Наталья Киреева: ДВ гектар. Моя история
Корреспондент «Тихоокеанской звезды» решила получить бесплатный дальневосточный гектар.
НАШ ЭКСКЛЮЗИВ
Эксклюзивные  материалы, отражающие ключевые события края и страны, впервые опубликованные в газете в разные годы. Формат pdf.
Сегодня в Хабаровске
Ветер С, 4-10 м/с t +18 +25°C Восход в 5:05, заход в 20:50 Уровень Амура у г. Хабаровска 93 см

О роли ТОРо в развитии Дальнего Востока

11.07.2014 | Открытая экономика

Павел Минакир: «Концентрированная экономическая деятельность лучше, чем когда она размазана по всей территории»
О роли ТОРо  в развитии Дальнего Востока Новая программа развития Дальнего Востока, кроме инфраструктурных проектов, заложенных в последней апрельской редакции, должна включить второе направление:  создание территорий опережающего социально-экономического развития - ТОРов или ТОСЭРов - по-разному их называют. Считается, что это позволит региону развиться и переломит сегодняшнюю социальную и миграционную ситуацию.

Есть другое мнение. Что только за счёт реализации инвест-проектов изменить социальную и миграционную ситуацию нельзя. Нужны меры социальные, закон об особом статусе Дальнего Востока и так далее. Мы попросили выразить свой взгляд на ситуацию директора Института экономических исследований ДВО РАН академика Павла Минакира.

- Павел Александрович, акцент на инвестиционные проекты, как генеральное направление для закрепления населения на Дальнем Востоке, действительно может изменить ситуацию?

- Посыл в общем верный. Мы 20 лет пишем во всех книжках: нет самостоятельной проблемы закрепления населения на Дальнем Востоке, но есть возможности развития экономики, развития местного рынка. А это - залог прироста населения. Будет для чего ехать  - люди приедут. Или не уедут. Ни один ещё проект не был остановлен нигде из-за того, что негде было найти рабочую силу. В мире нет таких примеров. Нет самостоятельной проблемы отсутствия людей для развития экономики.

Не строят самолёты там, где много местных специалистов. Как не добывают нефть в том месте, где есть готовые нефтяники. Это нефтяники едут работать туда, где есть нефть. Всю жизнь нефтяников возили из Украины в Тюменскую область.

- С посылом понятно. А в частности? Насколько, скажем, идея создания ТОРов совпадает с рекомендациями дальневосточных учёных, изложенных в программном труде «Тихоокеанская Россия 2050»?

- Я не знаю такого мирового термина, как ТОР или ТОСЭР. Что эти территории должны опережать? Развитие остальной прилегающей территории? Нет в Японии или в Китае территорий опережающего развития. Есть свободные экономические зоны. И в Корее, и в Испании, и в Канаде, и в Великобритании - тоже СЭЗ. Термин не так важен. Дело не в том, как это называется, а в том, для чего это делается и как это делается.

Из того, что я слышу от руководства Минвостокразвития, вытекает следующее. Предполагается найти пустырь, обнести его забором, привести туда всю инфраструктуру, дороги, вокзалы, аэропорт, освободить инвесторов на 10 лет от налогов, заставить таможенников быть вежливыми, налоговую, пожарный надзор, санэпидстанцию туда не пускать вообще. Установить минимальные цены на электроэнергию и так далее. То есть создать территорию концентрированной экономической деятельности, некую агломерацию, где собираются разные бизнесы.

В принципе, идея правильная. Бизнесы всегда норовят собраться, потому что рядом друг с другом им легче. Можно сесть на одну трубу, на одну подстанцию, на одну дорогу. Это называется агломерационный эффект или совокупная экономия.

Концентрированная экономическая деятельность лучше, чем когда она размазана по всей территории. Я - за, как теоретик. Дальше я начинаю рассуждать уже не как пространственный экономист, а как экономист микроуровня, как бизнесмен. Существует такое коварное понятие, как масштаб производства. Каждый вид продукции имеет свои минимальные размеры выпуска, при которых удельные затраты и прибыль позволяют бизнесу развиваться и конкурировать с другими бизнесами.

Допустим, я - инвестор и прихожу в Советскогаванскую ТОР. По задумке там должны пароходы делать или ремонтировать. Но я сейчас их ремонтирую в Республике Корея. Тысячу штук в год. А сколько здесь я буду ремонтировать? Рынок один. И от того, что кто-то создал ТОР, количество пароходов, которые надо ремонтировать, или количество заказов на производство танкеров автоматически не увеличивается. Всё расписано. Никто не бросит свою верфь, свой бизнес в Корее. Это не пошивочная мастерская, где можно погрузить две машинки и тюк ткани.
Или я произвожу консервированные помидоры в Китае. Миллион банок. Куда я дену ещё миллион банок, если организую производство в районе Переяславки?

Если вы рассчитываете, что, создав зоны с особыми условиями, вы перетянете рынок за этот забор, это плохая философия.

