Выбор «миссии» - полдела, важно вычислить верный путь

Выбор «миссии» - полдела, важно вычислить верный путь
Павел Минакир: «Курс рубля к стратегии Хабаровского края не имеет никакого отношения»

Стратегия развития Хабаровского края до 2030 года, которую в содружестве с рядом научных, административных и иных институтов разрабатывает Институт экономических исследований ДВО РАН, уже обретает очертания. На днях рабочая группа обсудила структуру этого документа и внесла целый ряд существенных предложений, особенно в плане насыщения его аналитическими материалами.

Параллельно под руководством первого заместителя председателя правительства края по экономическим вопросам Василия Шихалёва активно работает рабочая группа правительства (в неё входят все ключевые министры), которая, со своей стороны, должна вооружить учёных информацией и аналитикой. Даже по первым обсуждениям понятно, что документ должен быть в высшей степени интересным и практическим, совершенно не повторяющим предыдущие «стратегию 2020», программы развития и так далее. Подробностями мы попросили поделиться директора института-разработчика, академика РАН Павла Минакира.

- Павел Александрович, в чём главное отличие нынешней стратегии от всех подобных документов?

- Наверное, главное отличие заключается в том, что это не традиционный социально-экономический план или прогноз, а стратегия, определяющая, в чём состоит миссия Хабаровского края в рамках всей России. Долгие годы мы были «кладовой» страны. Хабаровский край понимался как место, где добывают золото, лес, рыбу, иные природные ресурсы. Потом мы позиционировались как кладовая, но с элементами переработки природных ресурсов. В последнее время мы претендуем на звание индустриального ядра или индустриального форпоста Дальнего Востока. В основном это связано с развитием авиастроения в Комсомольске-на-Амуре и немного с судостроением.

Принципиально в стратегии не только правильно выбрать цель, но грамотно сделать расстановку сил, принять верное решение при равной вероятности событий. Чтобы было понятно, приведу пример из военной практики. Командование седьмого американского флота во время Второй мировой войны должно было принять решение, где «встретить» японский флот. Надо было определить, через какой из двух проливов пойдут японские корабли, чтобы их перехватить. Ошибка была чревата тем, что японский флот выскользнет, и война затянется ещё надолго.

Командующий решил эту задачу математическим способом - методом вычисления вероятностных стратегий. И поставил флот в нужную точку. И всё случилось, как надо. Если бы он начал гадать, мог бы угадать, а мог бы не угадать.

Наша стратегия должна решить примерно ту же задачу - вычислить, каким образом нужно двигаться, чтобы добиться искомого результата, прийти в искомый пункт назначения и сказать, при каком движении мы в нужную точку никогда не придём.

- С военными действиями всё понятно. Но в нашей ситуации, наверное, есть и третья неизвестная, главная - а каков же этот пункт назначения, куда мы должны прийти. И, наверное, у разных групп представление об этом разное. Кому-то надо в Магадан, а кому-то в Сочи. Вы как-то учитываете все эти представления или руководствуетесь собственным, научным?

- Мы, конечно, не таксисты, чтобы просто выполнять пожелания пассажиров о том, куда ехать. У нас есть своя версия, куда ехать, каков наш «пункт назначения». Эта версия согласовывается с правительством. Ехать с ними мы должны в одну сторону. Но поскольку всё будет широко обсуждаться, то версий, куда ехать, будет много. И каждый будет с жаром отстаивать свою точку зрения. Уже сегодня видно, что для одних групп общественности главное то, что другим кажется частностями, и наоборот.

- Вообще хотелось бы как-то конкретизировать, о чём идёт речь. Между чем и чем мы выбираем. Скажем, Урал - по определению, опорный край державы. Краснодарский и Ставропольский края - наша «житница» и «здравница». Алтай - «сыроварня». Кузбас - понятно, угольная область, Тюмень - нефтяная. А Хабаровский край - это что? В чём наша «фишка» или миссия? Может быть, мы - «Территория опережающего социально-экономического развития»?

