Дорога жизни открыта, но какая будет жизнь

27.09.2013 | Всех касается | 5м. 50 c. | 65
Дорога жизни открыта, но какая будет жизнь
Богдан Мусянович (второй слева) считает, что на таких ребятах, как Максим Скопин, Виктор Чернышов и Виталий Шайдуров, земля держится
Дорога жизни открыта, но какая будет жизнь
На отсыпку десяти километров дороги ушло более 80 тысяч кубометров грунта

С трассы Хабаровск - Комсомольск-на-Амуре было снято ограничение на проезд в ночное время. Дорога, битва за которую продолжалась целый месяц, полностью готова к эксплуатации.

На самом деле ездить по ней как раньше, когда путь от краевой столицы до города юности составлял примерно 5 - 6 часов, еще нельзя. Оно и понятно: несколько участков трассы, общая протяженность которых десять километров, отбивали у воды круглосуточно. Засыпали скальным грунтом, гравием, песком прямо поверх воды.

Ровнять бульдозерами, убирать огромные каменные валуны начинают только сейчас. Навести здесь хотя бы относительный порядок обещают к зиме.

Сейчас шесть участков, как после бомбежки. Отправляться в такой путь без «запаски» - непростительная оплошлость. Понимать это начинаешь уже за Князе-Волконским: несколько водителей, кому не повезло без ущерба миновать бывший под водой участок перед поселком, меняют колеса.

Проверка на дороге

Если честно, то дорога на Комсомольск-на-Амуре и до наводнения была далека от нормальной. Ее периодически латают. На этот раз так сошлось, что плановые ремонтные работы на тех участках, которые не были во власти воды, начались именно сейчас. Асфальт вырезан кусками на протяжении всего пути от Елабуги по Челнов. Так что ехать здесь можно не более 50 километров в час. Дальше начинаются те самые участки, из-за затопления которых дорога была закрыта. Здесь движение замедляется до 20-30 километров в час. Но, чтобы так по-черепашьи проехать, нужно еще дождаться своей очереди.

Перед участком вдоль озера Гасси пробка из 30 автомобилей. Такая же скопилась с другой стороны, возле поворота на поселок Дубовый Мыс. На участке, который уходил под воду и где была организована понтонная переправа, все еще продолжают насыпать гравий, работает грейдер. Поэтому движение здесь пока по одной полосе. Машины пропускают по очереди: колонну в одну сторону, потому в другую. Мы простояли в пробке больше часа, и это сущие пустяки по сравнению с тем, что здесь творилось еще неделю назад, когда очереди на понтон люди ждали по трое суток.

По распоряжению губернатора края ответственным за спасение Комсомольской трассы был назначен заместитель министра промышленности и транспорта Хабаровского края Богдан Мусянович. Штаб, где принимались решения о дальнейших действиях, планировались работы и откуда в круглосуточном режиме информация передавалась в краевую комиссию по чрезвычайным ситуациям, расположился в леске, неподалеку от того места, где топило больше всего.

Вчера в палаточном городке, где помимо Богдана Михайловича осталось еще несколько солдат и офицеров, был небольшой праздник.

- Сейчас в последний раз затопим баньку, а завтра домой, - говорит Мусянович. - Сегодня  ровно месяц, как мы здесь находимся. Спасатели, врачи, полиция уже уехали, им тут делать больше нечего. Дальше дело за подрядными организациями, которые должны подготовить дорогу к зиме.

Все последний месяц дорожными работами здесь занимались восемь компаний. Всего более двухсот человек и почти 150 единиц техники. Работали практически без отдыха, круглые сутки. Насколько опасны были условия работы, показала трагедия с военным грузовиком, который в начале сентября соскользнул с затопленного участка трассы и ушел под воду, погиб солдат.

По словам  Богдана Михайловича, он пытался выпрыгнуть, но зацепился одеждой за ручку двери. Кстати, все, кто был свидетелями этого происшествия, утверждают, что командир, который повел за собой колонну грузовиков по затопленной дороге, в случившемся не виноват. Он получил команду от своего руководства прибыть в Комсомольск в строго обозначенное время. Если бы машины дожидались прихода понтона, они потеряли бы как минимум час. Прежде, чем вести колонну, капитан проехал по воде сам, вернулся и только тогда дал команду остальным водителям. По этому факту в военном следственном комитете Восточного военного округа возбудили уголовное дело.

- Мне много пришлось в жизни повидать, но условия, в которых здесь пришлось работать, ни с чем не сравнимы. Гражданские строители потеряли здесь пять грузовиков, они опрокидывались в воду, теперь на их починку нужны большие деньги, - рассказывает Мусянович. - Можете себе представить, что нам не хватало стальных автомобильных тросов, которые рвались от постоянной нагрузки, когда приходилось вытаскивать застрявшие машины.

Самое напряженное время было, когда люди возвращались из Приморья к началу учебного года. Столпотворение машин, проливной дождь, шквалистый ветер. А вода прибывает на глазах. Автомобили по трое суток застревали в пробке, потом проваливались в ямы на затопленной дороге. Приходилось прерывать дорожные работы, вытаскивать их.

- Всякое было, - вспоминает Богдан Михайлович, - однажды водитель на легковушке перекрыл движение большегрузам с продуктами, у которых был приоритет на проезд. Народ срывал злость. Но большинство людей относились к ситуации с пониманием. Даже женщины наравне с мужчинами выходили толкать застрявшие машины. Пока здесь не было полевой кухни, люди делились водой, едой, поддерживали друг друга, как могли. Спасатели, полицейские, военные не делили функции, никто не разбирался, кто и что должен делать. Например, солдаты автомобильного взвода воинской части № 30763 в отведенное для отдыха время на плавающем бронетранспортере перевозили скот из села Арсеньева на сухие пастбища. Люди просили о помощи - как откажешь.

Рядовые Максим Скопин и Виталий Шадуров признаются, что спать за сутки удавалось всего три - четыре часа, но они не жалуются, говорят, что испытание, которое им пришлось пройти, помогло многое о себе понять. Их командир - лейтенант Виктор Чернышов - родом из Амурской области. Дом родителей чудом не затопило, вода пришла только в огород. Но пострадали соседи, знакомые. Помогая другим, парень представлял, что кто-то так же помогает его землякам.

В списке людей, которые, по мнению Мусяновича, за проявленное мужество по спасению дороги достойны поощрения, почти двести фамилий. Здесь и водители грузовиков, повара, сварщики, бульдозеристы, солдаты и полковники, спасатели и полицейские. Есть один волонтер - Леонид Банк. Узнав о том, что происходит на дороге, он взял отпуск и приехал помогать. Леонид Федорович - человек бывалый, охотник, рыбак, школу выживания в экстремальных условиях он, судя по тому, насколько грамотными оказались его советы и дельной помощь, он окончил с золотой медалью.

За месяц по трассе прошло более пяти тысяч машин. На отсыпку десяти километров дороги ушло более 80 тысяч кубометров грунта. В некоторых местах ее подняли на полтора метра. Сейчас восстановительными работами здесь занимаются компании «Трансбетон», «Амурэнергорессурс» и «Аркаим».

Навести здесь порядок окончательно, так, чтобы путь на Комсомольск можно было называть гордым словом «трасса», удастся не раньше, чем через два года. Вначале необходимо создать проект, получить положительное заключение госэкспертизы и самое главное  - нужны деньги. На реконструкцию этой дороги, по предварительным подсчетам, требуется примерно 7 миллиардов рублей.

Похороны на бронетранспортёре

Вереница машин, направляющихся в Хабаровск, дожидается своей очереди возле поворота на село Дубовый Мыс. В прошлую свою поездку возле Маяка познакомилась с семьей, которые на своем микроавтобусе пытались провезти сюда вещи для пострадавших родственников. По затопленному пути их не пустили, ждать очередь на понтон они не могли. Тогда глава семейства, взвалив на плечи тяжелые тюки с одеждой, подушками, постельным бельем, решил идти по затопленной дороге пешком. Это четыре километра почти по пояс в воде, потом еще столько же до поселка. Глядя на то, как уверенно мужчина ступает на опасную трассу, я ничуть не сомневалась в том, что он благополучно доберется до родни и донесет им свой ценный груз.

Вообще в дни наводнения люди совершали много таких поступков, на которые в обычное время вряд ли решились бы. Например, председатель Совета депутатов сельского поселения Дубовый Мыс Татьяна Бисик организовала доставку продуктов в село по воде на обычных моторных лодках.

- Говорят, что машины с продуктами для Комсомольска пропускали на понтон вне очереди, - говорит Татьяна Владимировна. - Может быть. Но наших грузовиков с крупами, молоком, яйцами, маслом это не касалось. О фруктах и овощах мы даже не думали. Они стояли в общей очереди, а в магазинах было шаром покати.

Тогда Татьяна Владимировна договорилась с местными мужиками, вместе с ними на пяти лодках они по Гасси добрались до понтонной переправы, забрали из машин продукты и доставили их в село. Привезли почти 4 тонны. Каково это плыть в перегруженной лодке в шторм под проливным дождем, женщина даже вспоминать не хочет.

От наводнения в Дубовом Мысе пострадали 128 квартир, где жили 612 человек. При критическом уровне в 450 сантиметров вода поднялась до 598 сантиметров. Сейчас вода уходит плохо. Даже попытки людей откачать ее из подвалов пока ни к чему не приводят. Через сутки вода возвращается. И не просто вода, а настоящая зловонная жижа, которая стекала в подвалы домов из уличных туалетов, приносила с собой трупы кошек, собак и крыс. Были слухи, что и кладбище в Дубовом Мысе размыло. Оказалось - не правда. В море превратилась ведущая к погосту дорога. За время наводнения в селе умерло четыре человека. Погибла в родах молодая женщина, которую вначале повезли в больницу Троицкого, оттуда в Хабаровск, но так и не довезли. В день ее похорон скончался и новорожденный ребенок. Хоронить людей помогали спасатели. Катафалком был плавающий бронетранспортер, который доставлял покойных и людей на погост.

- Уже сегодня понятно, что 60 квартир стали не пригодными для жилья, - говорит глава села Татьяна Красильникова. - Еще в 35 домах воды было выше метра. Можно ли там будет жить - большой вопрос. Делать какие-то выводы мы не вправе. Ждем комиссию из Хабаровска. Уже неделю обещают приехать, но так и не едут. Люди волнуются. Их понять можно: нужна определенность, будут их переселять или нет. В некоторых домах вода уже ушла, но хозяева не убираются. Сказали, что до  обследования комиссии ничего делать нельзя. Если бы люди уже получили какое-то решение, то, глядишь, кто-то бы уже начал ремонт, может, до зимы успели бы дом просушить.

Те, кто, как Евгения Соломатова, уже никогда не смогут вернуться в свое жилище, тоже пока не знают, где будут зимовать и как в дальнейшем решится их жилищный вопрос. Дом Евгении Михайловны, который они с мужем купили несколько лет назад, перебравшись с Камчатки, вначале затопило по крышу. Потом, когда на Амуре начался шторм и сильный ветер, вода унесла баню, летнюю кухню, на чердаке которой были спрятаны все ценные вещи и стройматериалы для ремонта дома. Уплыла по реке стайка, где держали скотину. Штормом расколотило в доме окна и двери. Теперь на ее участке только остов дома и тополь. Обо всем этом женщине по телефону рассказывают соседи. Сама Евгения Михайловна с мужем уже месяц живут в эвакуационном пункте в селе Троицкое. Мечтают получить обещанные государством деньги и купить дом там же, в Дубовом Мысе. Жить здесь им нравится, менять место жительства не хотелось бы. Хотя проблем в селе хватает. Например, каждую неделю по два-три дня отсутствует электричество. Дело в том, что компания, которой принадлежит
ЛЭП, питающая Дубовый Мыс, находится в Комсомольске. А это больше 200 километров. Ветра близ озера Гасси и Амура - дело привычное, а линии электропередачи старые. Чуть дунуло - сидят без света. Ремонтом занимается МУП «Северные сети», но специальная машина одна на весь Нанайский район. Этой проблеме, вы не поверите, уже пятнадцать лет! Куда только ни писали, кого только ни просили разобраться - тщетно. Люди продолжают жить как в 90-х и, тем не менее, уезжать не хотят. Кто хотел - давно уже уехал. Остались настоящие патриоты.

Татьяне Красильниковой будущее села видится смутно. В зону затопления попало почти треть домов. Оградить его дамбами слишком дорого, проще людей переселить. Но если такое решение не примут, люди, скорее всего, разъедутся сами.

- Из-за паводка без крыши над головой осталось семь учителей, - сетует Татьяна Владимировна. - Здесь никакого жилья мы им предоставить не можем, так что, по всей видимости, они уедут. Молодые учителя к нам не едут, значит, придется закрывать школу. Люди, у которых есть дети, разъедутся сами.

Президент приезжал два раза, а комиссия всё не доедет

В селе Троицкое разместился пункт временного проживания, который был доставлен сюда из Москвы из личного резерва главы МЧС России. Это 32 палатки, где есть кровати, столы, стулья, шкафы для белья, туалеты и умывальники.
Отапливаются они при помощи воздушных пушек. Сейчас тепло, но, когда выпадет снег и начнутся морозы, такой обогрев не поможет.

С начала наводнения в лагере побывали почти двести человек. Многие потом нашли пристанище у родных, кто-то вернулся в свое жилище. Осталось восемьдесят человек, которым идти некуда.

Нина Сергеевна Соболевская из села Славянка вместе с мужем Виталием Станиславовичем прожили на крыше затопленного дома почти две недели. При хорошем раскладе они могли переехать к единственному сыну, но его жилье вода тоже не пощадила. Оба дома стояли в трех метрах от Амура.

Молодые с детьми переехали в эвакуационный пункт, а старики решили остаться.

- Да это муж уперся, - говорит Нина Сергеевна, - у нас там две собаки и две кошки, как говорит, я их оставлю. Тем более, все ценное имущество мы успели спрятать на чердаке. Да дело даже не в этом. Мы с ним всю жизнь здесь прожили, в апреле будем праздновать золотую свадьбу. Сын наш здесь первые шаги сделал, внуки выросли. Эту память невозможно оставить.

Еду и воду им привозили на лодках спасатели, иногда у сына получалось добраться до родителей. Но неделю назад спасатели и военные уехали, увезли с собой катера и лодки. И люди как осиротели: даже добираться до затопленного района стало не на чем. Нина Сергеевна решила уехать, уговорить мужа не получилось.

Вот уже неделю родные не знают, как он там. Пользоваться сотовым телефоном семидесятилетний старик так и не научился. Найти лодку, чтобы съездить к нему, тоже не удается.

- Как он там, ума не приложу, - плачет женщина. - Здоровье уже не то, чтобы среди воды месяцами сидеть. Что дальше будет, тоже не ясно, никакого жилья нам пока не обещают.

Соседнюю кровать в палатке занимает ее невестка. Вместе не спят по ночам, все гадают, как дальше жить будут.

У Екатерины Васильевны Носовой похожая ситуация. Когда дом затопило, несколько дней пожила у знакомых, потом неудобно стало их стеснять. Перебралась в эвакуационный пункт, поближе к сыну, который здесь уже почти месяц. Нина Васильевна говорит, что ничего конкретного относительно жилья им пока не предлагают.

- Дают путевки в санаторий, - рассказывает она. - Но как я могу туда поехать, если не знаю, куда буду возвращаться. Даже деньги за утрату имущества нам еще не стали выплачивать, а ведь там, куда нас поселят, наверное, придется мебель покупать, другие вещи, ведь ничего не осталось.

И такие настроения в пункте, где живут в основном старики и семьи с детьми, обуревают всех. Люди впадают в уныние, ощущение, что разговариваешь с обреченными, аж сердце заходится.

Единственное, что могут предложить им сегодня власти района - это расселение в брошенные бараки, которые сейчас в ускоренном темпе ремонтируются. В Троицком под расселение планируется два здания, где раньше находились училище и общежитие. Восемь лет назад их признали аварийными. Теперь вот спешно вставляют окна, клеят обои, красят двери. Каково будет зимовать в этом ветхом жилье, люди догадываются. И никто не уверен, что оно не станет для них постоянным. Чиновники из районной администрации ничего конкретного относительно сертификатов на покупку жилья, о которых говорил президент страны, не говорят. Скептически пожимают плечами, мол, когда это будет и будет ли вообще - не известно, берите пока то, что дают.

В самом Троицком в зоне затопления 60 домов, в 26 из них вода была больше метра.  Наводнения здесь было два. Первое, когда начала подниматься вода в Амуре, второе - после сильного дождя, когда отказалась работать ливневка. Поэтому списки пострадавших глава села Сергей Нургутдинов уточняет до сих пор.

Переселять в другое жилье придется примерно 20 семей. Куда и когда, пока не понятно. Так же, как и в Дубовом Мысе, здесь уже много дней ждут краевую комиссию по оценке ущерба.  

- В ее состав входят специалисты Гражданпроекта, - говорит Сергей Михайлович, - они должны оценить, пригодно ли жилье для дальнейшей эксплуатации или нет. Неужели таких специалистов у нас в крае так мало, что они никак не найдут время до нас добраться? Во время наводнения даже Владимир Путин к нам два раза прилетал.

Еще неделя - и начнутся заморозки. Значит, воду нужно откачивать немедленно. Для этого все есть: насосы,  закуплены тепловые пушки. Но трогать дома нельзя до приезда комиссии.

Оксана Омельчук.
Фото Вячеслава РЕУТОВА.
Хабаровск - Дубовый Мыс - Троицкое - Хабаровск.

Фото по теме

На отсыпку десяти километров дороги ушло более 80 тысяч кубометров грунта






Написать комментарий
Написание комментария требует предварительной регистрации на сайте

У меня уже есть регистрация на toz.su

Ваш E-mail или логин:


Либо войти с помощью:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Я новый пользователь

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Адрес e-mail:*


Имя:


Пароль:*


Фамилия:


Подтверждение пароля:*


Защита от автоматической регистрации

Введите слово на картинке*

Нет комментариев

27.06.2022 18:10
ВТБ рефинансирует ипотеку под 10,5%

27.06.2022 07:50
Село Джари и Верхнебуреинский район отмечают юбилейные даты со дня основания

25.06.2022 17:03
Михаил Дегтярев заложил новую традицию для лучших студентов-выпускников

25.06.2022 09:42
ВТБ: спрос на товары для туризма в России вырос на 20%

24.06.2022 10:29
ВТБ: выдачи ипотеки на новостройки во втором полугодии могут вырасти на треть
Новые условия ипотеки с господдержкой могут привести к удвоению среднемесячных выдач жилищных кредитов на новостройки в ближайшие несколько месяцев



21.06.2022 10:11
Что сказал Владимир Путин на петербургском форуме
Президент Владимир Путин выступил на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) с предложениями по поддержке бизнеса и экономики, которые столкнулись со сложностями из-за санкций и борьбы с последствиями пандемии.

14.06.2022 10:08
Михаил Дегтярёв: «Хабаровск - восточная столица России»
Михаил Дегтярев рассказал в интервью агентству ТАСС о совершенном на него покушении


На какой резине ваш автомобиль ездит сейчас?

  1. На летней - 100%
     
  2. На всесезонке - 0%
     
  3. На зимней - 0%
     
  4. У меня нет автомобиля - 0%