Что написано в нашей книге «Тихоокеанская Россия 2050»:  чтобы что-то делалось, чтобы шёл какой-то импульс в экономику, необходимо создавать точечные зоны концентрации, но не для овощей и не для выпуска судов или самолётов, а точечные зоны концентрации для гибких высокотехнологичных небольших по мощности производств, ориентированных на новейшие технологии. Причём в первую очередь переработки того ресурса, который есть на Дальнем Востоке. Химической, биологической переработки, разработки специфических технологий. Что не требует гигантских масштабов, гигантских капиталовложений. Самый главный ресурс - технологии. Чтобы они заработали как экономический фактор, для них на начальном этапе должны быть созданы тепличные условия.

- Насколько я поняла авторов идеи ТОРов, речь идёт о выпуске высокотехнологичной продукции, о кооперации с мировыми гигантами, встраивании в мировое распределение труда…

- Новое руководство Минвостокразвития на словах продвигает эту идею. Но что происходит дальше? Дали поручение губернаторам найти эти территории. И всё перевернулось с ног на голову. Губернатору мифические технологии, мелочёвка вроде гибких производств с неопределённым результатом не нужна. Губернатору нужно улучшить положение действующих производств или развить определённые «депрессивные» территории. Есть у нас завод им. Гагарина - хороший завод. Создадим у него под боком ТОР, где будут производить детали для этого самолёта. Есть порты, создадим и там особую территорию.

Происходит переключение на мировоззренческом уровне. Там говорится об идее, здесь об обязательствах реальных чиновников.

Далее. Министр развития Дальнего Востока Александр Галушка заявляет: в результате формирования территорий опережающего развития население региона увеличится на один миллион человек. Что это значит? Что высокие ТОРовские заборы создаются, чтобы там было много рабочих мест. Это значит, что там должно быть не высокотехнологичное, а трудоёмкое производство, как в Китае. Какая может быть высокая доля добавленной стоимости в трудоёмком производстве?

Ни одна из канонических китайских зон не была расположена внутри страны. Только на побережье. Их создавали не для того, чтобы развить территорию, а для того, чтобы привлечь капитал, привлечь технологию и нарастить экспорт страны в целом

- В принципе, идеологи ТОРов ведут речь о том же. О привлечении технологии, наращивании экспорта. С той лишь разницей, что цель - в росте валового продукта, рабочих мест, экономической самодостаточности региона, формировании постоянного населения.

- Разговоры о населении не просто непрофессиональны. Они просто циничны. Надо привести какой-то неубиенный аргумент, который покажет, что всё это нужно… И вот он найден - территория потеряла 26 процентов населения. А за границей-то вон что! Народ, который это читает в Европейской России, сразу ужасается.

Вопрос: а 8 миллионов намного больше, чем 6,5? Да пусть здесь живёт хоть 20 миллионов. Это тоже по сравнению с тем, что по ту сторону границы, - капля в море.

А то, что у нас в европейской части России 110 миллионов человек, их не смущает. Да если за вас всерьёз возьмутся, так никто костей не соберёт со всеми нашими атомными бомбами. Только всерьёз никто не станет об этом рассуждать. Это рассуждения пещерного века. Если из этого исходить, то надо собрать все 140 миллионов россиян и совершить акт коллективного суицида, чтобы не было мучительно больно.

Идея ускоренного развития ДВ - тоже лозунг. Если перевести его на общедоступный язык, получится, что темпы роста производства на Дальнем Востоке должны быть на 5 процентов выше средних по стране. А зачем именно здесь, именно на Дальнем Востоке должно быть 15, а не 10 процентов? А что, недостаточно, если здесь будет 5, а там, где этого легче добиться, будет 15? Мы же одна страна.

- Очевидно, бюджета страны не хватает на то, чтобы обеспечить достойную жизнь повсюду. Так что, дальневосточники должны сами обеспечивать себе достойную жизнь.

- Бюджет территории в две секунды делается бездефицитным. Изменяются нормативы отчислений. Это вообще не вопрос. Есть бюджеты дефицитные от природы. Как, например, бюджет Еврейской автономии. Потому что сумма собираемых там налогов ниже, чем социальные обязательства. Есть бюджеты дефицитные в рамках действующей схемы распределения средств - это Хабаровский край, Приморский край, Якутия, Сахалин.

Дело не в бюджете, а в старой затаённой идее, что у нас денег нет, пусть придёт дядя и всё нам сделает. По этому пути шли и китайцы. И по этому пути идёт весь мир. Идёт борьба за инвестиции. Но деньги приходят только туда и только тогда, где они могут сделать новые деньги, даже решая чьи-то проблемы. А не для того, чтобы решить проблемы какой-то территории.

Единый закон о ТОРах принять - решение странное. Когда в Китае создавали первые шесть свободных зон, было принято шесть пакетов законов для каждой особой экономической зоны. В эти пакеты законов входили отдельные законы о земле, о ценах, о трудовых контрактах, о таможенном регулировании, о валютном регулировании, о банковской деятельности, о взаимодействии администрации зоны с партийными и административными органами на местах.

