою «боевую подругу».
Трогают прорывающиеся сквозь газетную и телевизионную текучку сообщения о том, что там-то и такой-то все еще ездит на полуторке военных времен, бережет, холит ее. А другой пятое десятилетие работает на станочке, и хоть устарел этот агрегат, а вот хозяин ему верен.
Неправдоподобно? Но верность дарует чудеса к предметам неодушевленным, не говоря уж про верность к людям.
Да будь на то моя власть, я бы ордена давал тем, кто показал пример такого уважения - для кого пушка стала вершиной мужества.
На веку Михаила Спирина много пришлось испытаний, но до сих пор помнит день окончания войны 9 мая 1945 года. Помнит, как обнимались и целовались с незнакомыми людьми, смеялись и плакали, пели песни, а мыслей не было, кроме одуряющего счастья.
Увы, чем дальше от него минувшее, тем меньше знакомых имен. Тем, кажется, тесней сходятся те, кто в нем был. Сходятся воедино, плечом к плечу, в единую силу. Для него война - это не только история, но и боль утрат и потерь, которые никогда не станут прошлым.
Много раз он слышал волнующую его песню, посвященную североморцам, и всякий раз она снова и снова отзывается в его сердце. Особенно в тяжелые минуты. Знает ее наизусть и мысленно произносит: «Прощайте, скалистые горы. На подвиг Отчизна зовет!»
Не едиными приказами жил солдат в войну. Может быть, поэтому он и был непобедим!
Внуки и правнуки тех, кто родился в двадцать третьем, двадцать четвертом, двадцать пятом, тоже причастны к великой войне. Привязаны к ней невидимой пуповиной.
Мы не замечаем иногда, как они близки нам. То, что они вынесли с войны, не подлежит пересмотру. Ни для нас, ни для них.
У поколения Интернета не в чести громкие слова, но скажут: мы хотели бы быть похожими на своих прадедов.
Сегодня фронтовик не теряет бодрости духа. «Ничто нас в жизни не может вышибить из седла!» - такая уж поговорка у лейтенанта Спирина была.
Мы желаем Михаилу Николаевичу крепкого здоровья и долгих лет жизни!

Александр САВЧЕНКО.
Фото автора.





Комментарии

К этой публикации еще нет комментариев. Зарегистрируйтесь и добавьте первый комментарий!

14.11.2019 09:51
Охотился на лося, а попал в кабана?

14.11.2019 09:47
Прибыли торговых сетей губят экологию?

14.11.2019 09:35
У нас учат ухаживать за лежачими больными

14.11.2019 09:24
Каждому молодому новатору по стартапу

14.11.2019 09:14
На реках начался ледостав



14.11.2019 09:37
Главное - быстро сориентироваться
В рамках повышения уровня межведомственного взаимодействия сотрудники 21-го пожарно-спасательного отряда ФПС ГУ МЧС России по Хабаровскому краю провели пожарно-тактическое учение.

13.11.2019 09:48
«Сад и огород» собрал друзей на юбилей
Известному в Хабаровске дачному клубу «Сад и огород», которым с 2010 года руководит Галина Синицына, исполнилось 20 лет. Со дня основания, в 1999-м, он работает при центре работы с населением «Доверие» (раньше - Дом ветеранов Индустриального района Хабаровска).


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




 
Яндекс.Метрика