- Ни один край не может быть чем-то однопрофильным. Край - не производство, не корпорация. Сегодня у нас есть выбор как минимум между «кладовой» и авиационно-судостроительным или в более общем виде - «индустриальным форпостом» России на Дальнем Востоке. Но есть и дополнительный потенциал, который даёт краю возможность выбрать, чем бы он хотел стать. В соответствии с этим представлением формулируются приоритеты развития. Это те крупные блоки задач, которые региону нужно решить для того, чтобы стать тем, чем он хочет стать в смысле миссии.

Наша задача - понять, как это можно сделать, не надеясь на федерального дядю или глобального дядю. Они, конечно, будут помогать. Но главное, что сам регион может сделать, как консолидировать свои возможности. Регион должен представлять, как он может политически обеспечить решение этих задач. Будет в стратегии и прогноз, что получится, если регион хорошо выполнит поставленные себе же задачи. Это не угадывание, что будет, а анализ результата этой большой работы.

- Но, на мой взгляд, мало определиться с профилем территории, насытить её какими-то эффективными производствами. Неплохо бы определиться с тем, что нужно сделать, чтобы здесь формировалось постоянное население, чтобы прекратился отток квалифицированных кадров. Чтобы людям хотелось жить в Хабаровском крае. В этом смысле важны все социальные индикаторы: и занятость, и уровень оплаты труда, и уровень жизни населения. Не поедут к нам на эффективные производства, если с медициной, жильём, бытовым обслуживанием будет неважно. Если дороги будут как стиральная доска. Если во дворах будет лёд и помойка.

- В разрабатываемой стратегии есть раздел 3.2, в котором должна быть изложена нынешняя ситуация, проблемы, вызовы, которые стоят перед регионом и должны быть «расшиты» стратегией. Что у нас с экономическими, социальными и иными показателями. Туда должна, очевидно, попасть информация о том, как мы выполняем указы президента, напрямую связанные с социальными индикаторами. Мы должны выделить, какова тенденция к данному моменту: мы то в «зелёной зоне», то в «жёлтой», то в «красной». Другое дело, что этот материал должен быть представлен не просто в цифрах, а в максимально аналитичном виде. Чтобы он логично переходил в раздел 3.4, то есть «Проблемную ситуацию» - какие интегральные вызовы, проблемы стоят перед краем в целом, а не по отдельным отраслям и муниципальным образованиям. Есть в стратегии и раздел 3.3 «Итоги развития края в 2009-2015 годах», то есть за время действия предыдущей программы развития.

Всё это является базой для другого раздела - «Элементы стратегического планирования. Программа социально-экономического развития Хабаровского края». У нас, как известно, действует 31 программа, на которые идёт 93 процента бюджета Хабаровского края.

- Вы намерены подвергнуть всю эту конструкцию некоей ревизии с точки зрения новой стратегии. Может быть, какие-то программы лишние, каких-то, напротив, не хватает? Может быть надо перераспределить бюджет в рамках имеющихся?

- Согласно техническому заданию, стратегия должна иметь перечень программ, которые должны привести к её реализации. Мы не можем не анализировать действующие.

- Участники рабочей группы долго спорили, должно ли в стратегии быть сравнение с другими регионами, надо ли рассматривать рейтинг Хабаровского края в целом по стране или по Дальнему Востоку отдельно. Казалось бы, пустой спор. Зачем нам эти рейтинги? Но это даёт представление как раз об узких местах, о реальных вызовах, стоящих перед краем. Сравнение Хабаровского края по средней зарплате, уровню безработицы и так далее важно прежде всего для инвестора. Но также важно, чтобы понять, какое настроение у населения: чувствует ли оно, что живёт лучше, чем в Архангельской или Владимирской области, или чувствует, что у нас хуже. Ведь если у нас, скажем, по строительству жилья или по медицинскому обеспечению всё хуже, чем в иных регионах, - это значит, что население будет продолжать утекать, перетекать в центр и юг страны, и все остальные действия, скажем, по наращиванию экономического потенциала, по созданию привлекательного инвестклимата, должного действия не возымеют. Некому будет работать на замечательных новых высокоэффективных инновационных предприятиях.

- Когда мы говорим о проблемах с экономикой, социальной сферой - структурных, системных проблемах, мы сравниваем подобные, чтобы понять, как работаем. В стратегии можно показать проблемы, слабые места Хабаровского края относительно тех тенденций, которые сложились в иных субъектах федерации.

- Ещё один момент, который вызвал бурную дискуссию: должна ли стратегия учитывать развитие муниципальных образований. Этот вопрос особенно отстаивала Ольга Поливаева, проректор Хабаровского института - филиала РАНХ и ГС.

- Всё, что касается муниципальных образований - это важный и полезный материал. Потому что край состоит из реальных муниципальных образований - городов, районов, посёлков. Из этих частных моментов в целом и складывается общая картина происходящего. Но, на мой взгляд, это не должно стать основой стратегии. Это можно сделать в приложении. Мы уже настроились, что к 120 страницам основного документа мы прибавим многостраничное приложение. Но в самом «теле» стратегии должны быть моменты, важные для субъекта федерации в целом.

- Кто, кроме вашего института, будет формулировать «миссию» или «пункт назначения» Хабаровского края?

- Мы привлекаем массу учёных. Будет с нами работать институт Вадима Заусаева, Комсомольский технический университет, РАНХ и ГС, университет экономики и права, Центр предпринимательства, группа заместителя председателя правительства, связанная с инновациями и новой экономикой. Министр здравоохранения Александр Витько нам дал своих представителей помочь по медицине, министерство культуры даёт предложения, все производственные министерства дают свои предложения через министерство экономики. В минфине уже создали группу по ресурсному обеспечению стратегии.

У нас есть уже канва, которую мы согласовали в общих чертах с министерством экономического развития края. Это концептуально-идейная канва. И всё, что мы получаем от министерств, групп, соисполнителей, мы накладываем на эту канву. Окончательное вышивание узора идёт здесь, в Институте экономических исследований ДВО РАН. Времени мало. Поэтому каждую неделю мы созываем рабочую группу, где всё это пытаемся сшить.

- Никто не предложил некую сумасшедшую идею в плане миссии края?

- Сумасшедших идей, к счастью, нет. Это мостки в ад. Реальная жизнь не является революцией. Это эволюция. Формула стратегии проста: завтра должно быть лучше, чем сегодня. А послезавтра - ещё лучше. Наши достижения - то, что мы можем сделать, стоя на плечах предыдущих достижений. Не более, но и не менее. Нельзя выбрасывать старое до основания и строить нечто великое новое. Нельзя действовать вот так по-большевистски. Но нельзя уныло следовать в кильватере ошибок, которые были допущены.

Поэтому нужно чётко понимать, в чём наши достижения, а в чём - ошибки. Взять всё здравое, добавить здравые мысли.

- Кстати, пока вы тут сооружаете стратегию, некий пункт назначения, формулируете миссию края, наши депутаты только что приняли в первом чтении бюджет на 2016 год. И с лёгкой душой урезали расходы на программу поддержки малого и среднего бизнеса, расходы на развитие сельского хозяйства, зато увеличили расходы на развитие внутреннего туризма и лесопереработки. Как это всё сообразуется со стратегическими задачами?

- У нас в стране всё так. Стратегия сама по себе, а план по объектам и проблемам сегодняшний - сам по себе. Это разное отношение к своему будущему. Чаще всего люди не видят перспективу. Они видят только сиюминутную задачу. Над этими сиюминутными решениями довлеют, как всегда, идеологические догмы. Раньше это была догма коммунизма, интернационализма. Сегодня это догма верности каноническому рынку, либеральной финансовой структуре, конкуренции. Исходя из этих догм всё и делается.

Догма сегодняшнего дня: успешная экономика - это экономика с быстро развивающейся обрабатывающей промышленностью. Ни сельское хозяйство, ни малое предпринимательство к обрабатывающей промышленности не относятся. Ну и бог с ними, чего в них деньги вкладывать. А лесопереработка - как раз пример верности идеологии. Это как раз в тренде достижения максимальной добавленной стоимости. Импортозамещение - тоже догма. Но, очевидно, это будет делать Амурская область, где развитое сельское хозяйство, или Приморский край.

Мы считаем приоритетным и стратегическим развитие южного агропромышленного узла. Никто не спорит. До тех пор, пока идея не согласуется с наличными рублями и копейками. А когда рублей хватает либо на то, либо на это.

Плюс вопрос быстрой окупаемости капиталовложений. Нам выгодно поддержать отрасль, которая даёт быструю и хорошую бюджетную отдачу - налоговую и так далее. Соображение наивное и к стратегии не относится. Вложение в самую успешную отрасль ещё не значит, что от этой отрасли будут самые большие поступления.

- А вот интересно, в стратегии курс рубля к доллару как-то учитывается? Вы исходите из нынешнего или возможно более высокого или низкого? Мировая конъюнктура на наши главные сырьевые товары учитывается?

- Курс рубля к стратегии Хабаровского края не имеет никакого отношения. Он имеет отношение к общей стратегии страны. В региональных стратегиях по определению речь идёт лишь о тех ресурсах, которыми располагает сам субъект федерации. Эти ресурсы с курсом валюты коррелируют очень слабо.

- Но ведь никто не ожидал, что наши мясопереработчики в силу изменившегося курса станут одними из ведущих экспортёров Хабаровского края. У них всю продукцию с руками и ногами забирают наши китайские друзья. Потому что при нынешнем курсе рубля к доллару и юаню это получается дёшево. Если курс продержится на сегодняшних отметках или станет ещё выше, мясопереработчики могут реально увеличить объёмы и экспорт Хабаровского края. Возможно, найдётся ещё какая-то отрасль, которая в силу рухнувшего рубля резко увеличит объёмы и станет одним из драйверов роста экономики края.

- Валюта - слишком лабильна, слишком непредсказуема. Такое гадание - это уже не стратегия. Она должна базироваться на более основательных и предсказуемых вещах.

На основании курса, конъюнктуры рынка можно определить траекторию движения отдельных отраслей, комплексов и так далее. Какова будет структура, если изменится распределение ресурсов, потому что катастрофическая девальвация - это и есть изменение структуры ресурсов - инвестиционных и рынков.

- А ускоренное развитие Дальнего Востока - как приоритет национальной политики, в стратегии как-то учитывается?

- Это, как и указы президента, императив. То есть данность, не подлежащая обсуждению. Мы будем исходить из задачи ускоренного развития ДФО.

- Каковы сроки?

- Сроки просто катастрофически сжатые. В течение месяца документ должен быть готов. Далее экспертное заключение будут делать общественные организации.

Автор: Беседовала Раиса ПАЛЕЙ.




28.05.2020 15:37
Определены победители регионального этапа конкурса «Вместе в цифровое будущее»

28.05.2020 11:44
В Хабаровском крае от заболевания, вызванного COVID-19 суммарно излечилось 803 человека, в том числе 44 за истекшие сутки

28.05.2020 09:35
Материальную помощь продлили
В Хабаровском крае продлен период обращения за единовременной материальной помощью в размере 6000 рублей.

28.05.2020 09:34
Определены объёмы вылова горбуши
Определили сроки начала и завершения летней путины в Амуре и Амурском лимане

28.05.2020 09:31
Мусор пойдет в дело, но не весь
В Хабаровском крае намерены выполнить федеральный показатель по переработке отходов.



28.05.2020 09:27
Хабаровский район в разрезе депутатских наблюдений
Проведение дней Законодательной думы Хабаровского края в муниципальных образованиях и городских округах становится хорошей традицией.

28.05.2020 09:17
Прежде чем отправиться в поход
С начала года в Главном управлении МЧС России по Хабаровскому краю было зарегистрировано 28 туристических групп общей численностью 414 человек. Происшествий с ними не произошло.


Как бы вы оценили материальное положение вашей семьи?




 
Яндекс.Метрика