Для каждой зоны своё, потому что условия разные, производства разные. Будьте добры для каждой зоны и для каждого инвестора. Если у вас на территории есть такая вещь, которая в общий закон не вписывается, инвестору ехать в Москву или просить, чтобы внесли поправку по Советской Гавани?

Отдельный вопрос о финансировании создания этих территорий. Есть информация, что груз этот ляжет на бюджеты субъектов Федерации. На мой взгляд, в законе должно быть прописано, что ТОРы - это ответственность федерального правительства.

На месте председателя правительства я бы посоветовал своему вице-премьеру создать для начала два-три ТОРа - показать всему миру, как мы это можем делать, и посмотреть, что получится: уровень конкурентности, степень технологичности, масштабы производства, рабочие места, уровень доходов, влияние на бюджеты, влияние на инвестиционную ситуацию.

Но при этом всё-таки не забывать изначальную идею - идею точечных технологических концентрированных зон. На основе местных научных разработок - вузовских, академических. Давайте предоставим возможность реализовать наши технологии под Хабаровском или Комсомольском, в Приморье. Создадим пару технопарков, индустриальных парков.

- Допустим, всё будет сделано по уму, каждая территория получит отдельный паспорт, допустим даже, что появятся инвесторы. Но это будут лишь «островки» благополучия. А остальная экономика так и будет прозябать на грани рентабельности, социальные проблемы, которые сегодня накопились на Дальнем Востоке, останутся нерешёнными, жилищный вопрос - тоже, общий уровень жизни не повысится?

- А речь и не идёт о сплошном развитии территории. Когда наши чиновники и аналитики говорят о развитии, они имеют в виду показатели роста. Действительно, без роста развития не бывает. Но рост вовсе не означает автоматическое развитие. Ни экономическое, ни социальное.

Для изменения общей ситуации нужно упорное наращивание емкости внутреннего диверсифицированного рынка в разных сферах за счет поддержки пресловутой частной инициативы, малых производств, сферы услуг и прочего. Нужно создание нормальной, «узнаваемой» по качеству коммунальной инфраструктуры (включая нормальные дороги, аэропорты, вокзалы, скоростные поезда). В современном мире приоритет - вложения в создание комфортного качества жизни. Для меня это естественно и уже давно не является предметом дискуссий, я по этому поводу высказался определенно еще в 2001-2003 годах в форме обоснования концепции создания «эталонных городов» в южной зоне Дальнего Востока. Конечно, в небольшом городе не добиться того, что есть, скажем, в Хабаровске с точки зрения цивилизации. Но жизнь небольшого города, посёлка по комфортности, удобству, устроенности должна быть приемлемой.

Беседовала Раиса ПАЛЕЙ.



Комментарии

К этой публикации еще нет комментариев. Зарегистрируйтесь и добавьте первый комментарий!

30.05.2017 16:35
Менингит ожидается в конце июня
Уже в конце июня в Хабаровском крае прогнозируется рост заболеваний серозно-вирусного менингита.

30.05.2017 16:34
Улицу Запарина перекроют
С 1 июня до 19 июня будет прекращено сквозное движение всех видов транспортных средств по ул. Запарина на участке от ул. Ленина до Уссурийского бульвара в Хабаровске.

30.05.2017 10:34
Детская дорога открылась
Дальневосточная детская железная дорога открыла в Хабаровске свой 59-й сезон.

29.05.2017 10:05
Спросите про безопасный отдых
Управление Роспотребнадзора организует горячую линию для жителей Хабаровского края

29.05.2017 08:17
Для каждого инвестора свой личный кабинет
Первая автоматизированная система поддержки инвестиционных проектов Дальнего Востока заработала в России



23.05.2017 10:04
Дальний Восток стремится стать регионом притяжения для инвесторов
От коллегии Министерства РФ по развитию Дальнего Востока, которая завершилась на прошлой неделе, можно было ожидать бодрых рапортов чиновников с обилием цифр. Ведь подводили итоги работы в 2016 году, а за этот год сделано столько, сколько раньше и за пятилетку не удавалось. Но тональность была изначально задана неожиданно другая. «Было бы сегодня громко сказать, что мы уже добились какого-то перелома в процессах. Он только начинается», - заявил, открывая отчетную коллегию вице-премьер правительства - полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

17.02.2017 10:14
Экспорт Хабаровского края: в Америку - патроны, в Китай - мёд
Предприниматели Хабаровского края небольшими шагами, но методично осваивают внешние рынки, расширя географию поставок. Однако само число экспортёров - порядка 200 предприятий - можно назвать каплей в море бизнеса, счёт которому идёт на десятки тысяч. 
Главным образом, занимаются экспортом крупные компании, связанные с ресурсами. За рубеж идёт уголь, нефтепродукты, древесина, рыба и морепродукты. Причем лес экспортируем сегодня не «кругляк», а продукты глубокой переработки: шпон, пиломатериалы.


Готовы ли вы продолжать трудиться, если бы у вас было достаточно денег для безбедной жизни?




 
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика