В душе он был всегда сапёром

В душе он был всегда сапёром
Александра Грабовского ценят и уважают

15 февраля в России отмечено памятной датой - в этот день мы вспоминаем о россиянах, исполнявших служебный долг за переделами Отечества. Именно тогда в 1989 году завершился вывод советских войск из Афганистана. С тех пор прошло уже много лет, но остались люди, которые помнят те события, а также продолжают и сейчас исполнять свой служебный долг, защищая людей, только уже от чрезвычайных ситуаций.
Заместитель начальника отдела мероприятий гражданской обороны, радиационной, химической, биологической, инженерной и медицинской защиты и первоочередного жизнеобеспечения Главного управления МЧС России по Хабаровскому краю Александр Грабовский один из них.

Помог фильм «Офицеры»

Когда заходишь в кабинет к Александру Тимофеевичу, в глаза бросается большое количество папок и бумаг, лежащих на столе. На стене висят карты Хабаровского края и Дальнего Востока. Перед глазами монитор стационарного компьютера и ноутбук с присоединенным жестким диском.
В углу в рамочке благодарность от губернатора за неоценимый вклад в обеспечение безопасности жителей Хабаровского края. За всеми этими «преградами» мужчина с благородной сединой на висках, цепким взглядом сквозь очки.
Потом Грабовский поворачивает голову, видит тебя и улыбается. Так тепло и уверенно, что сразу понимаешь, он точно ответит на все твои вопросы, никогда не откажет, и ты всегда получишь всю необходимую помощь.
- Александр Тимофеевич, как начался ваш боевой путь?
- Всё началось в 1974 году, мне тогда было всего-то 18 лет. Я поступил в Тюменское высшее военно-инженерное командное училище имени маршала инженерных войск А. И. Прошлякова. А потом 33 года прослужил в Вооруженных силах, ровно столько у меня календарных лет выслуги.
Проехал восемь округов. Побывал во многих самых глухих уголках нашей Родины - Север, Юг СССР… В паре иностранных государств служил, где наши войска стояли, - Афганистан и Чехословакия. Между делом окончил академию в Москве.
А в 1994 году уже попал на Дальний Восток. Закончил служить в штабе Дальневосточного военного округа в должности начальника оперативного отдела инженерного управления. После ухода на пенсию сразу же попал в МЧС России, и вот уже 14 лет я здесь.
- Почему выбрали военную специальность? По примеру кого-то из близких или это ваше личное желание?
- Я как себя помню, всегда хотел офицером быть. Всю жизнь, наверное. Хотя в родне военных не было. Да, отец воевал, но вообще у него гражданская специальность, он бухгалтер. Мать - учитель.
- Наверное, фильм «Офицеры» повлиял?
- Ну и это в том числе. Я в школе тогда учился. Фильм только вышел. Классная руководительница, она литературу преподавала, раньше нас успела посмотреть. На урок пришла и сказала: «Ребята, очень хороший фильм. Обязательно посмотрите. Но мне кажется, что после этого фильма вы все пойдете служить в армию».
Все - ни все, но многие мальчишки из класса действительно решили связать свою жизнь с военной службой. Я же ещё до этого момента в своем решении определился. А этот фильм лишь утвердил меня в правильности выбора.

Ни разу не пожалел о выборе

- Тяжело было поступать?
- Конкурс был приличный: три-четыре человека на место. Тем более это учебное заведение очень авторитетным считалось. Курсант тюменского училища - это очень престижно было. Я, конечно, сначала слабо представлял, как это будет происходить. В газетах тогда летом после школьных экзаменов печатали целые развороты с контактами и адресами военных училищ.
Выбор был богатейший. Именно это название привлекло больше, потому что оно высшее. Многие друзья поступили в Ачинское авиатехническое училище. Оно давало среднее специальное образование, там три года всего учились. То есть они тоже выпускались лейтенантами, но потом могли быть только техниками. Мне этого мало было. Если стремиться, то к звёздам. Я решил окончательно.
- А почему инженерные войска? Почему ни лётчик, ни моряк?
- В инженерных войсках специальностей много разных. А меня с раннего детства к взрывам тянуло. Пока пацаном бегал, что у меня только не горело и не взрывалось. Это уже где-то на подсознании отпечаталось. Поэтому я решил: сапёр, только сапёр.
Так что училище окончил по инженерно-саперной специальности. Потом я уже и техническим взводом командовал, и переправочно-десантной ротой и саперной ротой, техническим батальоном. За 33 года много чего было, но все равно в душе всегда был сапером. Это основа.
- Значит, не ошиблись в выборе специальности?
- Нет! Никогда! За столько лет я ни разу не жалел, что попал именно туда. У нас всегда был порядок в подразделении, мы привыкли сами себя обеспечивать. Это и полевой быт в лагерях, у нас всё было чисто, электричество есть, питание. Бойцы одетые, чистые и с подменным обмундированием. Всегда в этом плане у сапёров все было налажено. Подразделения небольшие, поэтому мы всегда старались обустроить быт насколько это возможно. Ну и, конечно, самостоятельности и ответственности я именно здесь научился.

В Афганистане, в чёрном тюльпане…

- Александр Тимофеевич, а в Афганистан как попали?
- Тогда я был еще молодым лейтенантом. В 1978 году окончил училище и получил распределения в Алма-Ату. Там служил в мотострелковом полку. Весной 1979-го у нас был пробный заход, так сказать. Весь наш полк подняли по тревоге и выдвинули на границу с Афганистаном. Мы там отметились, учения провели и вернулись обратно.
А в декабре всех начали из отпусков и командировок отзывать, комплектовали полк. И перед Новым годом, 27 декабря нас и отправили. Я только за чемоданом домой зайти успел. Погрузились в эшелон, и нам объявили, что войска будут входить в Афганистан. До этого момента еще была надежда, что доедем до границы, и нас опять вернут.
Новый 1980 год встретили в эшелоне на какой-то станции, а 4 января пересекли границу. Прослужил там полтора года, тогда это было самое начало. Но все равно это одно из лучших моих воспоминаний. Там каждый делал своё дело.
Я - сапёр. Основная задача - разминирование, сопровождение колонн, пехоты в рейдах. Я делал своё дело, никто надо мной не стоял, не указывал. Каждый знал свою задачу и её выполнял. Я тогда научился чувствовать ответственность за своё дело.
Если дело поручат, никто не подскажет и не поможет. Учись выполнять полностью. То есть отвечать за то, что тебе поручено. Очень полезно для меня было. Конечно, и потери были (поначалу серьезные), опыта-то никакого. В наших подразделениях они, может быть, не так заметны казались. Мы же не ротой и не взводом работали. У нас обычно группа выходила три-четыре человека с командиром взвода.
До сих пор уверен, что человек чувствует, когда должно случиться несчастье. И подтверждения этому у меня были. Так вот, я этого никогда не чувствовал. Всегда знал, что все будет хорошо. Хотя и сам подрывался на БМП. Но это страшно, так контузия легкая. Немного потрясло - и всё.
- Как семья отнеслась к этому?
- В то время еще никто не знал, как оно. Об этом не писали ничего. У нас был один случай: сослуживец получил героя посмертно. Так в газете «Красная звезда» статья была. Указали все его данные: фамилия, имя, отчество, звание. Описали всю историю, как погиб. Но в конце просто написали: «Он подорвал себя и окружающих его фашистов».
Не было конкретно указано, что Афганистан, даже намеков не было. То есть никто толком ничего не знал. Да и я не распространялся, когда в отпуск ездил. Но ничего, справились. Понятно, что переживали, ждали. Дочка только родилась. Ей полгодика было, когда я уехал. Вернулся, а она уже большая. Долго меня не узнавала. Кроме деда никого не видела из мужчин, поэтому не сразу приняла.

Служба - она везде служба

- А как дальше сложилась ваша служба?
- Служба - она везде служба. После Афганистана покатилась. Сначала Закавказье, потом Чехословакия, Сибирь, Москва, Урал, Дальний Восток. В Закавказье я попал прямой заменой из Афганистана, мой сменщик служил там. Приехал, ему дела передал и на его место. Там тяжело было. Три границы: Армения, Грузия, Турция. Гарнизон в горах, наша дивизия стояла в небольшом городке. Военный городок и всё. Глушь.
В Чехословакии понравилось. У меня рота была 67 человек. Красота, сила. Может, и не самое удачное место, но мне понравилось, куда я попал. Хотя место и называли Чешской Сибирью. Небольшой населенный пункт Либава, окружной полигон. Вдали от больших городов. По тем временам считалось, что в городах служить престижнее.
Но у меня была полностью укомплектованная штатная рота. Проверки сдавал, учения проводил, переправы наводили, разведку проводили. Вывели нас оттуда в Кемерово после «бархатной» революции в Чехии.
Немного до пяти лет не дослужил. Неделю мы ехали эшелоном. На тот момент уже документы в академию сдал. До лета прослужил и поехал экзамены сдавать. Потом три года учился.
Под Свердловском служил командиром батальона. Здесь у меня было в подчинении 12 человек. Режим работы был тяжелый, строили и оборудовали казармы, парк. Все выходные работали. А через год предложили перевестись на Дальний Восток в штаб округа. Когда я пришел посоветоваться, мы сели за стол и стали думать с женой. В итоге решили: «Едем!»
Сначала служил в Хабаровске три года, потом три года на Камчатке, а затем обратно вернулся. Здесь уже и закончил военную службу. Помотало, конечно, и меня, и семью. Я же везде их с собой возил. Дочь 11 или 12 школ сменила, всю жизнь вокруг военные, всегда по гарнизонам. Внучка этого уже не застала. Она родилась, когда я уже дослуживал.
- Почему решили прийти в МЧС России?
- Сослуживцы посоветовали. Они уже были в этой системе. Я же всю жизнь прослужил в инженерных войсках. Здоровье позволяло трудиться, да и сейчас еще позволяет. На пенсию окончательно уходить было рано, поэтому искал работу по душе. Так я стал главным специалистом отдела инженерно-технических мероприятий, это была моя штатная специальность - защитные сооружения. Как раз то, что было нужно, по мне работа. А я работу никогда не боялся.
- Александр Тимофеевич, вы именно тот человек, к которому все хорошо относятся. Тяжело работать с людьми?
- Я привык к этому. Все время на руководящих должностях был, с первого дня. Пришел командиром взвода, потом рота, батальон, часть. Затем уже в управленческое звено перешел. И вот столько лет всё время приходилось с людьми общаться, разговаривать, понимать, искать подходы. Ведь как с ними работать, если нет нормальных служебных отношений? Поэтому для меня это труда не составляет. Как ты к человеку относишься, так и он к тебе будет относиться.
И эти слова каждый раз подтверждали многочисленные звонки на рабочий телефон во время беседы. Нужны были документы, доклады… Александр Тимофеевич извинялся, решал рабочие вопросы и возвращался к диалогу. Несколько раз в кабинет заходили коллеги, советовались. Словом, Грабовского ценят и уважают.
В завершении диалога он вздохнул, улыбнулся и сказал: «В этом году уже 65 исполнится, предельный возраст для государственных служащих. Но не хотят отпускать!..»

Беседовала
Анастасия Котова.
Фото из архива
Александра Грабовского.





26.02.2021 10:03
Вакцинация против клеща продолжается
Вакцинация против клещевого энцефалита продолжается в Хабаровском крае.

26.02.2021 10:00
Готовимся к северному завозу
В Хабаровском крае началась подготовка к «северному завозу».

26.02.2021 09:51
Культурные онлайн-проекты бьют рекорды
В министерстве культуры края подвели итоги реализации национального проекта «Культура» в 2020 году.

26.02.2021 09:50
Вакцинация на предприятиях края
На единственном крупном заводе-производителе лекарственных препаратов Дальнего Востока ОАО «Дальхимфарм» прошла вакцинация сотрудников от COVID-19.

26.02.2021 09:41
Рыбака сняли со льдины
Для оказания помощи в эвакуации человека к месту происшествия вышел спасательный буксир «А-1»



26.02.2021 09:54
Донор - это звучит почётно
Звание «Почетный донор России» получили 23 жителя региона

25.02.2021 09:49
WorldSkills - на 19 площадках
В Хабаровском крае завершился VIII Региональный чемпионат «Молодые профессионалы» (WorldSkills Russia), проходивший на 19 соревновательных плошадках.


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




27.10.2020 13:43
В тени эйфории
1F6A8886.jpg 1F6A9068.jpg
 
Яндекс.Метрика